Понедельник, 23 Январь 2017 16 +  RSS
Понедельник, 23 Январь 2017 16 +  RSS
Популярно
16:16, 02 июля 2015

Кредитная история


В средние века ростовщичество считалось промыслом богомерзким, уличённых в нём христиан беспощадно сжигали на кострах. А в начале двадцатого века без банковских ссуд уже не могли существовать ни промышленность, ни торговля, ни сельское хозяйство. В дореволюционном Новониколаевске, едва успевшем получить статус города, было открыто семь представительств крупных столичных банков, и их услуги были весьма востребованы среди всех сословий.

20-стреляет

В новом сибирском городе за короткое время обосновались такие банки, как: Сибирский торговый, Московский торговый и Международный торговый, Русско-Азиатский и Московский купеческий, Русский банк для внешней торговли и Русский торгово-промышленный коммерческий банк, имевший центральный офис в Санкт-Петербурге. Чуть позже к ним присоединились Государственный дворянский земельный банк, Крестьянский поземельный банк, Новониколаевский городской банк и Новониколаевское общество взаимного кредита. Ничего удивительного: город стоял на очень даже бойком месте, и через него проходила Транссибирская магистраль.

Среди кредитных историй того времени были и совсем обыденные, и любопытные, и даже криминальные. Долго из обывательских уст в уста передавали полный драматизма сказ о том, как чиновник, предоставив в качестве залога дом, доставшийся из приданого жены, и её украшения, взял ссуду на развитие собственного дела. Супругу он об этом в известность не поставил. Но она, конечно же, быстро оказалась в курсе. И угрожая благоверному пистолетом, заставляла вернуть деньги банку, «пока семья не пошла по миру». Не верила, видно, сибирячка в деловую жилку мужа.

Скандальное происшествие попало на страницы местной прессы. Но что было дальше, о том исторических следов не сохранилось. Зато в областном архиве есть свидетельства, как люди, связавшись с банками, действительно шли по миру. В том числе и бердчане.

Сельские ссуды

Казалось бы, село. Кому тут охотиться за кредитами? Купцам? Нет, не только.

Процентные ставки по кредитам в Российской империи были, по сравнению со ставками в современной России, довольно-таки щадящими. Сибирский торговый банк, например, выдавал денежные ссуды на срок от шести месяцев до 12 лет под 5% годовых. Ставки Крестьянского поземельного банка сначала были от 7,5 до 8,5% годовых. Но с 1896 года условия кредитования для крестьян улучшились: от 3,5 до 4,5% годовых. Да и размер ссуды вырос до ста процентов приобретаемой земли. Впрочем, эта льгота для сибирских крестьян как раз никакого значения не имела: земли у них и без того было навалом.

А вот низкий процент, безусловно, привлекал. Деньги местным крестьянам были нужны и для приобретения крупного скота, и для строительства домов, и для надворных построек. А за счёт одной лишь продажи пшеницы или овса нужных сумм скопить не получалось. Судите сами: собранную со своего поля пшеницу бердский крестьянин мог продать максимум по 50 копеек за пуд, овёс и того дешевле – по 20 копеек за пуд. Но это в обычный год. А в урожайный год цена на зерно значительно падала, и ту же пшеницу никто не брал даже по 30 копеек за пуд. А ломовая лошадь, между тем, стоила от семидесяти рублей и выше, лошадь для повозки — от ста рублей, дойная корова — от шестидесяти рублей.

Обычный крестьянский дом в Бердске обходился в 300-400 рублей, каменный особняк вставал в 10-15 тысяч. И как тут жить без банковских кредитов? Тем не менее, большинство крестьян именно так и жили: перебиваясь в нашей зоне неуверенного земледелия с хлеба на квас, но обходя за версту банки. Но находились и отчаянные головы, одержимые духом предпринимательства и перемен: кидались безоглядно в банковские объятья, который нередко обращались в настоящую петлю и удавку.

Жертвы конкуренции

Что в наше время, что два века назад, с должниками банки церемониться не желают.

Вот две истории, приключившиеся с бердскими крестьянами и запечатлённые в документах областного архива. 

Крестьянин Серафим Попов решил заняться частным извозом. Раскатывать с залихватским криком: «Эх, прокачу!» до Новониколаевска и обратно — это вам не в земле ковыряться. Но прежде требовалось заменить клячонку, с трудом переставлявшую за плугом копыта, на пару-тройку рысаков, а это минимум три сотни целковых. Для рысаков была необходима соответствующая конюшня, а это ещё две сотни. Сбруя опять же, тарантас или другая какая повозка… Вот и пришлось в начале 1906 года Серафиму Попову обратиться к услугам Новониколаевского крестьянского банка. Там хоть и со скрипом (больно уж клиент сомнительный), но выдали тысячу рублей: на пять лет под четыре процента годовых.

На эти деньги Попов приобрёл пару лошадей взял, справил упряжь для них, заказал две повозки, построил знатную конюшню. Однако не учёл Серафим Иванович того, что в Бердской волости насчитывалось шестьсот (!) частных извозчиков, 290 из которых «таксовали» непосредственно в селе Бердском. Конкуренция дикая! Оттого и стоимость поездки до Новониколаевска не превышала двадцати копеек, а по селу и того меньше – десять копеек.

Бывало, за целый день не было у Серафима Попова ни одного пассажира, а кормить надо было каждый день и семью, и лошадей. Да и кредит погашать регулярно. А наш извозчик месяц не уплатил, второй, полгода набежало… И выставили имущество злосчастного Серафима на торги.

С молотка ушли и лошади, и конюшня, и сбруя, и повозки. А кроме того, дом, надворные постройки и корова-кормилица. Даже после этого незадачливый извозчик остался должен ещё пятьсот рублей.

Вторая история и того круче. В том же 1906 году бердский крестьянин Пётр Сорокин вознамерился открыть торговую лавку. Взяв кредит в сельскохозяйственном обществе, которое открылось прямо в селе Бердское, Сорокин построил лавку, отгрохал добротный двухэтажный дом и пару лабазов, накупил всякого товара и скобяного, и мануфактуры. Но так же, как односельчанин Попов, Пётр не учёл ситуацию, сложившуюся на местном рынке торговых услуг.

А ситуация была такая: лавок в селе — аж 35 да две пивные «точки», да два винных магазина… При такой конкуренции новоявленный негоциант Сорокин «сдулся» быстро. Уже в середине 1906 года местная газета «Алтайское дело» сообщала: «25 июня в 10 часов дня в селе Бердском на базарной площади будет произведена продажа имущества, принадлежащего Петру Сорокину, заключающегося в помещении лавки, двухэтажном деревянном доме, постройках и всяком товаре на удовлетворение взыскания Бердского сельскохозяйственного общества в сумме 3065 рублей 66 копеек. Имущество оценено в 649 рублей, с каковой цены и начнётся торг».

Даже после распродажи всего имущества долг за Сорокиным оставался преогромный: больше двух тысяч рублей. И деньги искать бесполезно: никто из односельчан не дал бы взаймы столь крупную сумму. Сорокин и не искал. Вместо этого рано поутру ушёл из родного села в неизвестном направлении.

В те годы ещё было не принято взыскивать в подобных случаях банковские долги с родственников должников, поэтому семью Петра Сорокина никто не терроризировал. А сам он, по воспоминаниям старожилов, вновь объявился в родных краях только весной 1920 года, когда в селе Бердском окончательно укоренилась советская власть. Да объявился не абы как, а в кожаной фуражке со звездой, кожаной же куртке, галифе синего цвета и хромовых сапогах. Выяснилось, что служит он теперь в уездной ЧК и в Бердске появился не просто так, а с целью арестовать членов правления сельскохозяйственного общества «как гнусных ростовщиков и кровопийц, дравших с трудовых крестьян непомерные проценты».

Таковых, не успевших сбежать, оказалось трое, и всех Сорокин отправил в Новониколаевск. Последующая их участь неизвестна. С брошенной женой чекист так и не сошёлся, заведя себе другую семью в уездном центре. Что же касается тех процентов, за которые пострадали члены правления, то не столь уж велики они и были: три с половиной годовых.

… Нынешние жертвы кредитного ига могут рассказать и более душераздирающие истории. Вот только нет у них кожаных курток, хромовых сапог и мандата представителя уездной ЧК.

Фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru