Пятница, 28 июля 2017 16 +  RSS
Пятница, 28 июля 2017 16 +  RSS
10:21, 06 ноября 2015

Здесь живёт простота


Какая она, российская глубинка, – неумытая, бедная, отчаянная? Или светлая, полная жизни, любви и силы? «Свидетель» посмотрел на маленькие города и сёла нашего региона глазами фотографа Валерия Кламма.

KLAMM_9175

КламмДля справки:

Валерий Кламм – новосибирский фотограф и фотоучитель, создатель проекта «Родинки на карте».

«Родинки на карте» – сибирский по рождению проект, посвященный будням нестоличной России: «простые истории простых героев в простых обстоятельствах».

Участники фотоблога – от студентов фотошкол до призеров World Press Photo и Пулитцеровской премии — рассказывают о том, «что происходит, когда ничего не происходит», то есть о самом обычном и важном. В фокусе взгляда — глубинная Россия и ее обитатели, от Чукотки до Белого моря, вне новостей и скоротечной повестки.

Проект стартовал в Новосибирске в 2009 году.

Адрес сайта: rodinkinakarte.ru

— В своё время я заразился идеей путешествия в те места, где живёт простота, — рассказывает Валерий Кламм. — Сам я городской житель и ничего такого в моём детстве не было, кроме деревенских каникул у бабушки. Но где-то в глубине души я люблю лирические истории про «маленького» человека. Мне не интересны капитаны бизнеса или герои журналов про успех. Мне важны народные «художники по жизни», которые со своей реальностью делают что-то необычное. Это могут быть и дауншифтеры, которые переезжают из мегаполисов в более спокойные и дальние места, находя там новые возможности и вызовы, а также больший вкус к жизни. Но, прежде всего, это те, кто родился в деревнях и небольших городах, и кто не готов променять эту жизнь ни на какую другую.

Мне всегда хотелось дистанцироваться от новостной скоротечности, преодолеть стереотипы рассказов о российской провинции, чтобы показать силу простой жизни.

KLAMM_0323

— Что вам больше всего запомнилось и запало в душу из ваших путешествий?

— Те, кого называют провинциалами с уничижительным оттенком, в действительности самодостаточные люди. Иногда они живут очень просто, но полны достоинства, бодры, искренне радуются жизни, справляются с трудностями, растят умных и сильных детей.

Часто работа над какими-то сюжетами перерастает в дружбу с их героями. Например, в Ордынке я познакомился с Борисом Белкиным, который получил отличное театральное образование в Москве, но на тот момент уже 14 лет руководил народным театром «Фортель», где играют учителя, социальные работники, слесари. Когда я спросил Бориса Натановича о его карьере, он ответил: «Есть у российских интеллигентов с еврейским отчеством такая духовная практика – просветительство».

Как-то раз я приехал в село Северное Новосибирской области и пошёл знакомиться с директором местного клуба. Захожу в кабинет: евроремонт, стол, шкафчики, мужчина в пиджаке с голубыми глазами и крестьянским загаром. Начинаю быстро, пока он не рассердился, рассказывать, кто я и зачем здесь.

А он: «Погоди, погоди, не говори много. Давай я тебе лучше спою».

Мы отсели от стола, он расслабился, «улетел» куда-то и так зазвучал! Это была колыбельная, которую он пел своему сыну.

Украинцы, белорусы, русские с их песнями несут в себе славянский драйв, под которым я понимаю удивительную широту эмоционального диапазона. Какой-нибудь городской менеджер в пиджаке всё выверяет, просчитывает, многое себе не позволяет, и, соответственно, в нём многое отмирает. А там такая полярность эмоций! Человек начинает с тобой говорить, тут же без зазора переходит на пение, тут же рассказывает байку и смеётся, тут же что-то вспоминает и плачет… Этот кипяток – это удивительно.

KLAMM_17B7734

Вне политики и гламура

Беседуя о личных впечатлениях от современной деревни, нельзя не спросить собеседника о негативе, с которым любят представлять наши сёла некоторые журналисты и фотокорры: мол, все пьют и работать негде.

— Мне изначально не была интересная «тёмная сторона луны», – отвечает Валерий Кламм. — Я не ищу негатив специально, и он меня не находит. Что касается пьянства в деревнях, я сам видел и многие мне говорили: те, кому было суждено сгореть от водки, уже сгорели. Так что беспробудно пьющей деревня если и была, то выровнялась. Выжили трезвые, сильные и спокойные.

Люди заняты простыми делами на своей земле. Кто-то работает вахтами-командировками на выезде. Во многих сёлах очень важные смысловые центры местной жизни – это школы.

KLAMM_17B7569

 — Как воспринимают нашу провинцию ваши иностранные коллеги?

— На мой взгляд, стереотипы — что такое глубинная Россия и как её надо снимать — живут в мозгах так называемого экспертного сообщества: бильд-редакторов и фотографов с зашоренным сознанием. А более тонко настроенные профессионалы ищут именно такой материал, как в «Родинках».

«Да, мы такие, мы не похожи на фотомоделей и наш быт прост, но мы себе нравимся» — такая позиция героя и такая интонация фоторассказчика вызывают уважение. Я убедился в этом, например, во время фотофестиваля HeadOn в Австралии в 2012 году, где «Родинки» были очень тепло встречены и попали топ-дюжину программы из двух сотен проектов.

KLAMM_17B7446

— Вы снимаете людей разных народностей. Насколько остро, на ваш взгляд, стоит национальный вопрос вне крупных городов России?

— Я не работаю на поляне политических раскладов, где национальность и идентичность – некая карта в игре. Меня интересуют традиции, обряды, культуры, и тут вряд ли можно говорить о противоречиях, скорее о разнообразии.

Каждый народ поёт своим уникальным голосом в глобальном хоре, но в каких-то глубинах у нас всех есть что-то очень созвучное. К сожалению, яркость традиции тускнеет с уходом поколений их носителей, сменой уклада жизни. В конце этого лета мы были на Алтае, и люди говорили, как хорошо, что мы хотя бы сейчас это поймали, потому что через пять лет многих вещей уже не будет.

В ауле Карасарт Карасукского района на границе с Казахстаном мы снимали Курбан-байрам, праздник жертвоприношения. Несколько дней казахи-мусульмане ходят по гостям – за день нужно посетить не меньше семи домов, везде поесть… В деревне из ста дворов живёт одна русская бабушка, которая отмечает мусульманский праздник вместе со всем селом, а казахи её потом с Пасхой поздравляют. Во многих местах дружба и общинность сильнее национальных обычаев, а где-то и в пределах одного народа все между собой ругаются.

Когда мы путешествовали по Енисею (фотоэкспедиция в 2003 году), было заметно, как даже соседние поселения отличаются между собой по духу. В одной деревеньке люди бодрые, всё у них хорошо, а через тридцать километров – всё плохо и уныло. У тех и этих людей один лес, одна река, одни обстоятельства, но внутренняя суть разная.

…На фотографиях Валерия Кламма – дети и бабушки, праздники и будни, артисты и работяги – и каждой из них отражено что-то, что мы, городские жители, забыли или потеряли.

KLAMM_9370

KLAMM_8618

KLAMM_6592

KLAMM_1795

Фото автора и Валерия КЛАММА

 

 

 

 

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Papas:

    Итак, евангельская простота, или детскость, имеет не эмпирическое, но религиозно-метафизическое значение. Простота есть религиозное здоровье души — в противоположность ее болезненной сложности, следствию греха. Детскость есть непорочная чистота Божьего создания

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru