Пятница, 26 мая 2017 16 +  RSS
Пятница, 26 мая 2017 16 +  RSS
10:27, 22 ноября 2015

Бердск 1929 года: Хлеб — по карточкам, водка — без ограничений


Рождённая нэпом частная торговля и в наших краях, и по всей стране была свёрнута к концу двадцатых годов прошлого века. Результат не замедлил себя ждать.

20-в магазине

В апреле 1929 года в Бердске появилось новшество: заборные книжки на хлеб. 

В воспоминаниях  бердского старожила Степана Гусельникова  отмечено, что заборные книжки были трёх категорий. Во всех трёх вклеены хлебные карточки на каждый день. Книжки первой категории выдавали рабочим хлебо- и кирпичного заводов, пимокатной артели «Пролетарий». Полагалось по 800 граммов хлеба в день самому владельцу книжки и по 400 — иждивенцам, членам его семьи. Книжки второй категории полагались врачам, учителям и прочим интеллигентам. Тут норма отпуска была 600 и 300 граммов хлеба. Уборщицы, посудомойки и прочая неквалифицированная рабсила получала по заборным книжкам 300 граммов хлеба в день на себя и столько же на иждивенцев.

А бывшим нэпманам, священнослужителям или царским чиновникам заборных книжек вообще не полагалось, они покупали хлеб на базаре или в коммерческом магазине, где он стоил в три-четыре раза дороже.

За считанные месяцы карточки были введены не только на хлеб, но и на другие продукты питания, а также на промышленные товары. Приехавшие в Бердск на строительство санатория и туберкулёзного диспансера рабочие из Центральной России обескуражено писали не куда-нибудь, а в ЦК ВКП(б): «Здесь в магазинах нет ничего, что продавалось бы не по карточкам, кроме чая и водки». Всего лишь через полгода по карточкам стали отпускать и чай: по пачке в месяц. Зато водка – да, её продолжали продавать свободно и без всяких ограничений.

Продуктовые карточки массово подделывали, их воровали, ими спекулировали. Спрашивается, кто пользовался услугами этих воров и спекулянтов? Да те, у кого эти карточки и украли. Восстановить их в начале тридцатых годов практически не было никакой возможности. Позже, в войну, местные власти стали гуманнее: утраченные хлебные карточки особо нуждающимся восстанавливали. А местная газета «Бердский большевик» в июне 1932 года с негодованием писала о том, что участились случаи подделки… врачебных рецептов: в то время по рецептам больным детям выдавали манную крупу.

Разумеется, рыбку в этой мутной воде ловили в первую очередь торговые работники: спекулировали как продуктовыми карточками, так и самими продуктами. Тот же «Бердский большевик» в июне 1933 года сообщал о том, что в Бердске и его окрестностях за выявленные злоупотребления уволена десятая часть всех завмагов и продавцов, и большинство из них привлечено к уголовной ответственности.

20-за хлебом

Для избранных – распределитель

В 1933 году рабочий-пимокат Михаил Макаров (из тех, кто получал по карточкам хлеба в полтора раза больше, чем интеллигенция) писал в Москву, всесоюзному старосте Калинину: «Рабочий дохнет с голоду, стоит в очередях, а почему ни одного коммуниста не видно в очереди? Видно, им на дом привозят сколько угодно. Вот тебе и равноправие!». 

Макаров ошибался: партийным и советским работникам никто дефицит на дом не привозил; для них по всей стране открывались спецстоловые и спецраспределители. А уж там они могли купить себе и колбасу, и сыр, творог и сметану, шоколад и конфеты. Был такой распределитель и в Бердске, тогдашнем районном центре.

В документах 1933 года, хранящихся в отделе архивной службы городской администрации, отражены несколько любопытных историй. Умер партийный работник Николай Селивестров. И в целях оказания помощи семье покойного исполком поссовета постановляет: прикрепить её к спецстоловой и спецраспределителю сроком на три месяца. Ещё пример: проштрафившийся бердский партийный функционер Макар Новиков простодушно просит Западно-Сибирский крайком партии восстановить его в рядах ВКП(б), «поскольку без специального распределителя стало гораздо труднее материально жить».

Впрочем, повышенная пайка полагалась не только партийным и советским функционерам, но также ударникам производства. Именно таким ударником был рабочий Бердского кирпичного завода Иван Бахарев.  Позже он вспоминал, что за выполнение нормы едва ли не на 200% ему дополнительно причиталось два килограмма мяса, полтора килограмма селёдки и полкило масла ежемесячно. А в заводской столовой обедал он за отдельным, «ударным», столом, где всё было и обильнее, и вкуснее, и дешевле.

Нормированное распределение в начале тридцатых годов коснулось не только продовольствия, но и промтоваров. Через бердский магазин отдела рабочего снабжения (ОРС) по так называемым ордерам отпускали хлопчатобумажную мануфактуру и сукно, сапоги и галоши, кровельное и сортовое железо, гвозди и хозяйственное мыло.

В октябре 1934 года пленум ЦК ВКП(б) постановил отменить в стране карточную систему. Происходило это поэтапно: с 1 января 1935 года были отменены карточки на хлеб, крупы и макароны; с 1 октября – на мясо, сахар, жиры и картофель. В 1936 году были отменены карточки на промышленные товары. Как выразился по этому поводу товарищ Сталин, «жить стало лучше, жить стало веселей». Народ же эту фразу продолжил: «Шея стала тоньше, но зато длинней».

Факт: В ноябре 1931 года на Бердск (посёлок с населением 5 000 человек) было выделено 300 ордеров на покупку валенок, 250 ордеров на ватники, 75 ордеров на пальто и 800 ордеров – «на мелкие вещи». Из документов городского отдела архивной службы 

20-картинка

Цифры для сравнения

В 1932 году жители городов и посёлков Западносибирского края получали: 

  • уборщица, дворник – 40-55 рублей в месяц;
  • машинистка – 65-95 рублей;
  • слесарь – 90-110 рублей;
  • шофер – 125-150 рублей;
  • бухгалтер – 175-200 рублей;
  • инженер – 275-400 рублей;
  • учитель начальной школы – 75-105 рублей;
  • учитель средней школы – 118-150 рублей.

Стоимость продуктов на рынках Новосибирска и Бердска (без карточек) в 1932 году: 

  • мясо (килограмм) – 7 рублей;
  • молоко (четверть) – 3 рубля;
  • творог (фунт) – 10 рублей;
  • яйца (десяток) – 3,5 рубля.

Продуктовый набор рабочего по карточкам в 1932 году:

в сутки: хлеб – 800 граммов; в месяц: масло – 0,4 кг; мясо – 4,4 кг; рыба – 2,5 кг; крупы – 3 кг; мука – 1 кг; сахар – 1,5 кг; яйца – 1 десяток.

Фото из архивов музея

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru