16 +  RSS  Письмо редактору
6:15, 10 июля 2014

Приём у педиатра сократится с 15 минут до девяти


Минздрав России разработал проект, в котором определены новые нормативы труда медиков.

54768768

На прием пациента терапевтом предполагается выделить 10 минут вместо 12, педиатром — девять минут вместо 15. В настоящее время документ проходит общественную экспертизу. Врачи против. Они считают, что подобные нормативы составляли люди, не понимающие сути практической работы врача. Я решила проверить на себе, сколько же нужно времени доктору, чтобы провести качественный осмотр пациента.

 

Ума не приложу

К моему участковому терапевту прием расписан на две недели вперед, к тому же на сегодня врач уже отработала. В регистратуре мне предложили обратиться к другому специалисту в надежде на «авось». 

Женщины-терапевты отфутболили меня, не церемонясь, а вот молодой, симпатичный доктор после слабых попыток отбиться и объяснить, что и так вкалывает один на четыре участка, все же сдался и пригласил в кабинет.

Примерно пять минут у него ушло на заполнение документации, все остальное время врач очень добросовестно спрашивал, измерял давление, слушал. Объяснив, что ничего страшного нет, он все же дал мне талончик на ЭКГ, выписал таблетки, сказав, что с результатами обследования мне нужно будет обращаться к терапевту на своем участке. Итого, при моих незначительных жалобах на здоровье, приём, вместо положенных 12 минут, занял 16 минут. Сколько же врачу нужно времени, чтобы осмотреть человека с серьезным заболеванием? Помимо осмотра, установления диагноза, больному нужно еще и рецепт выписать, а зачастую не один.

— Говорят, вам скоро новые нормативы труда введут? На одного пациента по регламенту будет отведено 10 минут вместо 12, — пытаюсь разговорить врача и медсестру.

— Куда уж меньше?! — на секунду доктор даже перестал писать, а медсестра изменилась в лице. – Время приема уменьшится, значит, количество пациентов, которых нужно принять в день увеличится? У нас и так вместо 30 терапевтов всего восемь работает, и каждый по несколько участков обслуживает. Непонятно, какие цели преследуют чиновники, но если наверху будет принято такое решение, вот увидите, последние терапевты из ЦГБ сбегут. Нам постоянно говорят о переходе на систему эффективного контракта — тоже, кстати, Минздрав России придумал. По этой системе наша зарплата будет зависеть от качества работы. Как совмещать количество и качество? Ума не приложу.

Остальные опрошенные доктора тоже в недоумении. Они считают, что время приема на одного пациента нужно не уменьшать, а увеличивать хотя бы до 30 минут. А зарплату повысить хотя бы до уровня зарплаты стран третьего мира(!). Медики считают, что чиновники должны опуститься на землю, перестать придумывать абсурдные приказы и законы. «Все и так плачевно, куда уж хуже-то?» — сетуют они.

- Владимир Владимирович, вам осталось 10 минут...

— Владимир Владимирович, вам осталось 10 минут…

Российская ассоциация врачей общей практики полагает, что за 10 минут невозможно провести первичный прием и предлагает свои нормы: для первичного осмотра ребенка — до 50 минут, взрослого человека — 40 минут, повторный прием — 20 минут.

 

Чиновники судят по Склифу

Врачи частных клиник солидарны с коллегами из городской больницы. Слава Богу, регламент приема пациентов они устанавливают сами, а вот ноу-хау и требования, постоянно прилетающие сверху, по их мнению, мешают плодотворно работать. 

— Единого для всех врачей регламента приема пациентов у нас нет, — говорит заместитель директора «МСЧ Вега», Владимир Лоншаков. — Все зависит от направления, деятельности, услуги, которую нужно оказать человеку, ну и от индивидуальных особенностей доктора. Докторам наук бывает достаточно и 10 минут для того, чтобы осмотреть пациента и поставить ему верный диагноз, а кому-то и сорока минут мало. Мы подстраиваемся под специалиста, который сам устанавливает время приема для одного человека. Конечно, пациентов у нас меньше, чем в ЦГБ по причине платности приёма. Коллегам в этом плане не позавидуешь. Хотя и у нас к некоторым специалистам бывает запись на неделю, а то и на две вперед, есть и дефицит кадров.

— Многие считают, что это бич лишь государственных медучреждений…

— Сами удивляемся, почему так происходит. Ежегодно мединститут выпускает около 400 молодых специалистов. Скорее всего, врачи уезжают в Москву, уходят в фармацевтические компании, где поспокойнее. Есть молодые специалисты, которые вообще боятся идти работать в здравоохранение. Повсеместно в СМИ идет травля врачей, хотя ошибиться может каждый, ведь все мы люди. Недаром говорят, что у каждого врача свое кладбище. Хирург НИИТО, профессионал, за 20 лет труда спас 1000 людей, а в 1001-ом случае допустил ошибку. Ошибки медиков, пилотов несоизмеримы с ошибками в других профессиях, ответственность огромная, и мало кто хочет ее на себя брать. Мало того, что докторов не хватает, они зашиваются в бумажной волоките. У нас ее меньше, потому что мы, в отличие от коллег из ЦГБ, не работам по системе обязательного медстрахования (ОМС). Хотя при хорошем раскладе, здорово бы было в ней участвовать! Любой человек смог бы прийти к нам и пролечиться за счет государства.

— В этом случае вы бы существенно облегчили работу городской больницы, поток пациентов туда стал бы намного меньше. Что мешает наладить эту работу?

— Те тарифы, которые предлагаются по системе ОМС, для частных клиник нереальны. Мы даже не окупим те затраты, которые придется понести. Хотя, с точки зрения здравого смысла, при желании систему здравоохранении можно организовать гораздо лучше. К примеру, в нашей клинике услуги стоят дороже, чем возможно покрыть по системе ОМС. Ну, сделайте соплатеж! Часть денег будет оплачено страховкой, пациент (либо частная страховая компания, в которой он застрахован) внесут другую часть средств. Понятно, что в государственную больницу можно пойти вообще бесплатно, но с учетом того сервиса, который там есть, думаю, многие бердчане согласятся на такое альтернативное решение и будут очень довольны. Если будет налажена такая система, человек сможет лечиться там, где ему нравится. Впрочем, из общения с коллегами из частных и государственных клиник складывается впечатление, что там, наверху, чиновники не то чтобы не заинтересованы в этом, а просто не знают, что делать для улучшения качества обслуживания людей.

— А может, наоборот, очень даже знают…

— Вполне возможно и такое. Выгоднее направить деньги в государственные структуры, потому что там нет прозрачности. А частник всегда спросит, где его кровно заработанные. Хотя, я думаю, это просто непонимание того, как правильно отладить работу махины под названием Здравоохранение России. Иногда кажется, что законодатели вообще не знают, как работают врачи в глубинке. Выехали в Москве в институт Склифосовского, осмотрели его и решили, что во всех деревнях страны примерно так же. Только с этой позиции я могу понять их новые правила лицензирования медучреждений. Чтобы получить лицензию, нужно провести оснащение клиники таким медоборудованием, о котором даже поставщики не слышали. Купить его нужно за сумасшедшие деньги, площади кабинетов для работы с пациентами должны быть чуть ли не дворцовыми. А зачем? В Израиле, к примеру, кабинеты врачей очень маленькие, но качество работы от этого не страдает. Видно, там законодатели работают на благо народа, а у нас непонятно для кого.

У меня два высших образования, я постоянно учусь, чтобы быть во всеоружии. Знаю: не сегодня, так завтра сверху что-то прилетит, и целая команда умных людей будет ломать голову над какой-то несуразицей, новым абсурдным требованием, приказом или законом, который нужно исполнять.

Лишь процентов 20 рабочего времени мы тратим на плодотворную позитивную работу, направленную на благо пациентов и врачей. Остальное время приходится заниматься отписками и бороться с ветряными мельницами.

— Частников бьют по рукам, государственные медучреждения скоро уже просто взвоют от «придумок» Минздрава… При таком раскладе, чего ожидать дальше?

— Если так будет продолжаться, врачи ЦГБ откроют личные кабинеты, сбегут в частные клиники… Здравоохранение не умрёт, просто полностью станет частным, как в других цивилизованных странах мира.

 

По данным Счетной палаты, дефицит врачей в России на январь 2014 года составил 208,7 тыс. человек, из них 115,5 тыс. человек — дефицит врачей в амбулаторно-поликлиническом звене.

 

Фото из архива редакции и radikal.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru