16 +  RSS  Письмо редактору
17:10, 09 июля 2014

«А когда ты перестал его слышать, он примерно где был?»


Репортаж корреспондента «С» с места поисков утонувшего. 

7657989

…Трясёмся по чёрт его знает какой искитимской ухабистой дороге на усталой «газели» МЧС. Водолазы перебрасываются короткими, не очень понятными мне репликами: искать трупы под водой для меня — работа пока не привычная.

Азиз — земляк того, кого мы едем искать, встречает нас на искитимском кольце. Выезжаем на заросший ивняком и совершенно безлюдный берег Берди. Заросли кувшинок. Жёлтеньких. На середине реки — течение. Сильное. Это важно. Собака, сидя на другом, каменистом, берегу, периодически воет на проплывающие мимо пивные бутылки. По-русски Азиз говорит плохо.

— Он это… Здесь одежда лежал его. А где он спустился, не знаю. Может, здесь? Или там? Я не видел…

Посматривая на заросли кувшинок, спасатели сноровисто спускают к воде лодку, водолазное снаряжение, минералку и конец. В смысле верёвку.

— Нет его здесь, — говорит спасатель Михаил Примаков. — Течение сильное. Он уже далеко. Очень далеко.

— Так, может, и не стоит время тратить? — грустно интересуюсь я.

— Положено.

Качаем лодку. Долго. Лодка большая, и жизнь, судя по всему, у нее была долгая и разнообразная.

— Угу, мы на ней крайний раз на Алтае работали. Её переворачивало там, когда шёл основной поток наводнения, — скупо поясняет спасатель Алексей Молчанов.

— Там всех переворачивало, — философски заявляет Миша. — «Сибирячку» — это железная моторная лодка — вообще течением закрутило и о столб ударило. Собирали потом по запчастям.

… Для начала нам нужно обследовать на лодке тот и этот берег — они заросли кустами, кусты клонятся к воде, издалека не просматриваются, и течения у берега нет…

На обоих берегах чисто. Точнее, пусто. Насчет чистоты — вопрос дискуссионный.

75877

Водолазы надевают снаряжение, по очереди начинают исследовать дно. Один «рулит» с лодки работающим под водой водолазом. Со стороны напоминает вываживание приличного сома. Сигналы верёвкой: «дёрг» — иди вправо; «дёрг-дёрг» — иди влево; три раза «дёрг» — выходи. Видимость низкая. Вода тёплая. Дно илистое.

После пары часов работы на воде и под водой подтягивается парнишка — ещё один земляк, который был вместе с тем, кого мы ищем. Сидел на берегу, пока тот купался.

— Одежда — там. А сам — здесь… и здесь. Спускался. Пошёл в воду — тут. И — вот так! Маленько наискосок плыл. Вон туда.

— А когда ты перестал его слышать, он примерно где был?

— Примерно?.. Наверно, во-о-он там. Не знаю точно, ночь тёмный был совсем…

Водолаз Максим Штоль опять уходит под воду, одна за другой за ним скрываются кувшинки и, как в болоте, вздуваются пузыри. «Дёрг» — проработал прямую; «дёрг-дёрг» — еще одну; «дёрг» — проработал…

И вдруг — буднично так, подёргивая веревку, спасатель Алексей говорит:

— Вот он.

— Кто? — глупо интересуюсь я.

— А мы кого искать приехали? Ну, вон он, в пол-воды лежал, Макс его наверх вытащил.

Земляки на берегу, враз смолкнув, вытягивают шеи, пытаясь рассмотреть смерть через заросли ивы. Водолаз ведет нечто к берегу, с усилием вытаскивает. В уме всплывают протокольные строчки:

«Труп мужчины, на вид 35-40 лет… Волосы короткие, тёмные… Черты лица азиатского типа… Труп не имеет внешних признаков насильственной смерти и повреждений…»

— Он всегда так ходил: руки перед собой и кулаки сжаты, — поднатужившись, вспоминает один из земляков.

Подумав, добавляет: «В смысле, когда выпьет…»

— Утопленники, в основном, все в такой позе: руки согнуты в локтях, кулаки сжаты, — на мой немой вопрос отвечает Михаил.

Спасатели собирают снаряжение в машину. Пошушукавшись с земляками, старший из них подходит к спасателям:

— Спасибо вам, спасибо.

Странно на него взглянув, Миша отвечает:

— Не за что.

Что-то нужно в очередной раз сказать правильное про беспечность или закономерность. Но хочется сказать иначе. Спасатели так не скажут: им не положено, да и не такие они люди, они хорошие.  Если идёшь бухой купаться на ночную Бердь с неизвестным дном и заросшим берегом, в твоём доме будет играть музыка. Но ты её не услышишь. 

Как заявил начальник бердского поисково-спасательного отряда Николай Ярманов, ВСЕ утонувшие (которых искал бердский отряд в этом сезоне) до того, как пойти купаться, употребляли алкоголь. К слову, бердские водолазы обслуживают и часть Новосибирской области за неимением в районах собственных квалифицированных спасателей-водолазов.

 

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru