Понедельник, 22 мая 2017 16 +  RSS
Понедельник, 22 мая 2017 16 +  RSS
14:55, 24 июня 2015

Об особенностях профессии следователя рассказал начальник следственного отдела ОМВД по Бердску


Есть профессии, в силу своей специфики окружённые ореолом романтики, и потому особо любимые писателями и кинематографистами. В полиции, например, это сотрудники уголовного розыска. Но ведь есть же в полиции и другие службы, не менее важные, но незаслуженно обойдённые вниманием пишущей братии – следствие, например. Восполним этот пробел и пообщаемся с начальником следственного отдела ОМВД по Бердску Алексеем Зориным.

DSCN1470

— Алексей Евгеньевич, в детективных книгах и фильмах преступления раскрывают и преступников задерживают, как правило, сотрудники уголовного розыска. Следователь же, складывается впечатление, находится где-то на периферии этих событий. Сидит себе в кабинете да складывает в папочку то, что ему принесут. А на деле?

— А на деле следователь является организатором процесса раскрытия и расследования преступлений. Начнём с самого начала. Вот в дежурную часть полиции поступает сообщение или заявление о преступлении. На место выезжает следственно-оперативная группа. И именно следователь её возглавляет, определяет её состав. Например, говорит: сегодня мне нужен сотрудник уголовного розыска, участковый, криминалист, кинолог с собакой – в зависимости от характера преступления. Во время осмотра места преступления следователь руководит группой, ставит задачи каждому члену группы: кто и чем займётся, куда пойдёт, с кем поговорит, кого опросит, что должен найти. Потом следователь анализирует собранную этими сотрудниками информацию, выстраивает свою версию и принимает решение: либо возбуждать уголовное дело, либо в возбуждении дела отказать.

— Часто ли бывает, что следственно-оперативная группа кропотливо работает, собирает показания и улики, а в итоге выясняется, что преступления-то и не было?

— Бывает. Обращаются в дежурную часть какие-нибудь пьяные заявитель или заявительница. Меня, мол, ограбили там-то и там-то. В полном составе выезжаем на указанное место, ищем злодея, а в итоге выясняется, что, с кем та женщина пила, тому свой кошелёк и отдала. Поэтому, для того, чтобы убедиться, что преступление действительно имело место, и проводятся так называемые доследственные проверки.

— Доследственная проверка продолжается, уголовное дело ещё не возбуждено, а оперативники уже установили предполагаемого преступника. Каковы действия следователя в таком случае?

— Вот тут-то и начинается работа по сбору доказательств о причастности именно этого лица к совершению преступления и их письменная фиксация. Подозреваемый и не догадывается, что он «под колпаком», а вокруг него уже кипит работа: и многочисленные следственные действия, и выемки, и обыски.

— Складывается впечатление, что следователя хлебом не корми, дай обыск провести. Обыски по любому поводу и без повода – разве не так?

— Обыски обязательны по всем умышленным преступлениям, и обыскам подвергаются жилища всех подозреваемых, за исключением бомжей. Понятно, почему: у них нет жилья. Но если выясняется, что похищенное бомж сдал, скажем, в ломбард, то в ломбарде следователь обязательно проводит обыск.

— Но вот уголовное дело всё-таки возбуждено. Что дальше?

— А дальше продолжается кропотливая и постороннему взгляду невидимая работа. Следователь даёт поручения различным полицейским службам: и уголовному розыску, и участковым, и ГАИ – в зависимости от характера преступления. Те проводят оперативно-розыскные мероприятия, собирают материал, в рамках этих мероприятий могут сами установить подозреваемого, а уж следователь принимает решение о его задержании или подписке о невыезде. Ну, или обращается с ходатайством в суд – о применении такой меры пресечения, как арест.

— Каждый ли может работать следователем?

— Нет, не каждый. Само собой, следователь должен иметь юридическое образование. Но не только. Следователь должен обладать аналитическим складом ума, логическим мышлением, быть психологом. Обладать, скажем так, хладнокровием: ведь и трупы осматривать ему приходится, а это выдержит не каждый. Как и слёзы родственников погибших. Самообразованием приходится заниматься каждодневно: несколько дней упустил – вряд ли наверстаешь. Но самое главное качество, которым должен обладать следователь – это терпение. А те следователи, у которых этого терпения недостаточно, рано или поздно уходят с нашей работы.

— По поводу того, что следователь должен быть психологом: а сможет ли он, скажем, навскидку определить, врёт ему подозреваемый или говорит правду?

— Ну, мы же не только по мимике и интонации определяем степень его правдивости. Существует так называемая тактика допроса. К каждому допросу следователь тщательно готовится: собирает необходимые улики, свидетельские показания. А уж при наличии этих улик и показаний совсем нетрудно определить, врёт подозреваемый или говорит правду. Но скажу так: зачастую нам бывает куда труднее с потерпевшими, нежели с подозреваемыми.

— Почему так?

— Мы им сочувствуем, конечно, но… Приведу конкретный пример. Недавно поступает в полицию заявление от избитого и ограбленного мужчины. Во время допроса поначалу утверждает: меня, мол, пятеро били. Пятерых, следовательно, нам и искать придётся. Потом меняет свои показания: били не пятеро, а трое. А в итоге оказывается, что избил и ограбил его один. Почему же врал поначалу? Да потому, что стыдно ему было: здоровый мужик, а с одним налётчиком не справился. Так вот, такой ложный стыд надо оставлять за дверью кабинета следователя и перед следователем быть столь же откровенным, как и перед врачом – только тогда преступление будет раскрыто, злодей пойман, а ущерб возмещён.

— Есть теория, что жертвы, мол, зачастую сами провоцируют совершаемые в отношении их преступления. Так ли это?

— Не теория это, а самая настоящая практика. Взять те же грабежи. Грабят, скажем, чаще всего пьяных, которые не сидят дома, а шатаются по городу в тёмное время суток. А не шатался бы, сидел бы дома – и мобильный телефон был бы цел, и кошелёк, и лицо не побито. Велосипеды оставляют, где попало, а потом удивляются, что их воруют. Да что велосипеды – автомобили на всю ночь во дворах оставляют! Вот сейчас настоящий вал краж на берегу залива. А ведь если бы не были отдыхающие столь беззаботны, если бы не оставляли свои вещи и автомобили без присмотра, и краж этих было бы гораздо меньше.

— Велика ли нагрузка на ваших следователей?

— По пять-шесть дел одновременно. Но это только те, где есть подозреваемый. А с неочевидными, нераскрытыми преступлениями и по пятнадцать, и по двадцать набирается. Очень большой объём работы. Для того, чтобы направить дело в суд и уложиться при этом в установленные законом сроки, следователю приходится и самому работать по двадцать четыре часа в сутки, и от других служб того же требовать. Но всё это компенсируется радостью, когда дело дошло до суда, и суд полностью согласился с доводами следствия.

— Пару-тройку интересных примеров из практики вашего отдела приведёте?

— Для нас все дела интересны. А для вас – не знаю. Мы ведь, в основном, рядовые преступления расследуем – грабежи да кражи. Громкие, резонансные – в подследстенности Следственного комитета. Впрочем, бывают резонансные и у нас. Вот один гражданин, например, продал свою фирму. А потом подал ложные документы в налоговую инспекцию, директором «назначил» своего знакомого, после чего через него оформил на себя четыре офиса на общую сумму 21 миллион рублей. На допросы этот гражданин после возбуждения уголовного дела являться упорно не желал, поэтому пришлось его арестовать. Ну, а потом арестовали и его имущество. Это дело было успешно расследовано, ущерб возмещён в полном объёме.

— А какой-нибудь забавный случай не припомните?

— Трое ночью напали на станцию технического обслуживания в микрорайоне. Избили охранника, но взять ничего не успели – кто-то спугнул. Мало того, что они с пустыми карманами ретировались оттуда, так один из налётчиков ещё и паспорт свой на месте преступления обронил. По паспорту мы его и нашли, а уж через него и на подельников вышли.

— Только откровенно: многие ли сотрудники вашего отдела обладают теми качествами, которые необходимы следователю и которые вы перечислили в начале нашей беседы?

— Без преувеличения – все. Даже и не знаю, кого особо выделить, чтобы остальных не обидеть. Одно скажу: с таким коллективом работать и легко, и приятно.

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru