16 +  RSS  Письмо редактору
7:00, 10 июля 2014

Для спасения животных ветлечебнице Бердска нужны кочегарка и водопровод


Здание простояло без ремонта 50 лет. Ежедневно в нём принимают до 40 животных из города и ближайших посёлков.

655


Озёрная – улица контрастов. Почти бок о бок на ней соседствуют приют для бездомных животных «Надежда» и муниципальная ветеринарная лечебница. И если приют является зримым укором бездушию людей, предавших своих домашних питомцев, то ветлечебница — свидетельство отношения бердчан к четвероногим любимцам, как к членам семей. 

 

Как Берту спасали

За десять лет стала членом нашей семьи и маленькая Берта – дворняжка, которую мои жена и дети принесли в дом, когда она была крохотным щенком. 

Занемогла наша Берта: не пьёт и не ест ничего, только лежит на своей подстилке да жалобно поскуливает. И вот мы с ней в ветлечебнице. Рядом со мной хозяева таких же занемогших кошек и собак – целая очередь. Ничего удивительного: в частных ветеринарных клиниках расценки не только за лечение, но и за консультации в разы выше, чем здесь. Вот собака с травмированной лапой, вот кот с пугающей опухолью на шее. Кому-то нужна перевязка, а кому-то операция. Доходит очередь и до моей Берты. Я путано описываю симптомы её недуга, строю предположения: скорее всего, клещ во время прогулки укусил…

Заведующая ветлечебницей Татьяна Велькер слушает меня в пол-уха, внимательно осматривая Берту. И тут же ставит диагноз: не клещ это, а воспаление матки. Болезнь у собак практически не поддаётся лечению, так что нужна срочная операция. Я мнусь: нет у меня с собой денег, так что нельзя ли подождать недельку? Татьяна Борисовна непреклонна: оперировать надо немедленно, иначе собака умрёт! И тут – о, чудо! – в дверь просовывается миловидная девушка с шикарным шпицем на руках. «Сколько нужно на операцию? Три тысячи рублей? Возьмите, спасите собачку!» Я дар речи теряю от неожиданности. Вот так и была спасена моя Берта, благодаря сострадательному сердцу незнакомой девушки и умелым рукам ветеринарного врача Татьяны Велькер.

 

А глаз – как у орла

Вновь наведываюсь в ветлечебницу уже в качестве журналиста — чтобы узнать, в чём специфика работы ветеринарного врача?

— Животное, в отличие от человека, не может объяснить, где и что у него болит. Поэтому у ветеринарного врача глаз должен быть, как у орла, — отвечает Татьяна Велькер.

У Татьяны Борисовны, проработавшей в этой клинике десять лет, именно такой глаз, ведь профессия поистине универсальна: она здесь и терапевт, и хирург, и специалист по эпизоотическим состояниям – заболеваниям, общим и для животных, и для человека, вроде бешенства, сибирской язвы или туберкулёза. Потому что пациенты здесь – не только кошки с собаками, как в большинстве частных клиник, но и коровы, и свиньи, и козы с овцами, и домашняя птица.

За окном, на лужайке возле ветлечебницы, пасётся лошадь – тоже пациентка. А по соседству с клиникой, оказывается, хозяин одного из частных домов держит верблюда, и не исключено, что этот верблюд тоже когда-нибудь просунет свою голову в дверь ветлечебницы на правах пациента.

Татьяна Велькер рассказывает, что рогатые пациенты чаще всего «обращаются» с различными желудочными и кишечными расстройствами, маститами и травмами. У свиней бывает рожа. У домашней птицы – авитаминоз. Заболевания кошек и собак более разнообразны: это и дерматомикозы (лишаи и грибок), и инфекции, вызванные укусами клещей, и опухоли, и даже гепатиты. Поэтому Татьяна Борисовна напоминает хозяевам, чтобы они не забывали о профилактике, периодически протравливали у своих любимцев глистов, делали необходимые прививки, обрабатывали препаратами от блох и клещей. И пресекали их контакты с бездомными кошками или собаками, на которых блохи кишмя кишат.

Ветлечебница обслуживает не только бердчан, но и жителей Берди, Агролеса, Мичуринского и Нового посёлков, поэтому за день через руки её сотрудников проходит по 30-40 животных. И здесь не только ставят диагнозы и лечат, но и забирают кровь на исследование, и делают прививки. А работают в ветлечебнице всего четыре человека: три врача и санитарка. Однако главная проблема отнюдь не в кадровом голоде, а в ветхости самого помещения ветлечебницы: зданию больше 50 лет, без единого капитального ремонта всё обветшало и прогнило, вода с колонки, туалет на улице, отопление печное – позапрошлый век. И это при том, что у ветлечебницы целых два хозяина: управление ветеринарии Искитимского района и администрация Бердска.

Справедливости ради Татьяна Борисовна отмечает, что чаще всего они, хоть и кивают друг на друга, но чем-то всё-таки помогают. В этом году, например, обещали сделать кочегарку и провести водопровод. Но неплохо было бы ещё и аппарат УЗИ приобрести, и оборудование для экспресс-диагностики. А то ведь диагнозы ставить приходится руками да глазами.

 

Перемена пола без операции

При всём при этом операции здесь порой делают поистине уникальные и ювелирные.

Татьяна Велькер рассказывает: принесли к ним как-то красноухую морскую черепаху. У неё появилось новообразование на шее. Надо было срочно удалять, пока опухоль не разрослась и не задушила черепаху. А черепашка махонькая, да ещё привыкшая жить только в воде, так что оперировать её надо было очень быстро. Прооперировали, спасли.

Другая история, скорее забавная, нежели уникальная. Принесла как-то бабулька своего пса. Бабушка в истерике: умирает мой пёсик, живот вздулся, весь в судорогах бьётся. Татьяна Борисовна глянула и говорит: да это же не кобель, а сука, у которой к тому же роды начались!

А было и наоборот. Потеряли как-то люди свою собаку. Объявления развесили. Проходит какое-то время, приводят к ним на поводке их пропажу. Радости не было предела – вернулась в отчий дом Диана! А потом привели её на прививку и с удивлением узнали, что Диана — кобель. Хозяева собаки долго поверить не могли, пришлось Татьяне Борисовне демонстрировать им гениталии пса и объяснять разницу между собачьими мужскими и женскими половыми органами.

Наша беседа внезапно прерывали посетители: открылась дверь, и в кабинет занесли большущего боксёра. Работница приюта «Надежда» Ирина Устинова пояснила: это их, приютская собака по кличке Маргарита. Ей семь лет. В приюте она всего несколько дней. Маргарите надо удалять матку и ей уже ввели снотворное. Татьяна Борисовна тут же обнаруживает у спящей собаки ещё и какую-то опухоль и начинает готовить инструменты к операции. Ну, а я, понимая, что я здесь лишний, тихо удаляюсь…

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru