Понедельник, 19 февраля 2018 16 +  RSS
Понедельник, 19 февраля 2018 16 +  RSS
12:46, 26 марта 2015

Как и чем кормят в больницах Бердска?


Писем и телефонных жалоб в редакцию «Свидетеля» на неважное питание в отделениях ЦГБ приходит немало. «Еда невкусная, каши больше напоминают клейстер, порции маленькие…»  «Свидетель» сам отправился на дегустацию больничных блюд.

1

Небольшой пищевой блок расположен на первом этаже инфекционного отделения. На столе при входе в алюминиевых тазах огромный кусок говяжьей печени, две куриные тушки и килограммов пять говяжьего филе.

– Это мы к завтрашнему дню готовимся, – поясняет повар Наталья Филиппова, старательно смазывая маслом румяные пирожки только что вынутые из жарочного шкафа. – Ежедневно в среднем готовим примерно на 90 человек туберкулёзного, детского и взрослого инфекционных отделений. Говядина только для больных туберкулёзом, у них усиленное питание. Для остальных завтра в меню будет говяжье суфле с гречкой, суп с курицей, утром и вечером каши и бутерброд с маслом, а на полдник творожная запеканка.

– На 90 человек всего две курицы?! – переспрашиваю, смутно представляя, какой навар может получиться в огромном 50-литровом бачке из четырех килограммов курятины, и сколько мяса попадёт в тарелку с супом каждому пациенту.

– На каждого пациента по норме положено 30 граммов мяса, – включается в разговор  диетсестра детского инфекционного отделения Евгения Хрисанова.  – В сутки на питание одного пациента государство выделяет больнице 80 рублей. Отсюда и танцуем. Несмотря на резкое подорожание продуктов, в этот лимит мы укладываемся. Готовим супы, мясные блюда, протёртые на мясорубке – всё по щадящей диете, как требуется при инфекционных заболеваниях. Калорийность продуктов тоже соответствует норме, в сутки она составляет от 2170 до 2400 ккал на человека. Понятно, что дома вкуснее, но ведь больница – это не ресторан.

– Бытует мнение, что часть продуктов оседает на кухне: на бумаге рассчитано одно, по факту выходит другое. В итоге получается борщ из одного капустного листа, на второе приносят непонятный кусок мяса. Много лет назад сама была свидетелем того, как с чёрного входа больничной кухни (не в Бердске) за полцены налево уходили сливочное масло, яйца, мясо… Как у вас отслеживается выход готового продукта на соответствие норматива, заложенного в калькуляции?

– Факты воровства случаются в пищеблоках, где готовят в больших объёмах. А в бердской ЦГБ кухни маленькие, продуктов выделяется «тика в тику»: если их ещё и налево пускать, котёл будет пустой, – говорит диетсестра. – К тому же бухгалтерия горбольницы проверяет количество потраченных денег и выход готового блюда, старшие медсестры в любой

момент могут прийти, взвесить котлетку, врачи регулярно в котлы заглядывают… Всё не так просто, как кажется. Да и девчонки повара у нас совестливые, ответственные. Мало кто знает, но чтобы в зимнее время у пациентов в супе была морковь, они её осенью вручную трут на тёрках по 500-600 килограммов. Потом расфасовывают по целлофановым пакетам и замораживают.

– Почему всё так сложно, неужели в ЦГБ нет овощехранилища?

– Есть подвальное помещение, где овощи сохраняются только до декабря, – объясняют мне повара. – Вот и приходится нам и кухонным рабочим впятером делать заготовки. На 80 рэ при готовке сильно не разгуляешься, приходится мудрить.

По словам кашеваров, к тяжёлому и (к слову сказать, неоплачиваемому «тёрочному» труду) они уже привыкли, а вот о ремонте помещения и новом кухонном оборудовании не перестают мечтать, что совершенно понятно.

Как только входишь в кухню ЦГБ, складывается впечатление, что оказался в «далеких советских». «Бирюса», «Юрюзань» и ещё какой-то очень облезлый холодильник, на котором невозможно различить название. Кастрюли из 70-х, жарочный шкаф, мясорубка – времён царя Гороха.

2

– Мы понимаем, что всё сразу заменить нельзя,- говорят женщины. – Не нужен нам кухонный комбайн: обычный нагрузок не выдержит, а промышленный стоит дорого. Но вот жарочный шкаф с регулятором для выпечки сдобы и запеканок, да сковорода для приготовления плова – просто необходимы. Приготовить крупу «рисинка к рисинке» в обычной кастрюле – это ведь целое искусство, иногда не плов, а просто каша получается.

Не забирайте кашу у больных!

Каша или плов получается у поваров сказать трудно, в день, когда я побывала на кухне горбольницы, это блюдо не входило в состав меню. Зато выпечка у поваров, приготовленная в стареньком, изношенном жарочном шкафу, получается знатная. Об этом свидетельствуют и многочисленные благодарности в книге отзывов и предложений, это показал и опрос, проведенный среди выздоравливающих пациентов.#

Анна:

– В инфекционном отделении с дочкой лежим не в первый раз, сейчас попали сюда с ангиной. Вкусняшки, которые приносят на полдник, Соня ест с большим удовольствием. По поводу еды у меня к больнице никаких претензий нет. Проблема только одна – недостаточное государственное финансирование: тумбочки бы починить, ремонт сделать… Мы с Соней даже электричество в палате стараемся сильно не расходовать, ведь платить за всё городской больнице приходится очень дорого.

Евгения:

– У моего ребёнка менингит, в больнице мы уже почти месяц. В первую очередь, огромное спасибо докторам, мы пошли на поправку. Что касается еды, то как инженер-технолог я понимаю, как сложно приготовить сбалансированное питание на 80 рублей в сутки, а поварам ЦГБ это удаётся. Мой ребёнок ест всё свежее: каши, супы, мясные блюда, пьёт компоты и напиток из шиповника. Вот скажите, когда в последний раз мы заваривали дома очень полезный витаминами шиповник?! В обычной жизни пьём пародию на соки, едим много сладкого, каши на нашем столе редкость. Оттого сегодня столько полных и больных людей. Да, возможно, в больнице каши не очень «красивые» на вид, зато полезные.

Татьяна и Виктория:

– Обед нормальный, ужин хороший, с голоду в больнице точно не умрёшь. Кормят здесь обыкновенно, по больничному. Отделение инфекционное, пища нам положена диетическая. Повара стараются, особенно вкусные у них получаются запеканки. Есть у нас одна просьба: не забирайте у нас завтраки! Мы ослабленные, всё время спим, особенно по утрам. Нам кашу с бутербродом принесут, а через полчаса нетронутую еду уносят. Мы просыпаемся голодные, как волки, а есть уже нечего. Ладно, бог с ней с кашей, оставляйте хотя бы бутерброды!

Юрий:

– В больнице лежу две недели, с голоду ещё не умер, мне еды хватает. Тем, кто привык есть побольше мяса и жирных блюд, на первых порах голодно, но не потому, что готовят невкусно, просто порции по сравнению с привычными небольшие. Зато через недельку все мужики, которые лежали со мной в палате, привыкали есть умеренно и даже радовались, что ушла пара лишних килограммов. Какие есть пожелания? У меня только одно: поскорее поправиться – и домой.

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru