Среда, 18 Январь 2017 16 +  RSS
Среда, 18 Январь 2017 16 +  RSS
Популярно
14:16, 04 января 2016

Два убийства в новогоднюю ночь привели к закрытию социальной гостиницы в Агролесе


«Линию жизни» оборвала смерть.

43-линия жизни

Закрыта социальная гостиница в Агролесе, находившаяся под патронажем общественной организации «Линия жизни» и принимавшая постояльцев более семи лет. Судя по всему, она не откроется больше никогда. Причина — два убийства, совершённые там в ночь на Новый год.

Проживали в этой гостинице люди, по каким-либо причинам лишившиеся крыши над головой. Время от времени временный приют там находили погорельцы или жертвы недобросовестных риэлторов. Но большинство постояльцев составлял совсем другой контингент: бывшие заключённые, освободившиеся из мест лишения свободы и не успевшие обзавестись своим углом, а также наркоманы и алкоголики, лишившиеся жилья из-за своего пагубного пристрастия. До поры, до времени они вели себя спокойно, но гром мог грянуть в любую минуту.

Он и грянул – в новогоднюю ночь. Хотя распитие спиртных напитков в этой гостинице было категорически запрещено под угрозой выселения, однако Новый год несколько постояльцев всё-таки решили отпраздновать с выпивкой. Напились, между двумя бывшими заключёнными произошёл конфликт, закончившийся тем, что 35-летний постоялец нанёс своему сверстнику смертельный удар ножом в грудь. Младший брат убитого набросился на убийцу, начал его избивать руками и ногами и забил до смерти.

Руководитель бердского филиала «Линии жизни» Виталий Бабанатов пояснил, что в ту ночь его в гостинице не было, поэтому подробной информацией по поводу случившегося он не располагает. Виталий Геннадьевич также рассказал, что социальная гостиница в Агролесе по этой причине расформирована, нескольким постояльцам из числа работавших и получавших заработную плату он помог снять двухкомнатную квартиру в Бердске, остальные уже переведены в другие филиалы «Линии жизни», коих на территории Новосибирской области начитывается шесть. Я задал Виталию Геннадьевичувопрос: намерено ли руководство «Линии жизни», в связи со случившимся, усилить в этих филиалах меры безопасности – например, нанять сотрудников частных охранных фирм? Ответ был таков:

— Мы об этом ещё не думали.

43-стенд

***

А буквально за несколько дней до трагических событий в социальной гостинице побывал корреспондент «Свидетеля». Вот что он увидел.

Линия жизни

Деревянный дом на окраине Агролеса имеет статус социальной гостиницы: проживание здесь бесплатное, а приходят сюда те, кому больше решительно некуда идти. Бомжи, выражаясь полицейским языком.

Сегодня здесь обитают 17 мужчин и три женщины, прошедшие огонь, воду и медные трубы. Заявляют, что ни в чудеса, ни в Деда Мороза давно не верят. Однако в углу уже стоит нарядная ёлочка. Каковы же праздничные ожидания обитателей гостиницы, где всё чистенько, аккуратно – а всё-таки не своё?

Откровенничать здесь явно никто не хочет. Фотографироваться — тоже. Наконец удаётся разговорить молодую женщину с открытым русским лицом.

43-тётя

Наташе 25 лет. Рассказывает, что с раннего детства хлебнула она горького до слёз: родная мать отказалась от неё и брата отказалась, когда Наташе было шесть лет. Росла в детском доме на Алтае. Выйдя оттуда, получила жильё, но не успела оформить на себя – «загремела» в зону. Три года отсидела, вышла – ни кола, ни двора. Запила, начала «колоться», прошла множество реабилитационных центров, которых только в Новосибирской области больше трёхсот… Двухлетняя дочка Наташи сейчас в Доме малютки.

Социальную гостиницу в Агролесе Наташа хвалит. Говорит: здесь комфортнее и свободнее, чем в других центрах для алкоголиков и наркоманов. Новый год как праздник ей нравится: душевный. Но желаний под ёлкой она уже давно не загадывает. А если всё-таки попробовать?

Моя собеседница молчит, раздумывает, потом начинает несмело перечислять:

— Снять комнату в частном доме у какой-нибудь старушки, потому что аренда жилья в благоустроенных домах очень дорого стоит. Я помогала бы старушке воду носить, дрова колоть, по хозяйству. На работу бы устроилась: есть специальность швеи. Ну и, конечно, забрала бы дочку из Дома малютки…

Судьбы

  •  Славе сорок лет. Он в приюте самый старший. И единственный из всех коренной бердчанин. Говорит, что жизнь у него, как зебра, полосатая: «Работаю-работаю, потом раз – запил и всё потерял: и работу, и съёмную квартиру». Была когда-то своя семья. Но очень давно. Дочери уже 20 лет. Она с матерью сейчас далеко отсюда, в Тайшете. Заветное желание Славы — сойтись с семьёй: заработать денег, поехать в Тайшет и там вымолить прощенье. «Может, простят и примут!?»
  • Валере 26 лет. Постоялец он специфический. Утверждает, что наркотиками не «балуется». С алкоголем отношения особые: «Могу больше года не пить, но уж когда сорвусь — рога в землю!». Объясняет, что с родителями у него «рамсы», лучше держаться от них на расстоянии. «Но когда я здесь, — говорит Валера, — то и мама моя спокойна». Кстати, «здесь» — это во всех реабилитационных центрах, где уже успел побывать и пожить мой новый знакомый. Сейчас у него есть место работы: на заправочной станции. Но он мечтает найти работу стабильную, постоянную, и снять жильё.
  •  Павлу 35 лет. Была когда-то нормальная жизнь. Дочке 11 лет. Но всё порушило пристрастие к наркотикам. Пагубную тягу сдерживает только пребывание в местах, подобных этой социальной гостинице. Павел любит разнообразие, поэтому подобных гостиниц и реабилитационных центров сменил уже добрый десяток. Два-три месяца на одном месте поживёт – и смена обстановки. Сейчас работает на пилораме. На Новый год собирается навестить не бывшую жену с дочкой, а деда с бабушкой: «Они у меня отличные люди!». Его главное желание сегодня:

— Пусть государство выделит нам какое-нибудь старенькое здание просторнее этого, а мы уж его отремонтируем, доведём до ума доведём!

 Частным порядком

В СССР на государственном уровне работали лечебно-трудовые профилактории, где людей, подобных Павлу и Валерию, пусть насильно, но удерживали от окончательной потери человеческого облика. Сейчас такими людьми занимаются исключительно частные лица и общественные организации. #

Здание для социальной гостиницы передал общественной организации «Линия жизни» некий состоятельный человек.  Всё, что внутри, тоже пожертвовано доброхотами: и посуда, и мебель, и библиотека преимущественно из церковных книг. Сами постояльцы тоже не сидят без дела: работают и часть своего заработка передают руководству приюта.

Кстати, в этом году «Линия жизни» выиграла государственный грант в размере трёх с половиной миллионов рублей на проект «Дома нет, но есть социальная гостиница». Гостиниц, таких, как в Агролесе, у «Линии жизни» несколько, так что полученные деньги, скорее всего, будут распределены по всем.

Неделикатный вопрос: а стоит ли вообще тратить хоть какие-то деньги на таких безответственных людей, как Павел, Валерий, Наташа?  Помощник руководителя бердского филиала «Линии жизни» Александр Менде  пожимает плечами. Всякое бывает. Кто-то, пожив в приюте, и работу находит, и жильё  и даже обзаводится семьёй. Другие вновь срываются, возвращаются сюда грязные, завшивевшие, без единого рубля и документа в карманах. «Линия жизни» без единого упрёка предоставляет таким ещё один шанс. И не факт, что последний: настоящее милосердие границ не имеет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru