Суббота, 23 сентября 2017 16 +  RSS
Суббота, 23 сентября 2017 16 +  RSS
9:00, 17 января 2016

Прокуроры бердской Колывани


Датой рождения прокуратуры нашего города принято считать 1944 год. Однако на самом деле она появилась в Бердске гораздо раньше: в 1783 году. Да не абы какая, а губернская. Это было связано с переименованием Бердского острога в губернский город Колывань. 

20-Катерина

Инициатива исходила от императрицы Екатерины II. В мае 1779 года её указом была создана Колыванская область, а в мае 1783-го – Колыванская губерния. Именной указ от 12 мая 1783 года так и был озаглавлен: «О бытии губернского города Колыванской губернии в Бердском остроге с наименованием оного Колыванью».

20-карта

Со всей Западной Сибири в острог были согнаны строители, в кратчайшие сроки застроившие пространство вокруг крепостных стен не только деревянными, но и каменными домами. А следом хлынул поток чиновников, которым предписано было в этих домах жить и работать. Прибывали они сюда не из столиц, разумеется, а из окрестных сибирских городов: Томска, Тобольска, Тюмени, Кузнецка… Впрочем, «прибывали» – это слишком мягко сказано. С насиженных мест в нашу глухомань их приходилось гнать буквально пинками. Люди возмущались, роптали, тянули время, как могли. Но многие ехали: с императрицей пререкаться – себе дороже станет.

А за чиновниками, вдали от императорского надзора быстро наглевшими, требовался глаз да глаз. Этим «глазом» и стала прокуратура. Утратившая было значительную часть своих функций после смерти Петра I, при Екатерине II она вновь вернула былое влияние «ока государева».

Первым прокурором новоиспечённой Колыванской губернии стал Николай Тактыков. Его права и обязанности были подробным образом расписаны в нормативных документах: защита прав подданных, пресечение незаконных сборов с народа, борьба со взяточничеством и волокитой. Прокурор имел преимущественное право толковать законы в Колыванской губернии и разъяснять нормативно-правовые акты должностным лицам. В помощь ему были определены губернский стряпчий уголовных дел и губернский стряпчий казённых дел. И, как было сказано в указе императрицы, «почитается, что все они трое едиными устами говорят».

Любопытно, что резиденцией первого колыванского прокурора стал отнюдь не Бердский острог, а более обжитый и уютный Барнаул. Из Барнаула Тактыков гонял на тройке лошадей два-три раза в неделю в Бердск для отправления государственных надобностей. (Знакомая картина, не правда ли? Многие бердские чиновники из нынешних тоже живут в более уютном для них Новосибирске, а на службу мотаются в Бердск.)

Кроме того, губернскому прокурору были подчинены три прокурора да шесть стряпчих при судебных учреждениях и пять уездных стряпчих.

 Разрешите представить!

Титулованных особ в штате губернской прокуратуры не было: титулованное дворянство обреталось в столицах и в Сибирь не рвалось. Здесь служили люди попроще. Данные о них есть в Центре хранения архивного фонда Алтайского края. 

20-прокуроры

Например, в 1780-1783 годах в должности областного, а затем и губернского стряпчего находился  Михайло Алексеев. Он происходил из поповских детей и, по обычаям того времени, судьба его была предрешена: духовная семинария, сельский приход где-нибудь в сибирской глухомани, матушка-попадья и куча детей. Однако настойчивый и амбициозный Михайло Алексеевич избрал карьеру военного строителя: служил флигель-адъютантом и аудитором в Инженерном корпусе, оттуда был направлен в губернскую прокуратуру и дослужился до чина коллежского асессора (майора).

Но служением в прокуратуре его карьера не завершилась: губернатор приметил энергичного стряпчего и назначил его советником Колыванского губернского правления. Даже после упразднения Колыванской губернии в декабре 1796 года Михайло Алексеев не потерялся: его включили в число членов присутствия канцелярии Колывано-Воскресенского горного начальства по земской части. Как говорится, вошёл в номенклатурную обойму и закончил карьеру в чине надворного советника – подполковника. А это уже и «ваше высокоблагородие», и личное дворянство, и солидный пенсион.

Василий Исаевич Ахвердов  родился в семье грузинского дворянина. Служил старшим вахмистром в Грузинском гусарском полку, отважно защищал город Моздок от набегов кубанских татар (были и такие). После выхода с военной службы в отставку какое-то время трудился в комиссии по разграничению земель между Новороссийской губернией и Киевским наместничеством и даже исполнял особые поручения екатеринославского губернатора. Когда почувствовал, что губернатору больше не нужен, сам попросился «хоть кем-нибудь» во вновь созданную Колыванскую губернию. Здесь был стряпчим в губернской прокуратуре до 1797 года, после чего в чине титулярного советника (капитана) его назначили земским управителем Колывано-Воскресенских заводов.

Василий Горбунов  родился в семье простого солдата. Добровольно записался в Невский пехотный полк, участвовал в русско-турецкой войне и дрался с «туркой» настолько отважно, что был произведён в прапорщики. После выхода в отставку не захотел жить на скромный пенсион, а попросил своих влиятельных знакомых определить его «куда-нибудь по статской линии». Определили в прокуратуру.

Служил Василий Гаврилович уездным стряпчим и в Омске, и в Семипалатинске. А после образования Колыванской губернии перебрался сюда: стряпчим уголовных дел в верхней расправе; выражаясь современным языком, поддерживал государственное обвинение в уголовном суде. После ликвидации Колыванской губернии больше нигде не служил, потому как к тому времени женился на купеческой дочери с солидным приданым и в дополнительном заработке не нуждался.

… Рассказ о служащих Колыванской прокуратуры можно продолжить: передо мной лежит список из тринадцати фамилий с кратким изложением биографий. Но уже и так понятно: не было в то время каких-то специальных учебных заведений, где готовили бы кадры для российской прокуратуры. Сюда шли служить самоучки, занимавшие до этого самые разные должности – но одинаково далёкие от прокурорского надзора. А в прокуратуру устраивались, преимущественно, по протекции, по знакомству.

Но вот ведь что интересно: эти «блатные» быстро постигли все премудрости новой службы, служили честно и добросовестно. Взысканий, судя по архивным документам, ни один из них не имел, на мздоимстве никто не попался, поэтому и после ликвидации Колыванской прокуратуры без работы не остался никто.

Исторический экскурс. Основательница Колыванской губернии Екатерина II скончалась 6 ноября 1796 года. Её преемник Павел I практически сразу же после коронации, в декабре того же года, упразднил Колыванскую губернию. Одним росчерком императорского пера столица губернии Колывань превратилась в Бердскую слободу и был включена в состав Тобольской губернии. А 1 мая 1797 года сложила свои полномочия Колыванская прокуратура. Её преемницей стала Тобольская прокуратура.

Факты

  • За время существования прокуратуры Колыванской губернии её сотрудниками были: дворяне – 4; священнослужители – 1; солдаты – 2; медицинские чины – 1; приказные служители – 6.
  • Должностной и социальный статус работников прокуратуры был существенно ниже, чем у тех, за кем они должны были надзирать. Это ставило их в подчинённое положение. Так, первый губернский прокурор Николай Тактыков лишился своей должности после того, как всерьёз попытался бороться с поборами в губернской канцелярии. На его место был назначен более покладистый Михаил Строев.
  • Любопытно, что первая местная Колывань располагалась на Алтае (ныне это Курьинский район); до переезда в 1749 году в Барнаул здесь находилась контора Колывано-Воскресенских заводов, которая, по сути, руководила горнопромышленным Алтаем.
  • С 1783 по 1796 годы существовала Колывань, созданная из Бердского острога. В основе третьей (той, что в 50 км от областного центра) Чаусский острог. Ныне это райцентр Колывань. Сибирской столицей ни одна из трёх не стала.

Репродукция картины Фёдора Рокотова; карта из музейных архивов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru