Суббота, 16 декабря 2017 16 +  RSS
Суббота, 16 декабря 2017 16 +  RSS
12:47, 16 марта 2016

Дом № 102 по улице Боровой в Бердске остался без хозяина


Договор управления домом закончился, продлевать его управляющая компания «Сибирь Комфорт» не намерена, о чём письменно уведомила городскую администрацию.

боровая1 (2)Бывшее общежитие оказалось бесхозным. Почему?

Антон Борзенков, заместитель директора управляющей компании «Сибирь Комфорт», поясняет: 62% жильцов в доме не платят за предоставляемые им жилищно-коммунальные услуги, общий долг достиг полумиллиона рублей. Проблема усугубляется тем, что больше половины владельцев комнат в этом доме в своё время купили их только для того, чтобы потом сдавать внаём. Комната там стоит 500-600 тысяч рублей, сдать можно за пять тысяч в месяц – выгода небольшая, но очевидная и стабильная. И ищи-свищи этих хозяев, которые неизвестно где живут и ни за что не платят. Каждая десятая комната в доме – муниципальная, однако и у муниципалитета, судя по всему, нет никаких рычагов воздействия на своих квартиросъёмщиков. Но, быть может, у самих жильцов другой взгляд на сложившуюся ситуацию? Давайте зайдём в этот дом и пообщаемся с ними.

За свою комнату площадью 18 «квадратов» Светлана платит 3500-3700 рублей в месяц и недоумевает: за что??? Хозяева комнат в этом доме, утверждает она, совершенно бесправны: без их ведома, например, «располовинили» балкон, на котором так удобно было и отдыхать, и все праздники сообща справлять. Потом «оттяпанную» половину объявили маневренным фондом и поселили туда какую-то бабушку-погорелицу. Бабушки той давно нет, но по-прежнему нет и доступа на ту половину балкона, где некогда она жила. Нет и старшей по дому. Но у Светланы своё мнение на этот счёт:

– А зачем она и нужна? Была старшая, так она заодно с управляющей компанией, а толку никакого. Дверь новую поставили – кто-то тут же её сломал. Дворник работать не хочет, говорит, что все жильцы в нашем доме – свиньи.

боровая1 (1)На разговор выходит женщина из комнаты напротив, её дочка лет десяти и маленькая собачка. Собачка настороженно обнюхивает мою ногу, женщина же присоединяется к разговору. Ирина  живёт как раз в муниципальной комнате и приватизировать её не собирается: «А зачем?». Пытаюсь соблазнить её преимуществами приватизации. Объясняю, что если она комнату приватизирует, то сможет впоследствии продать её и обзавестись более комфортным жильём. Ирина смотрит на меня как на идиота и объясняет, что продать эту комнату она сможет всего лишь тысяч за пятьсот. И задаёт риторический вопрос: «И что же я смогу купить на эти деньги?».
Я задаю встречный вопрос: «А кредит взять не пробовали?». Тут уж не выдерживает первая моя собеседница, Светлана: «Я пыталась и комнату свою оценить, и кредит взять в банке. Максимум в шестьсот тысяч оценили мою комнату, а банк, учитывая мою зарплату, свой максимум предложил – сто пятьдесят тысяч. Прибавьте эти сто пятьдесят тысяч к шестистам и попробуйте что-нибудь купить на эти деньги».

Да уж: если и купишь, то такую же комнатушку, только в другой общаге. А Светлана вновь возмущается начислениями за жилищно-коммунальные услуги:

– Плачу всегда аккуратно, вовремя – и всё равно откуда-то долг выполз, две тысячи рублей. А тут ещё общедомовой счётчик поставили, его стоимость раскидали по всем жильцам. Причём почему-то неравномерно. Мне, например, дополнительно по 250 рублей в месяц теперь приходится платить. А кому-то и по 333 рубля насчитали.

А вот Ирина в последние месяцы не платит. Накопила двадцать тысяч долга. И никаких угрызений совести по этому поводу не испытывает. Наоборот, с каким-то вызовом заявляет:
– С меня-то эти деньги рано или поздно судебные приставы всё равно дёрнут, так мне свои обязательства перед муниципалитетом придётся выполнить. А вот они свои обязанности перед нами так и не выполняют.

И не поймёшь ведь, кого Ирина имеет ввиду под словом «они»: то ли управляющую компанию, то ли муниципалитет. Понятно другое: мои собеседницы не испытывают ни малейшего волнения по поводу того, что от дома, в котором они живут, отказалась управляющая компания. Потому как уверены: местная власть на произвол судьбы их в любом случае не бросит. А раз так – стоит ли и переживать?

В городе есть и другие столь же проблемные дома, бывшие общежития, от которых если и не отказались управляющие компании, то сделают это при первой же возможности. Антон Борзенков перечисляет некоторые из них:

  • Вокзальная, 54 («Пентагон»);
  • Карла, Маркса, 62;
  • Кирова, 13 («крейсер «Аврора»);
  • Боровая, 100;
  • Островского, 73;
  • Герцена, 17.
Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Светлана:

    Жильцы таких домов это Люди – овощи. Страшно когда такие дома будут расселять. И эти люди-овощи окажутся твоими соседями. А самое страшное, эти люди-овощи считают что им все должны и своих детей этому обучают. А дети и рады. Мусор раскидают, а потом говорят: – дворник придет и уберет.
    Чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят!

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru