Суббота, 19 августа 2017 16 +  RSS
Суббота, 19 августа 2017 16 +  RSS
11:02, 14 августа 2015

Бердчане создали реплику самолета ПО-2


Когда эти седые дядьки, принимая серьёзный вид и солидно покашливая, рассказывают о том, что они делали, их глаза по-мальчишески загораются. И, забыв про солидность, стукая иногда друг друга по коленке, они вспоминают и спорят до хрипоты, как долгие годы мастерили легендарный советский самолет ПО-2 — ночной кошмар немецких солдат, лучший друг советского колхозника. Швейная машинка Зингера. Летающая парта.

SONY DSC

— Да, это всё о нём…

Бердчане Александр Сапожников и Виктор Калаев принимали участие в создании реплики (действующей копии) самолета ПО-2.

— Откуда вообще взялась эта идея — реконструировать самолёт?

— Она появилась — и уже очень давно — у преподавателя НЭТИ (ныне НГТУ) Вячеслава Гриценко. Собственно, он начал поиски чертежей, возможностей… — рассказывает Александр.

— Пять лет его строили, и постоянно были какие-то сложности — то с помещением, то со специалистами. Много отсеялось народа — приходят, уходят. Чертежи мы доставали… Да чёрт его знает, как мы их доставали! Что-то в интернете находили, иное как семейные реликвии передавали из рук в руки. Искали по всей России и в её окрестностях лётные учебники, пособия. Очень долго искали двигатель — таких ведь давным давно не выпускают: обшарили всю страну в поисках, — вспоминает Виктор.

— Тяжело, да. А зачем? Он кто такой вообще, ваш ПО-2?

— И совершенно напрасно вы не знаете, кто такой ПО-2! — тут же взрывается Калаев. — Сконструирован он почти сотню лет назад — в 1920 году — Николаем Поликарповым. Собственно, ПО-2 он стал после кончины конструктора, а до неё звался У-2, так как был учебным для пилотов. Все поголовно пилоты обучались на нём.

— Самолёт получился гениальным! — подхватывает Александр Сапожников. — При категорической дешевизне в постройке был многофункциональным, так! Прощал колоссальное количество ошибок новичков и не только, так! Его вообще в штопор сорвать можно было только опытному пилоту, новичок этого не смог бы сделать нечаянно. А чтобы выйти из штопора, достаточно было просто… отпустить рули управления (это в лётном наставлении писано, нисколечко не вру!), и самолёт сам выходил на нормальный курс. А без управления способен был самостоятельно сесть на относительно ровную площадку. Так!

— Когда началась война, на фронтах было очень туго с самолётами: реквизировали всё подряд, в том числе учебные «ушки», — это уже «партия» Виктора Калаева. — Через какое-то время лётчики распробовали этот самолёт и, став самым массовым в СССР и вторым в мире по общему количеству произведённых, ПО-2 стал натуральным кошмаром для немцев.

Виктор Калаев «почти оттуда»: из времён Великой Отечественной.

Виктор Калаев «почти оттуда»: из времён Великой Отечественной.

-Так ведь парта же! Хоть и летающая.

— Да, самолёт отличался от других довольно низкой максимальной и очень низкой минимальной скоростью, а также очень низким уровнем производимого мотором шума. Он был сделан практически из тряпок. Всё это и дало ему преимущество. Низкая скорость позволяла в ночное время прицельно и очень точно бомбить расположение немцев. Тихий слабосильный движок давал возможность подойти скрытно. Тряпошная обшивка делала самолёт почти неуязвимым для вражеского огня… Ночная бомбардировка — лишь одно из сотни его использований. Он вывозил раненых с фронтов: под крылом устанавливали носилки, а летать он мог благодаря маленькой скорости очень низко. Он осуществлял связь с партизанами, так как мог сесть на любом клочке земли. Перевозил документы, осуществлял связь. Забрасывал диверсионные малые группы и одиночек. Именно на ПО-2 летали «ночные ведьмы» — знаменитый женский полк. За сбитый ПО-2 фрицам вешали «железный крест» и платили две тысячи дойчмарок. Вдвое больше, чем за истребитель!

— Ну, немцев бомбить пока не требуется. Вам-то ПО-2 зачем? Что вы с ним делать будете?

Хором:

— Да что угодно!

— Он всё умеет, сказано ж тебе! — кипятится Александр. — Все фигуры высшего пилотажа могёт! Абсолютно все! Это если умеючи. А если не умеючи, так я уже сказал: отпусти ручку, самолёт тебя сам до дому доведёт! Шутка, конечно, но и правда, очень дуракоустойчивая машинка, всё прощает. На такой обучать новичков — самое милое дело.

— Как обучать новичков, если собирали агрегат вы сами: не на заводе, из подручных запчастей?..

— Из подручных, факт, — соглашается Виктор. — Но, во-первых, мы каждую из найденных запчастей на сто рядов гоняли — проверяли. Во-вторых, контроль двигателя осуществлялся на всех этапах и особенно — в воздухе. Ну и, как положено: когда закончили, прибыл

лётчик-испытатель, обкатал наше чудо, выдал нам докУмент, разрешающий летать. Всё законно!

— А где летали-то? В полях?

— В Мочище, — уточняет Сапожников. — Это вообще совершенно отдельная история. Там есть замечательный человек, Вадим Палыч, он бердчанин… Ну, вот не хочет он, чтобы его называли! Но он нам помогал и со строительством, и с налётом. У него там десяток самолётов для курсантов авиавузов — он всё это делает для людей бескорыстно. Там впервые на своём самолете мы поднялись в воздух. Там участвовали в авиашоу. Там и летаем.

Команда фанатов ПО-2. Александр Сапожников — слева

Команда фанатов ПО-2. Александр Сапожников — слева

-В авиашоу наперегонки летали?

— Несолидно ПО-2 наперегонки летать, — подпускает укоризны в голос Виктор Калаев. — Самый старый самолёт авиавыставки, всё-таки. Мы строем летали — с ребятами из Красноярска, тоже на ПО-2. Под звуки симфонического оркестра и песню «Как молоды мы были». Старики плакали. Мы, когда на поле сели, пенсионеры на нас набежали; сразу нашлись те, кто много лет назад учились на таких самолетах. И ещё поучатся, я думаю.

 — Дальше-то что делать будете?

— Ещё один ПО-2 сделаем. Либо штуки три. Или пять!

— Зачем?! Один — понятно: история. А много?..

— ПО-2 — хороший самолёт. Не в историческом смысле хороший. Просто хороший. Получить свидетельство лётной годности на него легче, чем на любой другой. А у нас сегодня не производят малых авиасудов, тем более, пригодных для обучения новичков. Не Цессны ж нам закупать, в самом деле, — объясняет Калаев.

— А первым его в воздух поднял я! — восторгается Александр Сапожников. — Правда, всего на полметра и на три секунды (больше без испытателя нельзя было), но поднял! Ура!

По данным Википедии, в мире сегодня всего две рабочие реплики самолета ПО-2: в Красноярске (построен в 2005 году под руководством Николая Ластовкина; именно вместе с ним в авиашоу летали наши герои) и в Самаре (построен в 2007 году при участии Евгения Смирнова и Анатолия Шляхно). Эх, тёмная ты Википедия и неграмотная совсем!.. Запиши-как ты и третий самолёт в список: Бердск-Новосибирск-Мочище, 2015, Вячеслав Гриценко, Виктор Калаев, Александр Сапожников, Вадим Палыч и многие другие…

Фото из архива Александра САПОЖНИКОВА и Виктора КАЛАЕВА

 

 

 

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. И горь:

    Откровенная глупость про «Зингера».»Швейной машинкой» и гансы,и наши называли У-2.Но без «Зингера»,т.к. в мире полно было других швейных машин.Очередная журналистская непрофессиональная премудрость….Это типа,как,к примеру,один журналист «БМП» расшифровал с экрана как «бронированная машина пехоты»,а другой,рассказывая что-то об авиации в период В.О.в.,отмочил,»что пилот Ил-2 катапультировался…» Слышали звон,да чёрт знает,откуда он…

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru