Пятница, 20 октября 2017 16 +  RSS
Пятница, 20 октября 2017 16 +  RSS
12:00, 13 ноября 2015

«Свидетель»: четверть века назад


Перенесёмся мысленно назад на четверть века. В стране тотальный дефицит. Огромные очереди не только в магазины, но и в киоски «Союзпечати», потому что люди остро нуждаются не только в колбасе и тряпках, но и в правдивом печатном слове. И вот в маленьком Бердске рождается новая газета с необычным (для тогдашних правд, известий, ленинских путей) названием «Свидетель».

20-фото

Костяк коллектива — Сергей Болдырев, Анна Ракишева, Лариса Литаврина, Лариса Карпова, Ольга Уракова — работали в городской газете «Ленинский путь». Редактор будущего «С» Игорь Литаврин тоже был родом оттуда, потом перешёл в «Науку Сибири» Академгородка. Что их потащило из уютных и обжитых газет на путь неизведанный и тернистый. Про «НС» ничего не скажу, но «ЛП» в то время был достаточно зубастым? За эту самую зубастость нам и «прилетало» постоянно от горкома партии, – объяснили мне первые «свидетели».

– А когда в редакции образовалась вакансия редактора, и были назначены выборы, редакционную кандидатуру (кстати, это был Игорь Литаврин) просто беспардонно ошельмовали перед горсоветом.

Выбрать руководителя газеты должен был Совет, утвердить — горком КПСС, у которого, естественно, была своя кандидатура. Представитель горкома, собиравшая характеристики на кандидатов, вдруг заявила депутатам, что коллектив «Науки Сибири» резко отрицательно отзывается об Игоре Ивановиче, а руководство газеты отказалось его официально охарактеризовать. Это была ложь. И редактор «НС» потом выяснял отношения и с бердским горкомом, и с обкомом КПСС… Однако на сессии горсовета Литаврин проиграл несколько голосов горкомовскому назначенцу, совершенно чуждому Бердску человеку.

– Эта капля переполнила чашу нашего терпения. Понятно стало: работать журналистами нам не дадут. Нормальная журналистика и перепевы с чужого голоса — это, знаете ли, не одно и то же. Даже не дождавшись выхода Закона о печати, мы стали готовить документы на регистрацию собственного СМИ.

Изначально решительно настроенных уйти, хлопнув дверью, было четверо: Ракишева, Болдырев, двое Литавриных. Уже потом к ним присоединились ещё двое коллег.

Первая трудность, с которой они столкнулись: как регистрировать газету. Это чуть позже Закон о печати предоставил такое право любому и каждому. Тогда даже не всякий завод — только крупный — имел право на свой печатный орган. Или, общественное, научное объединение. Или партком.

Руку помощи нам протянул Виктор Юкечев, редактор недавно созданной «Сибирской газеты». Её учредителем было «Сибирское соглашение», ассоциация сибирских городов. К слову сказать, наш тогдашний глава Виктор Матвеев был заместителем председателя ассоциации: Бердск имел вес.

Так в учредительных документов появилось определение «региональное приложение к «Сибирской газете». При этом в Уставе было чётко сказано: «Сибирская газета не несёт ответственность по обязательствам «Свидетеля», «Свидетель» не несёт ответственность по обязательствам «Сибирской газеты». И этот пункт стал очередным препоном при регистрации «С» в горисполкоме. Пришлось переделать документ: записать, что «СГ» должна «С» время от времени творчески анализировать, а он, когда станет супер-прибыльным, станет ей выплачивать скудную долю процента.

Исполком мурыжил новую газету с регистрацией почти три месяца. Всё-таки зарегистрировали 22 ноября 1990 года. А нулевой номер вышел под Новый год. Ещё нужно было найти бумагу, составить договор с типографией «Советская Сибирь» – у неё было самое высокое качество печати.

Долгая дорога «в дюнах»

На мой вопрос, где журналисты нашли бумагу на выпуски первых номеров «С», Лариса Литаврина (которая и по сю пору работает в этой газете) ответила: «Ночью три рулона выкатили из гаража горкома комсомола».

 – ?!.. То есть украли?

– Вот ещё! Вся операция проходила по разрешению первого секретаря ГК ВЛКСМ Игоря Земцова и при его непосредственном участии. Но потихоньку, чтобы «старший брат» – горком партии – ничего не узнал. Только напечатанный на той бумаге номер «Свидетеля» был не первым, а «нулевым». А первый, как и положено, вышел уже в начале января следующего года.

– «На коленке» газету делали?

– Мир не без добрых людей. Сначала нас приютил предприниматель Александр Лыков: он арендовал помещения в СУ-26. Потом – Александр Кирилин, директор «Пеликана» и учебно-производственного комбината. Там, в УПК, наша редакция обитала года три.

– Дальше лучше дело пошло?

 – И не лучше, и не легче. О бумаге, правда, голова у нас больше не болела: типография сама доставала бумагу. Но ведь на неё всякий раз приходилось деньги искать. За печать платить. О какой-то прибыли мы даже не мечтали. Инфляция дикая! А цену газеты приходилось сдерживать: это тебе не булка хлеба, задорого брать не станут. Рекламы не было, какие-то единичные объявления. Но выходили регулярно, каждую неделю. 19 августа 1991 года грянул путч. Недоброжелатели звонили нам по телефону: валите, мол, подальше из Бердска – кончилось ваше время! Но время кончилось не наше. Путч провалился, а газета осталась.

– Союз единомышленников?

– Наш союз распался в 1992 году. Накопились противоречия, определился разный взгляд на то, какую делать газету. Три человека «из первых» после неудачной попытки переизбрать редактора ушли делать свою газету.

– Переизбрать?

– Да, по нашему Уставу редактора выбирал (и смещал) коллектив общим голосованием.

Свой «развод» мы оформили цивилизованно: честно поделили нехитрый скарб, скудные накопления на счету… А вскоре из-за финансовых проблем остались мы вдвоём с Игорем Ивановичем.

– Как в газете можно работать вдвоём?

– Так и работали. Игорь отвечал за деньги, договоры, связь с общественностью (с главой администрации, с предпринимателями). Я — за творческую часть.

Помню, летом вставала в семь утра. Сначала неслась в милицию за оперативными сводками — спасибо Людмиле Сергеевне Мещеряковой. Потом – в городскую администрацию. После этого — на интервью. А в редакции меня уже ждали практиканты и стажёры из третьей школы: с ними я устраивала «разбор полётов», давала новые задания.

Во второй половине дня что-то начинала ваять из собранного материала. И в понедельник, и во вторник – до полуночи, а когда и до утра в редакции сидела, номер делала. Игорь Иванович в это время по потенциальным спонсорам бегал, деньги искал. А в среду ехал в издательство «Советская Сибирь» на электричке, увозил набранные материалы. (С бензином тогда была большая напряжёнка.)

Во второй половине недели я брала двух своих мальчишек, и мы уезжали в деревню Старососедово, там у нас были тридцать соток земли и дом. Становилась фигурой «зю» на грядках. Очень нас эти грядки выручали! В субботу, развезя газету по киоскам, приезжал Игорь, в воскресенье вечером мы возвращались домой. С понедельника — всё по новой.

– Деньги-то хоть начали зарабатывать?

– Не смеши мои тапочки! Кормились с огорода. Сыновья ещё рыбу в Берди ловили. Газетных заработков едва хватало на крупу-сахар. Но деньги на выпуск очередного номера мы всё равно находили. Брать в долг доводилось отовсюду. Даже однажды из бандитского «общака».

 – Почему же не оставили затею? Не переключились на что-нибудь другое?

– Потому что понимали: в любом бизнесе первые годы и трудны, и бесприбыльны. Просто нужно набраться терпения. И работать.

… Через несколько лет пошла реклама, появился свой рекламный агент – Юрий Захаров. Мы долго выпускали газету на восьми полосах, потом увеличили объём до двенадцати. Затем пошло по нарастающей: 16-24-32-48-56. И приложения всякие к «Свидетелю» выпускали, и отказывались от них. Много частных газет за прошедшие годы появлялось в Бердске, но все они существовали недолго. Даже свою «крышу» мы пережили: «Сибирской газеты» уже лет 20 как нет.

– За счёт чего завоевали признание читателей?

– А уж об этом нужно спрашивать читателей.

Фото  из архива редакции

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru