Пятница, 20 октября 2017 16 +  RSS
Пятница, 20 октября 2017 16 +  RSS
17:01, 25 марта 2015

Преподаватель НГУ Сергей Куликов: “История – это поле битвы”


Историческая наука всегда сильно зависела от политики и идеологии. Но в последнее время количество “сенсационных открытий” и попыток переписать прошлое стало зашкаливать. Как простому человеку разобраться в том, что продиктовано реальным развитием науки, а что является невежеством и откровенным бредом?

Куликов

Об этом беседа с историком и политологом, доцентом кафедры всеобщей истории гуманитарного факультета НГУ Сергеем Куликовым.

В прошлом номере “Свидетеля”  была опубликована статья под названием “Сибирь – колыбель белой расы?”, в которой были приведены выдержки из книг томского писателя и путешественника Георгия Сидорова. Автор вступает в жёсткую полемику с официальной наукой, делая множество парадоксальных утверждений. Например, он заявляет, что за 2-3 тысячи лет до нашей эры весь север Азии контролировали предки современных европейских народов, а колыбелью белой расы являются не Европа или Средняя Азия (как считают западные учёные), а гигантские просторы Сибири.

 – Сергей Петрович, Георгий Сидоров и его единомышленники называют себя патриотами России, а в Интернете поклонники их идей активно обсуждают, кто есть “жид”, кто “ариец”, и кто какой судьбы достоин. Что вы думаете о таких явлениях в нашем обществе?

– Такие явления происходят в нашей стране уже много лет. Всегда находятся какие-то люди, не являющиеся профессионалами в исторической науке, которые сочиняют красивые теории, искренне полагая, что история – это то, что ты сам навыдумываешь. Глупости, конечно. Но публика в большей своей части, увы, в истории разбирается так же, как и в экономике, поэтому люди нередко становятся жертвами самых разных мошенников. Глупости могут выглядеть правдоподобно, оригинально, интересно, они угождают низменным вкусам публики. На этом такие писатели и живут.

Я вспоминаю конец 80-х годов, когда на антисемитской тематике ура-патриоты разыгрывали свои интересы и доказывали, какими были наши предки. Кто-то ищет их в Сибири, кто-то на Чукотке или под Москвой – это неважно.

– По мнению Георгия Сидорова, учёные-европоцентристы работают на уничтожение нашей нации и разрушение нашей государственности…

– Это хамская позиция, которую даже обсуждать неинтересно. Фанатично верующие в свои идеи люди, естественно, считают остальных заговорщиками. Но со всякими конспирологическими теориями даже не стоит спорить, потому что не о чем, нет предмета спора как такового.

С одной стороны, подавляющее большинство наших историков давно уже избавлены от европоцентристских взглядов, а с другой, не забывайте, мы – часть мировой истории, мы не отделены каменным забором от истории других стран.

Тайное знание невозможно

Сергей Куликов считает, что историкам постоянно приходится балансировать между свободой и политическим заказом, на абсолютную объективность в освещении исторических событий рассчитывать не приходится. Однако это вовсе не означает, что историю можно переписать или переделать.

– Что же такое в действительности историческая наука?

– Очень важно не путать историографию, в которой происходит борьба разных точек зрения, и историю как объективный процесс, который идёт независимо от того, что мы по этому поводу думаем. Историю нельзя переделать или переписать!

При этом история – это очень общественная наука, которая всегда была тесно связана с интересами разных групп людей. И когда интерес со стороны политиков становится чрезмерным, мы, историки, начинаем испытывать всяческое давление. Это выражается в заказе на освещение каких-то тем, открытии или закрытии архивных фондов, финансировании определённых проектов и так далее.

Например, тема Великой Отечественной войны не только объединяет, но и порой разъединяет российских историков. Одни документы и источники находятся в открытом доступе, другие закрывают. Или вот, новая тема – Крым. Посмотрите, какое количество книг, статей, документальных передач её поднимают сейчас. Это пример, когда власть проявляет инициативу, а ведь наша наука развивается внутри государственной структуры.

В истории сложно что-то скрыть – её делают люди, миллионы людей. Рано или поздно тайное становится явным, потому что следов деятельности человека – невообразимо большое количество.

А вы думаете, в других странах историк – это кошка, гуляющая сама по себе? Такого не бывает. Вот пример: не надо освещать Волынскую резню, потому что это испортит польско-украинские отношения, а учитывая контекст, это на руку России, а значит, надо заткнуть фонтан. Ведь тогда страны Евросоюза начнут вспоминать своё мрачное прошлое и всякие нехорошие дела. А зачем? Лучше вспоминать сталинский Советский Союз, нацистскую Германию!

Такая конъюнктура, смена акцентов, есть везде: в советские времена, на Западе. Я как человек, который три десятка лет занимается историей, хорошо всё это вижу. Поэтому рассчитывать на некую отстранённую честность и объективность в исследовании истории наивно. Другое дело, что внешние силы должны поменьше влиять на этот процесс, на наше профессиональное поле. Никто же не лезет в физику и не говорит, что им нужно писать! Тебе там сразу дадут по рукам и глупости будут очевидны, а тут считается, что история отчасти и не наука. Подумаешь, буковки написаны, в них мы всегда разберёмся.

Для меня, например, было шоком узнать, что британские власти категорически отказывают историкам заниматься архивами старше 150 лет, посвященным колониальной политике Англии. Потому что так можно “цыганочку станцевать” с выходом на современность, что мало не покажется! История всегда была и будет полем битвы. И главное, не превратить себя в солдата этой битвы, потому что страдать будет правда.

В естественных науках тоже есть место пересмотру знаний. Астрономы, например, каждые две недели друг друга “пересматривают”, многие новые открытия уничтожают предыдущие, и никто не считает это зазорным. Но в истории редко происходят по-настоящему серьёзные перевороты, это очень трудный процесс. Для этого нужны либо новые методологические подходы, либо радикальное изменение базы источников, но такого практически не бывает.

 – Как простому человеку определить при чтении книги или просмотре телепередачи, наука это или глупость?

– Чем наука отличается от публицистики? У нас есть методология и каждый труд должен быть создан по определённым канонам, правилам. А профессионал ты или нет, это видно сразу. Люди со стороны часто думают, что быть историком – это взять какие-то бумажки, переписать их, что-то добавить от себя… Глупость несусветная. Историк должен на основе определённых материалов # доказать # свою теорию, свои выводы, иначе – чётная метка.

К любому информационному материалу можно подходить либо с осторожностью, либо с доверием. Обращаю ваше внимание: не с верой, а с доверием! Существует чёткая иерархия таких материалов. Если вы берёте научный журнал или монографию, очевидно, что информация в них прошла мощный фильтр, она не может быть отсебятиной. Если вы читаете книгу, поинтересуйтесь, кто её автор, имеет ли он отношение к историческому сообществу. Если автор не обладает приёмами научного исторического анализа – это вымысел! Если я напишу учебник по органической химии, вы дадите его своему ребёнку?

Историк должен на основе определённых материалов доказать свою теорию, свои выводы, иначе – чётная метка.

– Существует ли, может ли существовать, по-вашему, некое тайное знание, которое доступно лишь избранным и тщательно скрывается от человечества на протяжении веков?

– В истории вообще сложно что-то скрыть – её делают люди, миллионы людей. Рано или поздно тайное становится явным, потому что следов деятельности человека невообразимо большое количество. История – это попытка реконструкции процесса, приближение. Деталей может быть много, но в главном невозможно ошибиться. Какие сверхсекреты тут могут быть?

– А были ли за годы вашей деятельности какие-то открытия, новые факты в истории, которые лично вас поразили?

– Я историк из двух эпох: советской и постсоветской, поэтому, понятно, что многие представления были перевёрнуты. Но встречались и интересные концепции, которые казались чудом, конфеткой, а в результате оказывались фальсификацией.

Например, англичанин Гэвин Мензис написал книгу “1421 – год, когда Китай открыл мир”, в которой он утверждает, что Америку открыл вовсе не Колумб, а китайский генерал Чжэн Хэ, к слову, реальное историческое лицо. Автор, бывший моряк-подводник, выступил с докладом в Королевском географическом обществе, все издательства мира дрались за право опубликовать его книгу и первые несколько месяцев у всех была полная эйфория. В итоге, когда текст книги был постранично проверен специалистами, Мензиса вывели на чистую воду – он оказался лишь выдающимся фальсификатором.

Да, сейчас в нашей стране, по сравнению с советским временем, историки стали более свободными, но эта свобода всё равно ограничена рамками научного мировоззрения, которое не позволяет сочинять сказки.

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru