Среда, 26 июля 2017 16 +  RSS
Среда, 26 июля 2017 16 +  RSS
10:28, 18 июня 2015

В ожидании чуда: рассказ бердского врача реаниматолога о работе, пациентах и семье


Анестезиолога-реаниматолога Вадима Семенихина о приходе журналиста не предупредили. «Иначе,- сказали,- придумает тысячу причин, чтобы отказаться от интервью». А доктор он — первоклассный. Должны же люди знать своих героев в лицо?

Доктор Семенихин (на снимке справа) с учителями Владимиром Ковшура (на снимке слева) и Олегом Егоровым. Оба учителя работают анестезиологами-реаниматологами по 30 лет.

Доктор Семенихин (на снимке справа) с учителями Владимиром Ковшура (на снимке слева) и Олегом Егоровым. Оба учителя работают анестезиологами-реаниматологами по 30 лет.

Профессию врача для него выбрали родители, полагая, что это самый благородный и уважаемый труд. Со стороны сына возражений не было. Учеба в медучилище, мединституте на педиатрическом факультете, по совместительству работа санитаром и медбратом… Врач-педиатр из молодого специалиста получился бы очень хороший, но…

— Примерно на шестом курсе я начал задумываться, как и где буду работать, — рассказывает Вадим Игоревич.- Мы проходили практику, в том числе и анестезиологию, где нам показывали интенсивную терапию. Эта работа сразу запала в душу. Я понял, что только в профессии анестезиолога-реаниматолога можно сразу же увидеть результат своего труда.

Вот перед тобой человек, он между жизнью и смертью. Ты оказываешь ему помощь, стабилизируешь состояние, и возвращаешь к жизни. Быстрый эффект мне очень понравился, с тех пор я понял, что хочу работать только в реанимации.

Сегодня за плечами доктора почти 20-летний трудовой стаж. Наработан опыт, есть знания, которые позволяют сильно не нервничать, работать относительно спокойно. Первые же годы врачебной практики были волнующими и очень тяжёлыми.

— Боязнь за больного присутствовала постоянно, — вспоминает врач. — Я сомневался в правильности назначения, бесконечно консультировался с коллегами, звонил в отделение, интересовался, как мой больной. Зачастую не мог дождаться рабочего дня и в выходные шел в реанимацию, чтобы посмотреть его состояние. Так продолжалось около трёх лет.

По признанию доктора, потом волнение ушло, а вот ситуации, которые выматывают полностью, происходят постоянно.

— Много моральных, физических и душевных сил забирают больные, которые месяцами лежат в отделении реанимации в критическом состоянии, — делится он. — Выходишь к родственникам, они с надеждой смотрят тебе в глаза, а ты не знаешь, что говорить. Когда же процесс стабилизируется, начинается выздоровление пациента, а потом его выписывают из отделения, ты воспринимаешь это, как чудо.

Настоящим чудом для докторов реанимации было бы сокращение рабочих часов и повышение зарплаты, но об этом пока приходится только мечтать.

— Если выпадает дежурство, мы 32 часа на ногах, в среднем по сто часов в неделю. Выдержать такой ритм многие (особенно женщины) не могут. Отработав довольно интенсивно (по 5-7 лет в реанимации), они уходят на другое место работы. Хотя, зная, что нам тут непросто, они до сих пор берут дежурства в отделении.

Хотелось ли уволиться самому? Попытки были, но реанимация – это большая ответственность. Если бросить всё и уйти, душа болеть будет. У нас дружный коллектив. Бок о бок мы работаем уже много лет, самые ценные знания мне дали именно коллеги реанимационного отделения. У нас душевные, грамотные медсёстры, о каждой из них нужно писать отдельные зарисовки, ведь выхаживание больных – их заслуга. И ещё — о заведующих реанимацией: без их грамотного руководства коллектив давно бы распался.

Как восстанавливаем силы, когда их уже просто нет? Отдыхаем в кругу семьи. Жена у меня не понаслышке знает, что такое работа в медицине. Она врач-офтальмолог, поэтому мы хорошо понимаем и всегда поддерживаем друг друга.

А вот сын, наблюдая нашу жизнь со стороны, сказал, что медиком он ни за что не будет, и получил экономическое образование. Дочь ещё слишком мала, пока ей у мамы на работе всё нравится. Если она выберет профессию медика, сильно отговаривать не будем, но с надеждой поинтересуемся: «А может… не стоит?».

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru