Четверг, 19 октября 2017 16 +  RSS
Четверг, 19 октября 2017 16 +  RSS
8:03, 12 марта 2016

Вначале была тёлка


Становой пристав нашёл останки убиенной на берегу Берди возле ещё не угасшего костра, где расположилась на отдых «золотая молодёжь». Новость быстро облетела всё село. Егор Лаптев кинулся к бердским извозчикам: «Выручайте!»…

20-дамыВплоть до конца XIX века жители села Бердского имели слабое представление об особенностях как городской жизни, так и характера горожан: даже ближайшие сибирские города – Кузнецк, Барнаул, Томск – были отдалены от Бердской волости сотнями вёрст. Но в начале XX века буквально под боком у Бердска вырос Новониколаевск. И уже вскоре его жители облюбовали бердские окрестности как отличное место летнего отдыха.

Горожане выезжали летом на берега Берди и поодиночке, и целыми семьями. Для бердчан это была прямая выгода: они продавали дачникам овощи, молоко, свежеиспечённый ароматный хлеб, сдавали в аренду за скромную плату лодки и сети – в общем, смычка города и деревни осуществлялась ко взаимному удовольствию.

Однако с какого-то времени вся эта идиллия начала рушиться. Вслед за добропорядочными семьями в наши края стала наезжать «золотая молодёжь», на удивление быстро появившаяся в новом сибирском городе: сынки купцов, чиновников, местного дворянства. «Расслабляясь» в окрестностях села, они вели себя крайне высокомерно и заносчиво: откровенно насмехались над внешним видом крестьян, отпускали сальные шуточки в адрес сельских девиц, горланили пьяные песни на улицах ночного Бердска. Об этом оставил воспоминания бердский старожил Василий Бахарев.

20-дачники

До поры, до времени селяне терпели все хамские выходки. Но городские молокососы, по свидетельству Василия Лаптева, наглели всё больше. Они уже не покупали овощи у местных крестьян, а тёмными ночами крали их с огородных грядок, причём не от бедности (деньжата у них водились), а исключительно ради куража. И крали-то на копейку, зато грядки вытаптывали основательно.

Потом стали пропадать куры, индюки, гуси. Обглоданные косточки исчезнувшей живности бердчане позднее находили возле кострищ на берегу Берди. А летом 1906 года у матери извозчика Егора Лаптева пропала телушка. Это уже не курица и не утка, поэтому Лаптев обратился с заявлением о краже к становому приставу Павлу Лаунину.

Останки несчастной телушки пристав обнаружил на берегу Берди возле костра с городскими балбесами, о чём и составил соответствующий протокол. Егору Лаптеву как пострадавшей стороне он объяснил, что протокол будет отправлен в Барнаул – а там уж что решит полицейское начальство. Пока же Лаунин даже не задержал и не запер в «холодной» ни одного из прихваченных на месте преступления воришек, что особо возмутило Егора Лаптева. И впрямь: пока барнаульское начальство раскачается, любителей парной телятинки уже след простынет. А в Новониколаевске богатенькие родители стопроцентно их «отмажут».

Поэтому Егор Лаптев решил действовать самостоятельно. Сей же час он кинул клич среди бердских извозчиков: «Выручайте! Наших грабят!». Извозчики в ту пору отличались такой же корпоративной солидарностью, что и нынешние таксисты, а было их в одном только Бердске полторы сотни. На призыв коллеги молниеносно откликнулось человек тридцать. Всей толпой они ринулись на берег Берди и там изрядно накостыляли наглецам, даже после визита пристава не покинувшим облюбованное место отдыха. А после пинками и дубьём гнали их чуть ли не до самого Новониколаевска.

Газета «Алтайское дело» летом 1906 года охарактеризовала этот инцидент как «нападение хулиганов и бездействие власти», но показателен тот факт, что никто из пострадавших не заявил в полицию на бердских «хулиганов»: отлично чуяли эти выдранные дубинами коты, чьё мясо съели.

 Не было бы счастья…

20-село«Золотая молодёжь» после того случая в село Бердское носа не показывала: предпочла отдыхать на других берегах. Казалось бы, исход благоприятный. Но некоторые бердчане (преимущественно, безусые юнцы) с тех пор стали относиться ко всем без исключения горожанам, как к лютым врагам. Страницы газеты «Алтайское дело» 1906 года буквально пестрят сообщениями о нападениях на дачников. Одно из них заканчивается выводом: «Проходить без оружия по селу Бердскому становится небезопасным».

И вот на таком криминальном фоне два года спустя вспыхнула любовь между молоденькой гостьей из Новониколаевска Анютой Ванюшиной и (ирония судьбы, не иначе!) извозчиком Егором Лаптевым.

Егор повстречал двух подружек на берегу Берди и откровенно предупредил: «Лучше бы вам поскорее убраться отсюда: местные страсть как не любят городских, могут и обидеть». Сам и предложил довезти девушек до города. А пока вёз, успел влюбиться в Анюту без памяти. Девушке он тоже приглянулся. Но дальше-то что делать?

В Новониколаевске Егор после того инцидента с отдыхающими старался не появляться: если кто из обиженных вдруг опознает, не сносить Егору головы. Мамаша, едва сынок заикнулся, что полюбил городскую девицу, крик подняла. Не забыла ещё, кто у неё телушку умыкнул. И вывод сделала соответствующий: «Все они там, в Новониколаевске, одним миро мазаны!».
Пришлось влюблённым целый год встречаться на нейтральной территории: в деревне Ельцовской, где у Анюты жила тётка. И неизвестно, сколько бы ещё пришлось так таиться. Но после огромного пожара в мае 1909 года, когда выгорела добрая половина города на Оби, сотни погорельцев хлынули оттуда в село Бердское, и были забыты все прежние распри. Напротив: погорельцам помогали всем миром.

Анютина семья от пожара хоть и не пострадала, но и к ней отношение матушки Егора переменилось. Да и Егор в выгоревшем Новониколаевске стал появляться без опаски: помогал разбирать завалы от пожара, а позднее – отстраиваться погорельцам. В общем, стал новониколаевским лучший друг, как и многие другие бердчане, откликнувшиеся на беду.
Вскоре Егор и Анюта сыграли свадьбу, на которой были и бердчане, и городские. Собственно говоря, сын этих новобрачных – Василий Лаптев – и оставил позднее воспоминания о «войне города и деревни» и об удивительной истории любви.

Из газетных сообщений

20-дача

«5 июля одна дачница, расположившаяся в сосновом бору невдалеке от поскотины, подверглась нападению четырёх сельских хулиганов. Испуганная дачница, едва успев убежать от них, обратилась за помощью к привратнику. Но последний, дряхлый старик, был жестоко избит, как только попытался вступиться за дачницу. Между тем хулиганы, уничтожив все припасы, перебили посуду, забрали гамак и сумку с деньгами, оставленную дачницей, и скрылись».

 «Алтайское дело», июль 1906 года

«Группа хулиганов из села Бердского напала на жителя Новониколаевска, приехавшего отдохнуть на велосипеде. Хулиганы избили его, ограбили и отняли велосипед. Велосипед позднее был обнаружен на дне Берди, хулиганов так и не нашли».

«Обь», август 1906 года

Фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru