16 +  RSS  Письмо редактору
13:32, 04 июля 2014

Начало Первой мировой войны положила всеобщая мобилизация в России, считают некоторые историки


Городской музей Бердска хранит сведения некоторых участников Первой мировой.

13-книжка

Статистика умалчивает о том, сколько мужчин было призвано на фронты Первой мировой войны из села Бердского и сколько их там погибло. Одно понятно, беда коснулась почти каждого двора: мобилизация на ту войну была всеобщей, чего в Российской империи не случалось уже сто лет.

Кстати, именно объявление в России всеобщей мобилизации некоторые западные историки склонны считать причиной начала Первой мировой войны. Мол, и после убийства в Сараево сербским националистом Гаврилой Принципом наследника австро-венгерского престола с его женой, и после предъявления Австро-Венгрией ультиматума Сербии конфликт мог оставаться локальным, если бы не всеобщая мобилизация в России, которую Германия расценила как прямую угрозу себе – и первой объявила войну России.

Впрочем, все гипотезы указывают, как правило, не на причины, а на поводы вроде выстрела в Сараево или той же пресловутой мобилизации. Что же касается подлинных причин начала войн, то до них зачастую невозможно докопаться. Просто складывается впечатление, что какие-то глубинные противоречия между государствами подспудно зреют и зреют, пока этот гигантский нарыв не лопается. И тогда противоречия, которые в иные времена спокойно решались дипломатическим путём, на сей раз кажется возможным решить только путём военным. Все интересы стран — национальные, экономические, политические — переплетаются в некий Гордиев узел, который невозможно развязать. Только разрубить! А виновников, как правило, находят уже после войны: кто проиграл, тот и виноват.

Так, виновниками развязывания первой мировой войны страны-победительницы официально провозгласили монархов проигравших царств и империй: Австро-Венгрии, Германии, Турции и Болгарии. И что же? Император Австро-Венгрии Франц-Иосиф и турецкий султан Махмед умерли незадолго до окончания этой мировой бойни. Германский император Вильгельм II и болгарский царь Фердинанд отреклись от своих престолов и спокойно дожили до преклонного возраста: первый скончался в 1941 году, второй дожил аж до 1948 года. Мемуары оба писали, искали «истинных» виновников и «истинные» причины Первой мировой войны – и, представьте себе, находили. До преклонного возраста дожили и их министры – никто из них к ответу привлечён не был.

 

Был ранен, но остался жив

А надо бы найти, кому отвечать – за всех увечных, за всех погибших. Есть свой счёт к поджигателям войны и у наших земляков.

В фондах городского историко-художественного музея сохранились сведения о некоторых инвалидах Первой мировой.

13-лейб-гвардейцыВот, например, «Книжка снабжения протезами увечного воинского чина», принадлежавшая бердчанину Андрею Ивановскому. Сама книжка представляет собой типовой бланк на шести листах. Внутри – правила хранения книжки, правила обращения с протезами, правила вызова в приют для инвалидов… Свою правую руку 20-летний Андрей Ивановский, сообщают записи, потерял в бою под румынским городом Черновцы 10 мая 1916 года.

Ещё один инвалид — бердчанин Семён Лоскутов. В музее хранится его записная книжка с личными записями. Это не подробный дневник, а, скорее, отрывочные путевые заметки. Так, на первой странице сообщается, что наш земляк – простой крестьянин, никаких льгот не имевший и никаких отсрочек от воинской службы не получивший. Его родной брат Фёдор Киприянович тоже попал в действующую армию – служил в перевязочном отряде 18-й армейской дивизии 14-го армейского корпуса.

Вот некоторые записи Семёна:

Доехали на лошадях до Кривощёкова и по железной дороге до Ново-Николаевска. В Ново-Николаевске шлялись и ничего не делали. Попали на позиции в окопы. Стояли в окопах до 12 часов ночи. Утром ушли на отдых в резерв и работали…

В восемь часов утра выехали из Гродно. В 11 часов дня Белосток. В 6 часов высадка и отдых в городе Хотин. С утра прошли 20 вёрст…

О самой войне, о боях – только намёками или очень кратко:

Делали блиндаж. В 5 часов вечера пошли наступать. В два часа утра отступали. Этой ночью под крепостью Ивангород было спокойно, смирно…

На последующих листах записной книжки – полный список всех солдат 1-й роты 4-го взвода. Семнадцать фамилий однополчан Семёна Лоскутова, бок о бок деливших с ним тяготы фронтовой службы: Арсентий Быков, Марк Биокон, Леонтий Шайдуров, Владимир Осадчий… Некоторые имена и фамилии вычеркнуты из списка – погибли боевые товарищи, значит.

А в перерывах между боями Семён Лоскутов умудрялся изучать армейский устав и науку субординации. Вот, например, запись, дающая представление о структуре Русской императорской армии: «Войска делятся на армии и отряды. Армия делится на два корпуса, корпус на две дивизии, дивизия на две бригады, бригада на четыре полка»… «Обер-офицерские различия. Прапорщик – 1 звезда. Подпоручик – 2 звезды. Поручик – 3 звезды. Штабс-капитан – четыре звезды. Капитан – без звёзд». Достаточно подробно всё расписано, чтобы, не приведи господь, не перепутать и не схлопотать по физиономии от их высокоблагородий.

А вот и последняя запись:

Город Льгов, лазарет.

О характере ранения на страницах записной книжки – ни единого слова. Однако знаю точно: солдат Степан Лоскутов, хоть и был изувеченным, но всё-таки вернулся домой живым и привёз с собой эту записную книжку.

Фото из архива городского музея

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru