Пятница, 28 июля 2017 16 +  RSS
Пятница, 28 июля 2017 16 +  RSS
8:00, 19 февраля 2016

Мэр Бердска о геометрии в отношениях


Мэр Бердска Евгений Шестернин знакомится с городом, а город знакомится с ним. В интервью «Свидетелю» он рассказал о своих методах управления, ключевых моментах работы, любимых книгах и поделился идеями к грядущему городскому юбилею.

06-ШестернинЧто Евгений Шестернин хотел бы принести в Бердск из Новосибирска? По его мнению, в нашем городе нужно налаживать диалог между властью и горожанами. Один из способов — развитие территориального самоуправления.
— Я убеждён в том, что нам не избежать диалога. Если мы хотим говорить о движении вперёд, нужно создать площадку для диалога между властью и народом. Что есть в Новосибирске и не очень развито в Бердске? Это территориальные органы самоуправления – ТОСы. Перспектива за ними, потому что они как раз дают возможность, принимая решение, посоветоваться с людьми.
В Новосибирске мне нравится исторический вагон в метро, и я подумал, почему бы нам не сделать автобус-музей в Бердске или не организовать что-то подобное в вагоне электрички? Вообще было бы интересно создать как можно больше открытых зон, связанных с историей города. Сейчас строится острог, а ещё, например, через городской парк проходит тропинка, по которой во время войны вели на вокзал вновь сформированные полки Сибирской добровольческой дивизии. Есть места, связанные с памятью купца Горохова: можно восстановить часть навесной дороги. Есть в конце концов бердский радиозавод, память которого можно увековечить скульптурой магнитофона. Элементарные вещи, которые бы говорили об исторической принадлежности…
Все эти идеи нужно выносить на суд общественности и спрашивать людей: а что вы можете предложить к 300-летию города?

— Расскажите, пожалуйста, о своём символическом треугольнике.

— Меня всегда возмущает, когда чиновники долго и невнятно отвечают на вопросы граждан или вовсе обходятся «отписками». В последнее время часто вообще пишут так: «Если вы не удовлетворены ответом, можете обращаться в суд». Вот, помогли.
Я с практикантами из Академии госслужбы проводил анализ телефонных звонков и обращений: как люди вообще задают вопросы и что они хотят услышать.

Я нарисовал треугольник — это самая жёсткая фигура. Три стороны, лишнего ничего нет. На первом векторе, когда человек звонит и возмущённо жалуется на какую-то проблему, он всегда хочет быть услышанным и его волнует вопрос: я прав или не прав?Получается, ответ сразу нужно писать такой: «Мы согласны» либо «Мы проверили, факты не очень подтверждаются». Второй вопрос: человек хочет знать, кто виноват. И третий: когда это будет сделано и кем.

Я в кабинете поставил доску. Если мне нужно что-то объяснить своим сотрудникам, начинаю рисовать.

— Что такое стандарт деятельности органов местного самоуправления, по которому будет работать Бердск?
— Это набор показателей, по которым можно оценивать эффективность нашей деятельности. Например, как-то в Новосибирске выступал председатель комиссии по делам несовершеннолетних: «Мы провели столько-то заседаний». Это, что, критерий оценки? Задаю вопросы: «В чём вы измеряете эффективность своей работы? Может быть, посмотрим, сколько у нас дел закрылось или сколько преступлений было предотвращено?»
Сегодня у меня есть желания проанализировать обеспеченность жителей Бердска в сфере потребительского рынка и бытовых услуг. Там тоже есть нормы. «Средняя температура по больнице» у нас нормальная, но в центре – перенасыщение, а где-нибудь за Кафедральным собором до магазина шлёпать да шлёпать. Или, например, кофейни. Она у нас одна? А кафе национальной кухни сколько? Ни одного. Разве это правильно?
— Допустим, это так, но что дальше?

— А дальше дело за бизнес-сообществом. Что мешает малому и среднему бизнесу этим заняться? Я лишь говорю, что каждому из нас хочется, пусть не каждый день, но попить кофе и пообщаться.
И план социально-экономического развития города нужно принимать только после того, как проведён подробный анализ ситуации. Ну, разложи спектрально тот же потребительский рынок, а не просто утверждай, что у нас с ним всё хорошо.
Не люблю, когда собираются чиновники и полтора часа себя хвалят, как это было две недели назад в ДК. Собрались представители социальной сферы накануне итогового совещания – собрания трудовых коллективов. Так выйди и скажи с трибуны: «Мэр обещал во время декады инвалидов сделать модель реабилитационной структуры в бытовых условиях. Что сделано?» А о том, что есть соцзащита, рассказывайте в День социального работника. Когда нужно выступать с планом стратегического развития на пять лет, зачем себя восхвалять? Кем придуманы такие традиции?
Если собираются люди-профессионалы и муниципальные управленцы, они должны обсуждать проблемы, которые интересуют жителей. Мы обязаны быть в диалоге!
На аппаратном совещании после собрания трудовых коллективов я сказал: «Были определены векторы, теперь в течение месяца каждый зам по своему направлению должен перенести это в плоскость обсуждения до конкретики». Но публиковать её можно, лишь когда она будет апробирована в разговоре с населением.
 — Говоря о привлечении инвестиций в Бердск, вы упоминали агентство инвестиционного развития. Что это такое?
— Агентство инвестиционного развития действует на территории Новосибирской области, и нам нужно с ним активно сотрудничать.
Инвестиция – это добровольное вложение денежных средств в какой-либо проект. Но проект может быть интересен, только когда адаптирован к конкретному земельному участку. Например, создать альтернативу Байконуру в Бердске нереально. Один из конкурсантов на должность мэра предлагал спустить Новосибирское водохранилище и восстановить озоновый слой, но и в это никто не вложит деньги. Задача власти заключается в подготовке разговора, в ходе которого станет понятно, что актуально для Бердска именно сегодня. Допустим, утилизация бытовых отходов – тема? Тема. Значит, мы должны её предложить.
Концессия – тоже актуальная тема, но как она была представлена? Строительство 42 локальных котельных вместо трёх крупных – это либо блуд, какая-то заказная вещь, либо техническая неграмотность.
Так вот агентство инвестиционного развития продвигает информацию о проектах и площадках: публикует их, представляет на различных выставках и помогает находить под них инвесторов. Бердску нужно просто включиться в эту работу.

«Концессия – актуальная тема, но как она была представлена? Строительство 42 локальных котельных вместо трёх крупных – это либо блуд, какая-то заказная вещь, либо техническая неграмотность».

 В несколько строк

— Вы были коммунистом?
— Да, и рад этому. Школа была серьёзной, особенно в райкоме комсомола. Начинал с того, что боролся с производственной дедовщиной. Когда молодые ребята после техникума приходили на завод, они не могли получить шестой разряд, хотя имели хороший уровень знаний. Просто существовала квота, и с ней я боролся. Чтобы ни с кем не ссориться, создал комсомольскую молодёжную бригаду: мы брали тот же объём работы, что и старшие, и делали его.
 — Какие книги у вас особенно любимые?
— «Золотой телёнок» и «Двенадцать стульев». «Повесть о настоящем человеке». Книги Довлатова. Про деда Щукаря из «Поднятой целины» читал с удовольствием. В детстве я часто бывал у бабушки в деревне, и там тоже был такой национальный герой, который во всех находил родню, на каждой гулянке доходил до третьего-четвёртого колена… А вот фантастику не люблю.
 — Ваши главные принципы?
— Самые простые. Фундаментальные. Порядочность, например. Ненавижу ложь: лучше промолчать, чем солгать. Есть у меня такая особенность: боюсь обидеть человека. Обиженный человек – уже не собеседник: уйдёт в скорлупу, начнёт защищаться, и ты хоть заговорись с ним потом.

Игорь Литаврин, Екатерина Шрейбер, Фото Ольги Кашиной

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru