Среда, 26 июля 2017 16 +  RSS
Среда, 26 июля 2017 16 +  RSS
15:50, 13 августа 2015

Чиновники Бердска и Новосибирска: взгляд изнутри


Почему в российском обществе сложился негативный имидж чиновников? Насколько справедливы упрёки граждан в бездействии и непрофессионализме исполнительной ветви власти?

О работе слуг народа рассказали люди, не один год работавшие муниципальными служащими в Новосибирске и Бердске.

07-соты

Только цифры:

По оценкам РБК на основании данных Росстата, численность чиновников в России в прошлом году составляла 1 млн 455 тысяч человек. Таким образом, в России приходится 102 чиновника на 10 тысяч граждан.

По данным Новосибирскстата, на 31 марта 2015 года списочная численность работников муниципальных служб составила 6,5 тысячи человек. Среднемесячная начисленная заработная плата муниципальных служащих за этот период сложилась в размере 27 348 рублей.

Наталья проработала чиновником в Новосибирске почти три года. Уволилась по собственному желанию, не выдержав внутренней борьбы.

За это время, по её признанию, она сумела почувствовать, как «система» меняет её, долго сомневалась, стоит ли бросать стабильность ради неизвестности, но всё-таки решилась.

— В любой организации приходится сталкиваться со своими трудностями: где-то начальство не очень, где-то с зарплатой проблемы, где-то постоянные авралы… Но здесь всё по-другому, как на далёкой планете.

Зарплаты абсолютно разные. Например, в Россельхознадзоре ведущий специалист может зарабатывать со всеми надбавками и премиями 10-12 тысяч рублей в месяц, и выше головы он не прыгнет. Зато много получают руководители департаментов или управлений, а у ведущего специалиста есть шанс пробиться, сделать карьеру, и ради этого он будет безропотно выполнять всё, что ему велит руководство.

Его руководству, в свою очередь, диктует высшее руководство. Так называемая вертикаль власти на деле оборачивается тупым исполнением указаний сверху. Творческое начало и управленческий талант тут умирают, не успев расцвести. Зато в цене чинопочитание и послушание без рассуждений. Работы у чиновников на самом деле море, но при этом половина её – бесполезная и бессмысленная.

Когда ты только приходишь на такую работу, думаешь: «Горы сверну! Сделаю всё классно!». Нет, ничего ты классно не сделаешь, через некоторое время тебя начнут подминать, а вскоре сам замечаешь, что мыслишь, как все чиновники. Даже твои близкие начинают тебе об этом говорить.

Очень ценится «трудоголизм» (именно в кавычках!). Это когда ты приходишь минимум на час раньше, уходишь поздним вечером, а в течение дня не имеешь времени, чтобы даже сходить в туалет. Но на что уходит рабочее время?!

Часто люди жалуются, что на рассмотрение их обращения закон отводит чиновникам целый месяц: «бездельники там, что ли, сидят?». Однако обращений реально целый вал! На каждое нужно реагировать по установленной форме, хотя зачастую просители – просто больные люди. Я сама занималась жалобами гражданки, которой зимой в открытую форточку кто-то холод поддувал, и гражданина, которому соседи лазером в окно светили. А когда обращались люди с реально тяжёлыми ситуациями, в наш век Интернета приходилось обзванивать десятки служб, собирать ворох бумажек…

При этом учтите: если партия велит не поднимать сейчас ту или иную тему, ты хоть ужом на сковородке крутись, ничего не выйдет. Но если велит поднять, причём в сжатые сроки, карусель начинается ещё та. На выполнение боевого задания кидаются люди, вовсе в этом деле ничего на соображающие. Например, чиновного клерка без строительного образования ставят на разработку проекта или сметы по укладке поребриков. Он сидит днями и ночами, звонит в какие-нибудь московские институты… Тратит кучу сил ради показухи, хотя мог бы решать насущные проблемы.

… Если раньше я смеялась над какими-нибудь глупыми законами, которые принимают в нашей стране, то, поварившись в чиновном котле, сама начала думать: «А что тут такого? Как может быть иначе?». И вот этот вопрос: а как иначе, если уже всё так устроено, возникает в голове постоянно. Идеально не сделаешь, значит, делаешь, как получится. И это кажется нормальным.

Творчество было возможным

Надежда Москвина уволилась из бердской администрации с должности вице-мэра по экономике в 2011 году, проработав муниципальным служащим в общей сложности почти двадцать лет. Она рассказала «С», за что любила свою работу и что в ней было самое трудное. 

— Я пришла работать в администрацию в перестроечный период: в комитет по управлению муниципальным имуществом. Скучать было некогда, в стране постоянно что-то происходило: приватизация, реформы, новые законы. После 90-х город был в очень тяжёлом положении. Всё рухнуло, требовалось как-то вписываться в новую систему экономических отношений, что-то придумывать, делать…

Это была творческая, интересная работа. Мы активно взаимодействовали с руководителями бердских предприятий, которые боролись за выживание города: они постоянно «толкали» власть, что-то подсказывали, ругали, убеждали, доказывали.

Вместе мы создали долгосрочную программу развития Бердска до 2025 года: выслушивали мнения и предложения, анализировали всю информацию вплоть до самых несбыточных пожеланий, искали ресурсы. Предприниматели вообще активно нам помогали и многое делали для города безвозмездно, на патриотической волне.

Когда администрации были переданы все системы городского жизнеобеспечения, приходилось работать в авральном режиме. Вставали котельные, потому что не хватало угля. Рвались трубы, на ремонт которых в казне вообще не было денег. В такие моменты задействованы были все: глава города, руководители отделов и их заместители дежурили в круглосуточном режиме, чтобы при необходимости звонить, просить, требовать, добывать… Мне самой приходилось выезжать на аварию канализационного коллектора. Нужно было срочно найти ресурсы, и я достучалась до первых лиц области. Нам прислали оборудование, комплектующие: в течение суток всё было восстановлено.

Но всегда оставалось внутреннее недовольство. Казалось, делаем много, а оценка невысокая. Наверное, в работе служащих самое трудное — добиться результата, который можно оценить. На приём приходили люди с кучей негатива и всевозможных социальных проблем: от детских садов до жилья. Жилищные проблемы горожан я вообще воспринимала болезненно. Был период, когда государственные программы по этому направлению практически оказались свёрнуты и приходилось отказывать людям, которые всю жизнь простояли в очереди на получение квартиры…

… Негативный образ чиновника сложился в России уже очень давно. Мне кажется, как раз после 90-х годов отношение людей немного потеплело. А сегодня опять сплошной скепсис. Можно ли это изменить? Наверное, если изменить саму систему. Когда население будет выбирать профессионалов, передавая им какие-то функции управления, оно по-другому станет к ним относиться. Если ты знаешь, что здесь работает «свой» человек, то захочешь ему помочь, подсказать. Тогда, возможно, конфронтация сменится взаимодействием.

Справка:

Чиновничество в России — служащие российского государственного и муниципального аппарата.

Основным легальным источником доходов чиновников является заработная плата, выплачиваемая государством.

Кроме государственной заработной платы по основному месту работы, чиновники могут получать доход за счёт инвестиций (в акции компаний, различных фондов), доходов от депозитов в банках, от сдачи в аренду недвижимости, от преподавательской деятельности (чтение лекций).

Чиновникам среднего и высшего звена законодательно запрещено заниматься предпринимательской деятельностью. На их близких родственников запрет не распространяется.

Дорогие читатели! А вы сталкивались с работой чиновников? Попадались ли вам хорошие, понимающие и реально помогающие чиновники?

 Фото из открытых источников

Обсуждение: 4 комментария
  1. Гриша:

    Жалко чиновников не стало. Стало жутко. И радостно от мысли, что я никогда, ттт, не познаю этот мир изнутри.

    Ответить
    1. Антон:

      Зато у Вас миллион возможностей познать его снаружи. До поры до времени всех Бог милует. Зато как настанет такой момент, не знаешь куда и бежать и к кому обращаться.

      Ответить
      1. Гриша:

        Пока обходился. В местной администрации и не был ни разу. Больше напрягает система здравоохранения. Но это другая песня…

        Ответить
  2. Игоревна:

    Полтора года боролись всем домом на ул. Горького, чтобы нам под окна не ставили пивной павильон. Полтора года еженедельных походов по кабинетам и сборам подписей. Вагон времени и три вагона нервов. Мы их победили и у нас нет пивного киоска под окнами. Но чего нам это стоило!!! После всей этой тягомотины было желание бросить парочку бомб-вонючек по известному адресу.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru