16 +  RSS  Письмо редактору
10:29, 26 февраля 2015

Можно ли, потеряв здоровье, рассчитывать на помощь государства? Мнение бердчан


Прикованные к постели люди – тема в России почти табуированная. Те, кого не коснулась такая беда, в силу суеверий и менталитета стараются обходить эту проблему стороной. Государство о лежачих больных мало заботится, искренне полагая, что уход за ними должны обеспечивать родственники. Последние, конечно, тянут эту лямку… Но нервы порой просто не выдерживают, силы иссякают.

41-к сиделкам

Я не ропщу, но я не понимаю…

— Полгода назад у мамы случился инсульт, теперь она полностью обездвижена, нуждается в полном уходе, — рассказывает Марина. – Работаю одна, сын — студент, учится в вузе на коммерческой основе. Услуги сиделки от частной фирмы мне не по карману. Ценник, даже если она будет приходить на несколько часов в день просто космический: 1400 рублей день. Спросила, почему так дорого, говорят: «Налоги огромные, за меньшие деньги вылетим в трубу». Частную сиделку брать не решилась: нас с сыном целый день дома нет, а человек незнакомый, мало ли… В итоге за мамой ухаживаем самостоятельно: я и сын — утром и вечером, в обед соседка-пенсионерка. Раз в неделю за доброе сердце покупаю ей набор продуктов. Я не ропщу: это моя мама! Я просто не понимаю. Если государство не может или не хочет поддерживать таких людей (повысить им хотя бы пенсию, чтобы хватало на оплату по уходу), то почему бы не дать «зелёный свет» тем, кто готов заниматься этим нелегким делом? Освободите их от налогов! Пусть создают центры милосердия и хосписы. Почему у нас в стране к людям относятся, как живому материалу? Пока работаешь — используют, стал немощным — выбрасывают на произвол судьбы!

Придётся лукавить 

О том, что содержать центры милосердия, занятие невыгодное, говорит тот факт, что в нашем городе существует лишь одна служба по уходу и сопровождению, и та, по словам руководителя Татьяны Рябиченко, выживает кое-как.

— Зарплату людям я выдаю сразу, а вот налоги в Пенсионный фонд и налоговую вовремя не плачу, просто нечем, — говорит Татьяна. — Проще заняться другим, более доходным делом, но сейчас я тихо и скромно занимаюсь тем, что мне нравится, что у меня хорошо получается. Однако если и дальше всё будет продолжаться в том же духе… Придётся лукавить, укрывая от государства часть доходов. И не потому, что не хочу трудиться честно, просто возможности не дают. Очень бы хотелось, чтобы на нас обратили внимание, но сегодня на государственном уровне вряд ли что-то изменится: не такой уж у нас большой процент лежачих больных, чтобы глобально начать заниматься этим вопросом. У правительства есть более важные и насущные проблемы.

 «Я без мыслей об народе…»

Глядя на работу Госдумы РФ, в самом деле понимаешь, что глобальных, требующих немедленного решения проблем у депутатов в самом деле полно.

С июля этого года законодатели, к примеру, исключительно с целью заботы о здоровье своего народа на полном серьёзе предлагали запретить продажу сигарет женщинам, которым меньше сорока лет. Другие сочли такую идею преступной: зачем выставлять дам предбальзаковского возраста людьми недееспособными? Ещё более бурно обсуждался вопрос о запрете в странах таможенного союза производства и продажи кружевных трусов: они не впитывают влагу.

Комментировать здесь что-то излишне. Только в памяти всплывают филатовские строчки: «Я без мыслей об народе не могу прожить и дня!.. Утром мажу бутерброд, сразу мысль: а как народ?».

 В малом масштабе

«При тотальном равнодушии к проблемам людей в нашей стране государственной службы, занимающейся тяжелобольными, не будет лет сто, — считает врач Андрей Петров».

Долгое время доктор Петров работал на «скорой». Насмотревшись на страдания людей, несколько лет назад он организовал службу помощи по уходу за лежачими больными, но вскоре её пришлось закрыть. Оказывать качественную помощь по доступным ценам, не деля пациентов на «приемлемых» и «нежелательных», и при этом работать в тех же законодательных, налоговых рамках, что и, скажем, сетевая торговля — дело просто невозможное.

— Боюсь, что государственной службы для тяжелобольных не будет в ближайшие лет сто, частные центры способны работать лишь в микроскопическом масштабе, деятельность соцзащиты отлажена в рамках законодательства и не рассчитана на обслуживание действительно тяжёлых, хосписы стоят баснословных денег… Знаю с десяток людей, которые нелегально оказывают услуги по уходу за лежачими пациентами, но это тоже не решает проблемы. Словом, куда ни кинь, везде тупик.

Кому помощь противопоказана?

Взгляд работников центра социального обслуживания населения на эту проблему более оптимистичен. Помочь могут, но…

— Если у пациента нет противопоказаний к надомному обслуживанию, мы обязательно придём на помощь, — говорит начальник отдела социального обслуживания населения Наталья Скоромных. — На социальную помощь по закону «Об основах социального обслуживания граждан в РФ»  не могут рассчитывать люди, страдающие туберкулёзом, лепрой, инфекционными, венерическими заболеваниями, алкоголизмом, наркоманией, а также имеющие злокачественные новообразования, хронические и затяжные психические расстройства… Сюда же относятся пациенты, которые вследствие старости либо перенесённых болезней страдают слабоумием.

— С инфекционными, венерическими заболеваниями всё понятно, такими больными должны заниматься специализированные медучреждения. Насчёт алкоголиков, в общем, тоже вопросов нет. Но почему в этот перечень попали люди, страдающие онкозаболеваниями и деменцией?

— Социальный работник не может ухаживать за человеком, страдающим слабоумием, и тем самым подвергать риску собственную жизнь, — объясняет Наталья Скоромных. — А онкобольным мы всё-таки стараемся помогать, но в каждом случае работаем сугубо индивидуально.

— Что касается пациентов, с которыми мы вправе работать, то получить помощь несложно, — вступает в диалог заместитель директора комплексного центра социального обслуживания населения Татьяна Савельева. — Если семья попала в трудную жизненную ситуацию и не может обеспечить уход больному родственнику, нужно прийти в отдел социального обслуживания и написать заявление на оказание поддержки. После этого наши специалисты побывают у пациента дома, сами оценят ситуацию и составят индивидуальную программу услуг, необходимых человеку. Между центром и нуждающимся в помощи будет составлен договор. Эта услуга платная. Мы работаем по расценкам, предусмотренным департаментом по тарифам Новосибирской области. Хотите с ними ознакомиться? Найдите приказ департамента НСО № 502-ТС от 29 декабря 2014 года.

— Я в курсе цен и перечня предлагаемого. Весьма внушительный список социально-бытовых и социально- медицинских услуг по приемлемой цене: обработка пролежней, примеру, шесть рублей; подкожная инъекция – один рубль девяносто копеек, измерение температуры тела — 2.20… Думаю, многие люди с радостью бы согласились на ваши услуги…

— Всех мы взять под своё крыло не можем. Поэтому при рассмотрении заявления очень тщательно изучаем проблемы и возможности каждой обратившейся в соцзащиту семьи.

— Как вы считаете, нужно ли в России создавать дополнительные социальные службы, чтобы взять под опеку как можно больше нуждающихся в помощи тяжелобольных людей?

— Тех, что существуют сегодня, вполне достаточно,- считает Татьна Савельева. – Об одиноких заботится государство, об остальных обязаны думать родственники. У нас в стране существует Семейный кодекс, его ещё никто не отменял.

Милосердие требует денег

Екатерина Алексеевна работает частной сиделкой уже почти 20 лет. Среди её пациентов, говорит она, были и академики, и пчеловоды. Главное, чтобы родственники имели возможность оплачивать услуги сиделки.

— «Паркинсон» и «Альцгеймер» – вот основные диагнозы «моих» пациентов, — скупо диагностирует Екатерина Алексеевна. – Во многом они, как дети. Но если у малышей умственная активность идёт по нарастающей: новые движения, новые слова, новые умозаключения, то здесь всё с точностью наоборот. Родственникам психологически тяжело это видеть, тяжело с этим мириться. Добавьте сюда другие сложности: с ложки кормить, менять памперсы, подмывать, ставить уколы, бороться с пролежнями…

А люди ведь дома с больным сидеть не могут: они работают, учатся. Да просто живут своей жизнью, чёрт возьми! Это цинизм – говорить: «Есть родственники – пусть ухаживают». Не бросают, не запихивают в госучреждение – значит, любят; значит, заботятся. А ухаживать должны профессионалы.

— В родных стенах даже самый тяжелобольной живёт дольше, чем в клинике или пансионате, — утверждает сиделка. — У меня есть, с чем сравнивать. На моей памяти помещённые в психоневрологию сгорали за год. Кто им там сказки рассказывал или включал Моцарта, если вдруг они куда-то начинали рваться или на что-то гневаться? Укол вкололи – и спи родной!..

… Недостатка в пациентах у сиделки нет. Хотя расценки – ой-ой: от одной тысячи до трёх за одни сутки.

Что думают бердчане о помощи государства немощным людям?

04-Рустам      Рустам:

— Далеко ходить не надо: моей сестре удалили опухоль в      голове, после операции она полностью оглохла.
На первых порах государство хоть как-то помогало: ей делали    бесплатные обследования. Теперь и МРТ головного мозга, и  ещё кучу всяких анализов проводим исключительно за свой  счёт. Ходячие никому не нужны, не то, что больные!

 

04-ТатьянаТатьяна:

— Я сама долгое время на больничном. Обратилась в городскую больницу за помощью… Это просто какой-то беспредел: человек загибается – а никому дела нет. «Долечили» до того, что я прямо в коридоре поликлиники в обморок упала. Стала ходить по платным клиникам, и дела сразу пошли на поправку. Тем, кто слёг, одна надежда: на родственников.

 

04-Константин   Константин:

— Слава Богу, в моей жизни таких ситуаций не было, но, думаю,   таким людям государство помогает: льготы им положены,    пенсия по инвалидности… Хотя, если прикинуть, сколько стоят   услуги сиделок, то на одну пенсию вряд ли можно обеспечить    человеку хороший уход.

 

04-ЛюбаЛюба:

— Да какая там помощь?! Пока здоров и можешь работать — ты нужен, слёг — забыли. У меня папа сильно болел. Чтобы добиться ему инвалидности, мама полгода по разным инстанциям и больницам за свой счёт его возила. Добилась. Три раза он эту пенсию получил и умер. У нас люди социально совсем не защищены.

 

Фото автора

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Исмаилова Галина:

    Я сама несколько лет назад столкнулась с проблемой онкологии. Диагноз, как гром среди ясного неба. Для того, чтобы попасть в больницу потребовалось несколько месяцев. Для проведения химиотерапии потребовалось предварительное переливание крови, гемоглобин был 54. Обратилась к участковому онкологу, она мне говорит :»а кто вам это будет делать?» Пришлось эту проблему решать самой, хорошо было к кому обратиться. Все обследования: УЗИ, МРТ, КТ делала за свой счет. Лекарства для противорвотной терапии (Эмент и др.) тоже за свой счет. Потому-что в больнице вводят Метоклопрамид, что не имеет никакого смысла. Никакой реабилитации после химиотерапии. Никаких рекомендаций. Зачем такая «убогая» онкослужба? Такие огромные деньги в государстве куда-то испаряются, а для создания современных медицинских центров денег НЕТ и похоже не будет. ПОЗОР такому государству. ПОЗОР ПРЕЗИДЕНТУ И ПРАВИТЕЛЬСТВУ.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru