Вторник, 30 мая 2017 16 +  RSS
Вторник, 30 мая 2017 16 +  RSS
14:20, 27 января 2016

Детское инфекционное отделение Бердска не в состоянии вместить всех больных


Репортаж из эпицентра эпидемии.

Изображение 023

«Внимание! Свидания с больными запрещены. Карантин по гриппу».  Первое, что я вижу, входя в отделение детского инфекционного отделения — грозный плакат: карантин! Натянув по самые глаза маску, бреду по пустому коридору. Как нигде именно здесь, в детском инфекционном отделении, чётко понимаешь: в городе вирусная эпидемия.

— Где Татьяну Александровну можно найти? — интересуюсь у медсестры.

— В палате, конечно, ребёнка опять тяжёлого привезли.

…Заведующая Татьяна Танькина идёт мне навстречу. За маской лица не видно, только глаза. Уставшие. И очень красные. Видно, прошедшая ночь (впрочем, как и предыдущая) была бессонной.

Изображение 030

— Сегодня удалось немного поспать, а за предыдущие сутки глаз не сомкнули, — говорит доктор. – Потоком из Бердска и Советского района мегаполиса к нам везли детей. Некоторые в самом деле нуждались в госпитализации, других можно было оставить дома, но бригады «скорой» подстраховываются: всех ребятишек с высокой температурой везут в больницу.

Самых тяжёлых мы оставили в отделении: таких 39. Поскольку можем разместить только 30 человек, три палаты пришлось арендовать во взрослом отделении. Эпидемия, одним словом. Сейчас состояние у всех детей средней степени тяжести: температура начинает спадать. Идёт ли на убыль заболеваемость? Да вы что?! Температура у детей падает, но пик ОРВИ и ОРЗ ещё не прошёл: расслабляться рано.

Быстро выдав эту информацию, доктор спешит в палату, где лежат две сестрички и братик: пять дней мама не могла сбить у детей температуру, в итоге всех скопом привезла в больницу. У Антона, Софии и Кристины ОРВИ.

 

— Кофточку повыше поднимай. А теперь горлышко покажи… Вот какие послушные ребятишки! — хвалит малышей Татьяна Александровна.

— Ага. Только когда дело до уколов доходит, держать Кристину сбегается весь медперсонал, — не без иронии продолжает мама малышей. — Ума не приложу, где мы могли вирус подцепить: в сад не ходили, в общественных местах не гуляли…

И вновь мы бежим с доктором по коридору: в очередной палате в помощи нуждается очередной маленький пациент.

— Татьяна Александровна, в приёмный покой ещё одного мальчугана привезли!..

— Сейчас, сейчас! Маску хорошо надели? — это вопрос ко мне. – Тогда вперёд!

…Сашу доставили в больницу пару часов назад. Дома высоченная температура у него держалась семь дней.

— Антибиотиками ребёнка поила, а толку никакого, никак её сбить не могла – недоумевает мама. – Надеюсь, у докторов всё получится.

Изображение 017

… — Смотрим горлышко, животик… К груди — фонендоскоп. Удовлетворенная состоянием малыша, доктор спешит в приёмный покой.

 — Татьяна Александровна, а разве можно при ОРЗ и ОРВИ детей… антибиотиками пичкать?

— Нет, конечно, — тяжело вздыхая, произносит она. – Больному ребёнку нужен постельный режим, обильное питьё: отвар шиповника, изюма, брусники, клюквы… И противовирусные препараты. Когда родители поят детей антибиотиками, процесс выздоровления может надолго затянуться. Антибиотики нужны только при осложнениях. Даже температуру лучше всего снижать до 38 градусов, но не больше.

— А в народе бытует мнение, что её вообще не стоит понижать: мол, когда она выше 39 градусов, в организме погибают все вирусы…

— На фоне высокой температуры у детей могут начаться судороги. Затяжные судороги могут отразиться на работе головного мозга и других внутренних органов. Недавно из реанимации к нам перевели такого ребёнка. К счастью, всё обошлось благополучно, но лучше не рисковать.

Изображение 009

У большинства маленьких пациентов, находящихся сегодня в инфекционном отделении, острые респираторные вирусные заболевания. Кроме этого, есть больные с кишечными инфекциями, ангиной. Возраст находящихся здесь детишек — от 0 до 14 лет, состояние большинства из них — средней степени тяжести. Положение осложнено вспышкой в городе ОРВИ и ОРЗ.

… В приёмном покое врача ожидает очередная мамочка с мальчуганом лет шести.

— Мы к вам своим ходом, посмотрите, пожалуйста: температура, кашель, — объясняет женщина. – Вызвали врача на дом, а нас сразу предупредили: «На сегодня у нее 80 вызовов, скорее всего, к вам она не успеет». А мне очень за сына страшно.

Минут пять доктор осматривает, слушает, мнёт ребенка, приговаривая себе под нос: «Тут… Тут глаз да глаз нужен. Привезут с подозрением на инфекцию, а у него сотрясение, аппендицит или, не дай Бог, непроходимость… Всю жизнь начеку, только и успевай различать: «наши», «не наши»?..

Заверив маму, что ничего страшного нет и описав схему лечения , Татьяна Александровна ведёт меня в свой кабинет — разбирать истории болезней, которыми завален весь её стол. Мрачно думаю: «Нет, не успеть нам. Ни за что не успеть!», слыша, как снова ударяется о стенки коридора многоголосое эхо: «Татьяна Александровна! Татьяна Александровна!..»

Изображение 032

Палаты в детском инфекционном отделении переполнены до отказа. Чтобы разместить всех ребятишек, ещё три пришлось арендовать во взрослой инфекционке.  По мнению медиков, так происходит потому, что в нашу ЦГБ везут не только бердских, но также детей из Советского района Новосибирска. Если бы их прикрепили к Новосибирску, мы бы решили проблему дефицита мест.В инфекционном отделении размещены десять боксов, три полубокса и одна палата. В каждом боксе есть отдельный выход на улицу, чтобы больные не контактировали друг с другом.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru