Пятница, 26 мая 2017 16 +  RSS
Пятница, 26 мая 2017 16 +  RSS
10:25, 22 июля 2015

В Бердске готовилось покушение на Столыпина


Все происходившие в Российской империи процессы в той или иной степени находили отражение в истории села Бердское. Есть данные, что здесь готовилось … покушение на Столыпина.

20-17 октября 1905 года

На стыке веков всего за несколько лет население Бердска выросло более чем в три раза. Если в конце XIX века в селе проживали 820 человек, то к началу революции 1905 года — уже больше трёх тысяч. Причина лежит на поверхности: строительство Транссибирской магистрали. На эту «стройку века» из Центральной России хлынули десятки тысяч рабочих, многие из которых здесь и остались. В частности, в селе Бердском прижились более двух тысяч приезжих. После того, как прокладка железной дороги ушла дальше на Восток, эти рабочие в одночасье превратились в люмпенов, не имеющих в здешних местах ни корней, ни постоянного заработка. Вот она, благодатная почва для революции!

20-революция

И революция не заставила себя ждать. Впрочем, считавшееся благополучным и даже зажиточным село Бердское весть о беспорядках в столицах поначалу встретило весьма прохладно, даже неприязненно. И то сказать: 13 дворян, 87 купцов, 95 мещан – они, что ли, стали бы бунтовать? Да и крестьяне, составлявшие подавляющее большинство коренного населения, тоже не бедствовали: на каждый крестьянский двор в среднем приходилось по шесть лошадей, пять коров и три овцы. И это – не журналистские фантазии, а статистика того времени!

Впрочем, людям всегда кажется, что они могли бы жить лучше, если бы не некие силы, злобно их гнетущие. И тут достаточно малейшей искры для возмущения. Таковой «искрой» явился социал-демократ Василий Деньгин – разумеется, нездешний. В начале первой русской революции он «засветился» в Томске, бежал от преследований полиции в Бердск, поселился здесь в 1906 году и быстро сблизился со ссыльным Николаем Кондратьевым и пимокатом Никифором Зверевым. Эти трое объединили вокруг себя ещё семь-восемь недовольных, распространяли листовки и даже попытались организовать митинг «против властей». Но достаточно было появиться наряду полиции из Новониколаевска, как митингующие тут же рассеялись и длительное время после этого никак не напоминали о себе.

Впрочем, и местные власти об этом событии довольно быстро забыли, не видя в доморощенных социал-демократах особой угрозы. Прямую и явную угрозу они видели в социалистах-революционерах. И то сказать: там, за Уралом, в обеих столицах эсеры метали бомбы, стреляли из револьверов, убивали правительственных чиновников и министров. Да и в Сибири они заявили о себе целой серией террористических актов. В Новониколаевске, правда, местные эсеры ограничивались распространением прокламаций, но эти прокламации были весьма кровожадного содержания.

В селе Бердском эсеровской ячейки вроде как не было. Однако летом 1910 года в газете «Обь» появилось сенсационное сообщение:

«16 июля из Томска в село Бердское нагрянули жандармские чины в сопровождении отряда казаков. Там они арестовали двух строительных рабочих, у которых во время обыска были обнаружены запрещённые брошюры, изданные на средства партии социалистов-революционеров, два револьвера и большое количество взрывчатки. Арестованные сознались, что готовили покушение на Пред. Сов. Мин. П.А. Столыпина, которое должно было совершиться во время его пребывания в Ново-Николаевске». 

Общий вид города Новониколаевска; начало 1910 года.

Общий вид города Новониколаевска; начало 1910 года.

Действительно, в августе-сентябре 1910 года премьер-министр Российской империи Пётр Столыпин наведывался в наши края: посетил Славгород, Камень-на-Оби и Новониколаевск. И хотя планы террористов были сорваны, однако последующая их участь всё равно оказалась незавидной: военно-полевые суды в то смутное время выносили смертные приговоры не только за осуществлённые теракты, но и за подготовку к ним.

Не исключено, что арестованные, дабы придать себе побольше веса и значимости, насчёт подготовки покушения именно на Столыпина и приврали, а на деле собирались ликвидировать какого-нибудь уездного или губернского деятеля. Но как бы там ни было, а сразу же после ареста «сладкой парочки» полиция провела повальные обыски и аресты среди эсеров в Новониколаевске, Бийске и Барнауле, так что к моменту визита Столыпина местные города от них были очищены. Правда, к 1917 году эсеров в Сибири развелось в разы больше прежнего.

Под маской борьбы за свободу

Обстановка в здешних краях после революции 1905 года несколько лет была неспокойной. В большинстве случаев имела место банальная уголовщина – но творимая под шлейфом борьбы за социальную справедливость. 

В августе 1906 года представитель от землеустроительного округа господин Чернов направил на имя начальника Алтайского округа рапорт следующего содержания: «После осмотра границ лесных угодий и оброчных статей, оставленных за Кабинетом Его Императорского Величества, был обнаружен самовольный захват земель Бердского бора крестьянами села. Случай беспрецедентный!». 

Да, пользуясь слухами о смутах в столицах и погромах помещичьих усадеб в Центральной России, местные крестьяне вообразили, что теперь и им можно многое из того, чего ещё вчера было нельзя, и ринулись в окрестные леса: напилить дровишек, запасти брёвен для строительства, отправить на выпас скотину в лесные угодья. Беспрецедентный случай вскоре оброс массой прецедентов: подобных рапортов в 1906 году господин Чернов составил аж 38! В следующем 1907 году их было «всего» пятнадцать, а в 1913-ом и вовсе ни одного.

Ещё более показательный пример таких, с позволения сказать, народных выступлений — деяния шайки разбойников, орудовавших на перегоне между Новониколаевском и селом Бердским. Грабили всех подряд: и крестьян, и купцов, и почтовых служащих. А в начале 1907 года обнаглели до того, что убили сопровождавшего почту сельского стражника. Когда разбойников всё-таки поймали, те заявили, что являются членами партии анархистов и всего лишь восстанавливают социальную справедливость, экспроприируя экспроприаторов.

Сытое сибирское село Бердское новости о революционных настроениях в столицах России встретило без восторга. У селян были свои заботы и интересы. Потом мятежная волна докатилась и до Сибири. Но в каком виде!

Сытое сибирское село Бердское новости о революционных настроениях в столицах России встретило без восторга. У селян были свои заботы и интересы. Потом мятежная волна докатилась и до Сибири. Но в каком виде!

Потом, правда, душегубы сообразили, что за «политику» их ждёт военно-полевой суд и неминуемый смертный приговор, и признались, что в здешние края прибыли из Центральной России по столыпинской реформе. А за разбой взялись, потому что «честным трудом хлебопашцев в Сибири не прокормиться».

Действительно, сотни тысяч крестьян рванули тогда из российского Черноземья в наши края, поскольку там земли было мало, а здесь – завались. Да плюс подъёмные, да бесплатный проезд с семьями и вещами, да ссуда на постройку дома. Правда, по прибытии в Сибирь всё оказывалось не настолько радужным, как виделось издалека. Инфраструктуры никакой, земли неплодородные, климат засушливый. В общем, многие переселенцы потянулись обратно за Урал, а иные хоть здесь и остались, занимались чем угодно, но только не хлебопашеством. В том числе, как видим, и разбоями.

Едва успели власти прижать к ногтю этих «экспроприаторов», пришла новая беда. Летом 1909 года в Новониколаевсе случился страшный пожар. Полностью выгорело 22 квартала, дотла сгорели 794 дома. Тысячи людей остались без крова. А следом сразу же началась эпидемия тифа. Несчастные погорельцы разбрелись по окрестным сёлам и деревням, разнося с собой и болезнь. Значительная их часть осела в Бердске, и здесь тоже вспыхнула эпидемия тифа. Участковый врач села Фёдор Кевроев по этому поводу писал в газету «Алтайское дело», что покойницкая при лечебном пункте переполнена, мёртвые тела лежат прямо на улице, а это «при нынешнем очень жарком лете чревато ещё большими эпидемиями».

… Вот так жило в период между двумя русскими смутами считавшееся зажиточным село Бердское: то недород, то разбойники, то болезни. Но это были ещё «цветочки». Период действительного благополучия занял меньше четырёх лет: с 1910-го по 1914 год; потом началась мировая война, а следом грянула не менее кровопролитная революция 1917 года.

Иллюстрации из музейных архивов и открытых источников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru