Понедельник, 29 мая 2017 16 +  RSS
Понедельник, 29 мая 2017 16 +  RSS
13:54, 28 августа 2015

Как в селе Бердском с пьянством боролись


Затеянная в 1985 году Михаилом Горбачёвым антиалкогольная кампания ознаменовалась не только вырубкой виноградников и гигантскими очередями за водкой, но и повсеместным созданием первичных ячеек «Всесоюзного добровольного общества борьбы за трезвость». Появились таковые и в Бердске. Но мало кто знает, что первые общества трезвости возникли в наших краях задолго до этой кампании – больше ста лет назад.

20-пьянство на Руси

Где «мерзавчик» — там и ведро

Пьянство на Руси уходит своими корнями в глубокую древность. Так, из летописей известно, что князь Владимир Красное Солнышко при выборе религии отказался от принятия ислама на том основании, что «веселие на Руси есть питие» — а мусульманство употреблять спиртные напитки как раз и запрещает. Дальше – только хуже, и к концу XIX века вся Российская империя была опутана густой сетью трактиров и кабаков. Добавим к этому самогоноварение в сельской местности и придём к выводу: русский народ отчаянно спивался.

Правительство на протяжении веков смотрело на это сквозь пальцы и только к концу того же XIX века наконец-то спохватилось и начало принимать в отношении пьянства какие-то меры. Однако меры эти были поистине смехотворны, что и видно из конкретных примеров. Так, в 1881 году на совещании Совета министров (!) было принято решение продавать в кабаках к водке ещё и закуску, а в 1885 году было разрешено отпускать водку навынос в маленькой таре (до этого выносить водку из трактиров разрешалось только вёдрами). Логика при принятии этих решений была такова: закусывая в трактире, выпивоха будет меньше хмелеть, а принеся из кабака домой «мерзавчик» водки, он только этим «мерзавчиком» и ограничится – тогда как в прежние времена он не успокаивался, пока не выхлёстывал всё принесённое с собой ведро. Однако же жизнь не оставляла от этих стройных логических построений камня на камне: в кабаке мужичок и при наличии доброй закуски ухитрялся нализаться до положения «мордой в холодец», а принеся с собой домой шкалик водки, он стремительно выдувал его прямо из горла и возвращался в кабак уже за целым ведром, чтобы потом понапрасну ног не бить.

Чайная-читальня вместо кабака

И тогда в том же 1885 году правительство решилось на крайние меры: оно приняло постановление, разрешающее крестьянским обществам право по решению сельских сходов закрывать в сёлах винные лавки и кабаки. Параллельно с этим по всей империи стали создаваться общества трезвости (что-то напоминает, не правда ли?). Докатилась эта волна всеобщей борьбы за трезвость и до села Бердского.

И вот что сообщают об этом архивные документы. До наших краёв эта кампания докатилась только в 1888 году, и именно в том году тогдашний настоятель Сретенского храма Николай Беневоленский произнёс в церкви гневную проповедь, в которой яростно обличал укоренившуюся в Бердской волости привычку отмечать любой престольный праздник обильными возлияниями, драками и даже смертоубийствами. Он поставил своих прихожан в известность о том, что при церковно-приходской школе им самолично будут читаться лекции о вреде пьянства, и обратился к «обществу» с призывом: собрать сход и постановить закрыть в селе Бердском все винные лавки и кабаки – общим числом около десяти (!).

Сход, под впечатлением от этой проповеди и убоявшись сочными красками нарисованных священником картин Страшного Суда, собрался едва ли не на следующий день. И постановил: винные лавки и трактиры убрать не только из села, но и со всей волости. Ну, насчёт «всей волости», так это был холостой выстрел: крестьяне в окрестных деревнях вовсю гнали самогон и на «злодейку с наклейкой» не тратились, поэтому и этого постановления «общества» просто не заметили. А вот в самом селе Бердском страсти закипели. Восстали против решения схода в первую очередь, конечно же, купцы – владельцы закрытых трактиров и лавок. Затем к ним присоединились особо пьющие мещане и крестьяне. Устроили некое подобие митинга на Базарной площади и вынесли своё постановление: написать жалобу на произвол «общества» и отправить её в Барнаул, уездному начальству. А пока, до получения ответа из Барнаула, восстановить статус-кво: винные лавки и трактиры открыть! Тут уж некоторые и из голосовавших за введение «сухого закона» в Бердске начали в затылках почёсывать: не погорячились ли, мол, мы, закрыв эти самые питейные заведения? Случись какой праздник – неужели на трезвую голову придётся отмечать?

И тогда мудрый отец Николай Беневоленский принял единственно правильное решение: в тот же день с амвона он воззвал к женщинам, жёнам и сёстрам тех самых «бунтовщиков» с Базарной площади. Ну, а те угомонили своих непокорных братьев и мужей по-своему: бабьими причитаниями, ухватами да сковородниками. А отец Николай, чтобы окончательно закрепить свою победу, ещё и общество трезвости в селе Бердском предложил создать. Оно и было создано – в июле 1888 года. Возглавил его, конечно же, отец Николай Беневоленский, а в попечительский совет вошли наиболее уважаемые бердчане: купцы-старообрядцы братья Маштаковы, мыловар Софронов, мировой судья Булгаков да подлесничий урядник Абрамов. По инициативе (и при финансовом участии) братьей Маштаковых в селе бердском была открыта чайная-читальня. Интереснейшее заведение, между прочим: спиртное в ней, разумеется не подавали, из горячительных напитков только чай. Зато на каждом столе к услугам посетителей лежали газеты, а на специальной полочке стояло несколько растрёпанных книг. С другой же стороны: раз растрёпанных – значит, неоднократно прочтённых. Жители села Бердского, знаете ли, помимо прочего славились и своей грамотностью.

Неизвестно, сколько времени продолжалась бы эта идиллия. Однако в 1894 году правительство Российской империи ввело государственную монополию на продажу спиртных напитков. В связи с этим были отменены все постановления сельских сходов о тотальном закрытии кабаков и винных магазинов. Они повсеместно открылись вновь, в том числе и в селе Бердском – да только принадлежали они теперь не каким-то частникам-купцам, а государству. Следовательно, и весь доход от торговли в них шёл в государственную казну. И был этот доход настолько огромен, что ради него можно и должно было поступиться попечением о народной трезвости.

А вот общества трезвости остались. Правда, после возобновления винно-водочной торговли стали они какими-то неэффективными, беззубыми – прямо-таки всеобщим посмешищем. Тем не менее, кто-то же в их состав входил. И известно, например, что в декабре 1909-январе 1910 года в Санкт-Петербурге проходил первый Всероссийский съезд по борьбе с алкоголизмом (именно так и назывался!), и в нём принимал участие бердский борец за трезвость подлесничий урядник Абрамов. По этому поводу местные крестьяне шептались: легко, мол, ему трезвость соблюдать, ибо кто же ему в лесу чарку поднесёт? Но летом 1914 года, после начала первой мировой войны, многим из них пришлось стать такими же трезвенниками: в империи был введён сухой закон. Тяжко после его введения пришлось многим. И только крестьяне в глухих деревнях его не заметили: они по-прежнему гнали самогон.

Фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru