Вторник, 19 сентября 2017 16 +  RSS
Вторник, 19 сентября 2017 16 +  RSS
11:35, 13 августа 2015

Что за магазин – Торгсин?


В годы нэпа Бердск переживал кратковременный период настоящего ренессанса: в нём, только что обретшем статус рабочего посёлка, бурно развивалось местное производство, возродилась торговля. Но к началу 30-х годов нэп был свёрнут. Зато началась недолгая эпоха магазинов Торгсина. Именно здесь посчастливилось трудоустроиться разорившемуся бердскому торговцу Николаю Калинину.

20-Торгсин

И до революции, и в годы нэпа Калинин владел бакалейной лавкой. А тут пришлось ему якобы добровольно её прикрыть: задушила налогами большевистская власть. Опустевшее помещение Николай Флегонтович мудро и дальновидно отдал местной комсомольской ячейке, благодаря чему снискал на какое-то время если не благодушное, то хотя бы равнодушное отношение к себе партийных и советских органов. А сам подался в поисках лучшей доли в Новосибирск.

И тут, как следует из воспоминаний его сына, Василия Калинина, Николаю Флегонтовичу повезло: благодаря своим обширным связям он устроился приёмщиком-оценщиком в только что открывшийся магазин Торгсина.

Вкратце поясню, что представляли собой такие магазины. Полное название организации, сокращённо именуемой «Торгсин»: Всесоюзное объединение по торговле с иностранцами на территории СССР. Это объединение было создано 18 июня 1930 года, во время острейшего валютного кризиса, для того, чтобы выгрести валюту из карманов иностранцев, приезжавших в Советский Союз или работавших в нём. Причём выгрести как раз посредством магазинов Торгсина, где покупателям предлагалось то, чего в обычных магазинах не было: от продуктов до антиквариата. Но только за фунты, марки или доллары.

Однако иностранцев в Советский Союз в те годы приезжало мало, а валюты требовалось много. Поэтому в конце 1931 года правительство разрешило отовариваться в магазинах Торгсина и советским гражданам – в обмен на драгоценные металлы. Надо сказать, это было весьма гуманным решением, ведь прежде изделия и монеты из драгметаллов у граждан Страны Советов попросту изымали без всякой компенсации. И потекли золотые-серебряные ручейки под отоварку дефицитом.

А принимал и оценивал эти изделия и монеты бывший купец и нэпман Николай Флегонтович Калинин. Именно так, по имени-отчеству, почтительно именовали его посетители и шапку перед ним ломали, чтобы правильно всё взвесил и принял.

О том, насколько варварскими были способы этой приёмки, говорит хотя бы перечень рабочих инструментов Николая Калинина, описанный его сыном: плоскогубцы, круглогубцы, кусачки, магнит, часовая отвёртка, лупа, ножницы по металлу, а также – внимание! – наковальня, зубило и молоток для рубки больших серебряных или золотых слитков. Приёмщик Калинин беспощадно выламывал драгоценные камни, часовые механизмы, эмаль, дерево, кость и другие вставки, вне зависимости от того, что перед ним: изготовленные пару десятилетий назад часы или истинное произведение искусства с многовековой историей.

Задача у Николая Флегонтовича была простая: превратить всё это в лом, не хранивший в себе никаких воспоминаний. Но прежде всего он испытывал металл на подлинность: делал на нём глубокий надрез напильником и капал азотной кислотой. Никакой реакции – точно золото. Появилось потемневшее пятно – серебро. Кислота закипела и позеленела – презренная медь.

«В очередь!»

Сдатчики в магазин Торгсина валом валили, приходилось даже покрикивать на них, подобно Шарикову из «Собачьего сердца»: «В очередь, сукины дети, в очередь!». 

Оно и понятно: от голодной смерти люди спасались, особенно в 1932-1933-х годах, когда заготовители выгребали из окрестных колхозов всё до последнего зёрнышка.

Горожане несли в магазин Торгсина семейные реликвии, а крестьяне из соседних сёл и деревень – монеты, до поры до времени надёжно припрятанные в погребах и на огородах. Решительно всё принимали в Торгсине, за исключением церковной утвари, которая считалась собственностью государства.

Однажды в новосибирский магазин Торгсина какой-то мужичок приволок огромную икону в золотом окладе: явно умыкнул из храма, кои массово закрывались по всей стране. Приёмщик Калинин аж затрясся от страха («не вышло бы чего!»), а потом, предложив мужичку немного подождать, позвонил в местное управление ГПУ. Двое на машине тут же подкатили, мужичка скрутили и увезли – понятно, куда.

Нередко появлялись в этом магазине и бердчане, знакомые и даже родственники Николая Калинина. Варвара Бахарева, вдова из бердской сельскохозяйственной артели «Заря», муж которой погиб ещё в первую мировую, принесла золотое колечко, в своё время подаренное мужем. И поскольку была она родственницей Калинина, он, рискуя свободой и даже жизнью, расстарался: при взвешивании накинул на это колечко аж лишний грамм, в результате она за него получила 210 килограммов ржаной муки – целое состояние!

По мере того, как план по скупке драгметаллов в магазине Торгсина всё возрастал, а золота и серебра у населения становилось всё меньше, работа Николая Калинина усложнилась. Его стали отправлять в командировки в сибирские деревни и сёла, чтобы он там, на месте, организовывал скупку. Пачку денег и товарных книжек Торгсина в зубы, мешок с продуктами за спину – и вперёд! Жители тех глухих деревень, неохотно расставшись с золотишком, должны были после этого своим ходом добираться до Новосибирска и только там, в магазине, отоваривать выданные им товарные книжки: везти специально для них дефицит в тайгу никто не собирался.

К работникам магазинов Торгсина было пристальное внимание со стороны ГПУ. Однажды арестовали целую рабочую смену во главе с заведующим. Такие вот зигзаги судьбы: из спецмагазина прямиком в специзолятор. Но Николая Флегонтовича миновала чаша сия, и он благополучно доработал в магазине Торгсина аж до ноября 1936 года, когда приём драгоценных металлов у населения был прекращён.

После этого трудился заведующим магазина Бердска. А умер от сердечного приступа 1 июня 1941 года. Вот такая судьба.

Фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru