16 +  RSS  Письмо редактору
13:45, 04 июля 2014

Есть такое призвание: бомж


Ещё сравнительно недавно работу и крышу над головой государство предоставляло бомжам едва ли не насильно. 13-свалка

Сегодня по Бердску бродят 30-40 бомжей. Плюс обширная колония на городской свалке. С кем из них ни заговори, каждый сетует на роковое стечение обстоятельств и клятвенно заверяет: появись у него работа да крыша над головой, стал бы он совершенно иным человеком.

Передо мной приговор из архива Бердского городского суда, датированный февралём 1972 года. Его главный и единственный фигурант – 30-летний Владимир Пульной, уроженец Луганской области. Несмотря на свою молодость, бродяга с солидным стажем. Три судимости, и все — за бродяжничество (была в те времена такая уголовная статья). В последний раз освободился в июле 1970 года, при помощи милиции (!) устроился на работу в трест «Химнефтестрой», поселился в общежитии. Но через пару месяцев махнул через всю страну, остановившись лишь в городе Черепаново Новосибирской области.

Страсть к перемене мест обуяла его настолько внезапно, что родной Луганск он покинул, даже не выписавшись из общежития, не снявшись с воинского учёта и не забрав трудовую книжку с предприятия. Чтобы избежать проблем,
подделал в военном билете и паспорте нужные штампы. Посмотрел – коряво получилось. Решил не рисковать: устроился на работу в Черепановский лесхоз временно, без оформления.

Но энтузиазма у «работяги» хватило только на две недели, после чего он начал колесить по всей Новосибирской области. Он колесил, а милиция его исправно отлавливала, отправляла в приёмник-распределитель, потом определяла на работу. (Причём туда, где было общежитие.)

Владимира Пульного, в частности, направили на работу в Верхне-Каргатский совхоз. Потом – в хозяйство в Тогучине… Нет, не сиделось молодцу на одном месте. В конце концов, приехал в Бердск, болтался здесь между базаром и вокзалом и был задержан более внимательными, чем в других местах, милиционерами. Узрели они подделанные штампы в документах – и получил Пульной три года отсидки. Когда бы не подделка документов, отделался бы за злостное бродяжничество всего годом лишения свободы – предел для статьи 209 Уголовного кодекса СССР. А там его снова бы взялись трудоустраивать…

Суровые были времена, что и говорить!

Фото Ольги Салий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru