Пятница, 28 июля 2017 16 +  RSS
Пятница, 28 июля 2017 16 +  RSS
8:00, 28 марта 2016

Где пропадают бердские врачи?


Корреспондент «Свидетеля» побывала на дежурстве в ЦГБ.

43-дохтурВ отделениях центральной горбольницы докторов сроду не найдёшь! Нет, они не пропадают невесть где: обычно в приёмном покое принимают вновь поступивших пациентов.

Набравшись терпения, жду  молодого специалиста Андрея Кокорина,  который работает в сосудистом центре бердской ЦГБ с сентября прошлого года.

В отделении тишина, которую изредка нарушает смех выздоравливающих пациентов да негромкие переговоры санитаров и санитарочек. Туда-сюда они бегают мимо меня с памперсами, пелёнками, простынями, утками… Удивительно, но в помещении, где находится много лежащих тяжелобольных совсем нет плохих запахов: признак отличной работы студентов, подрабатывающих здесь в свободное от учёбы в медколледже время.

… Грузовой лифт с грохотом открывается, из него, толкая впереди себя инвалидную коляску, на которой сидит мужчина лет шестидесяти, не идёт, а буквально бежит высокий розовощёкий парень.

— Пошире двери открой, — толкая застрявшую в проходе коляску, отдаёт он команду подоспевшему на помощь санитару.

Уложив пациента на кровать, доктор даёт несколько наставлений медсестре и направляется в ординаторскую. Рабочая смена молодого врача Кокорина в самом разгаре.

 — А вы всегда сами пациентов на четвёртый этаж доставляете? – мой первый вопрос.

— А что тут такого!? – с удивлением отвечает Андрей Евгеньевич. – Обычно это делают санитары, но тут… Понимаете, тут время дорого: чтобы спасти здоровье человеку, нужно вовремя начать лечение.

… Доктор беседует с родственницей поступившего пациента, выдворив меня за дверь. Краем уха слышу, как он подробно описывает женщине состояние её мужа, даёт рекомендации…

Сразу видно, что человек ещё не выгорел профессионально: глаза горят, эмоции через край!..

— Какое ещё давление померить? У меня и так работы выше крыши, а тут вы, — устало вздыхая, говорит дежурная медсестра, взяв в руки тонометр.

Она уж точно подустала от трудовых будней, что совершенно понятно, но на этом контрасте молодой доктор нравится всё больше и больше.

— Если хотите, то проведём вместе полный неврологический осмотр пациента, — предлагает он, и мы уже вдвоём спешим в палату.

В течение семи минут невролог колет мужчину какими-то иголочками, стукает по ногам и рукам молоточком, меряет давление, интересуется, когда он родился, какой сегодня день недели, дата, год…

— Сейчас состояние пациента удовлетворительное, но в любом случае мы уже начали проводить терапию, — вернувшись в свой кабинет и принявшись заполнять какие-то бумаги, объясняет доктор. — Поступил человек с правосторонним гемипарезом, сопровождающимся слабостью в правых конечностях, нарушением речи… После первичного осмотра мы сразу же сделали ему компьютерную томографию мозга, чтобы понять, что с ним произошло — кровоизлияние в мозг или транзиторная ишемическая атака. На момент исследования очагов патологической плотности не обнаружено, но это не значит, что можно расслабиться. Через пару суток проведём повторное исследование, потому что формирование ишемического очага очень часто не укладывается в первые часы и визуализируется на вторые или третьи сутки. Если инсульт произошёл, то часть головных клеток уже погибла безвозвратно. Сейчас мы боремся за близколежащие с очагом клетки: они тоже пострадали, но их ещё можно спасти.

 — Для многих людей инсульт как гром среди ясного неба: он всегда накрывает неожиданно и внезапно. Как его предугадать, предотвратить?

— Инсульт — это не отдельное заболевание, а фактическое осложнение недугов, которые мы имеем. При запущенной артериальной гипертензии он случится рано или поздно.

— Некоторые всю жизнь живут с повышенным давлением и ничего…

— Некоторые просто не доживают до того возраста, когда можно попасть в группу риска. Факторов риска на самом деле очень много.

К примеру, стойкое повышение артериального давления очень редко кого волнует, когда оно протекает без симптомов. Многие нашли для себя отговорку: «да, у меня большая масса тела, высокое давление, но это потому что я очень крепкий розовощёкий сибиряк».

Нужно помнить: к артериальной гипертензии со временем присоединится нарушение углеводного обмена и — как следствие — сахарный диабет, который тоже очень мало волнует многих пациентов. Может быть, и волнует, но соблюдать диету людям крайне проблематично, контролировать уровень глюкозы в крови, как рекомендуют эндокринологи, неудобно… Ко всему прочему добавляется нарушение липидного обмена веществ, ритма сердца. Соматические заболевания приводят к сосудистой катастрофе в головном мозге. Поэтому, если вы не хотите заработать инсульт, нужно выполнять простые рекомендации. Следить за артериальным давлением, весом, уровнем сахара и холестерина в крови.

— По статистике, в сосудистое отделение мужчин поступает гораздо больше, чем женщин, большинство из них — курящие. Говорят, что курение самый главный «друг» инсультов?

— Нет. Намного страшнее запущенные сопутствующие заболевания и несерьёзное отношение к своему здоровью.

… Проведя разъяснительную беседу, врач Кокорин помчался осматривать очередного пациента. Пока он работает только в сосудистом центре, но пообещал, что в скором времени будет вести поликлинические приёмы. Это известие очень обрадовало. При дефиците неврологов, невозможности попасть к ним на приём ещё один квалифицированный и грамотный специалист для города – большой плюс.

Первые дни, которые запомнятся на всю жизнь

— Лечение первого пациента. Им оказался 83-летний бердчанин, поступивший в отделение с инсультом. В интернатуре рядом всегда были наставники, а здесь впервые самостоятельно я провёл диагностику, назначил лечение, — вспоминает Андрей Евгеньевич. – Боялся что-то упустить, поэтому с головы до ног исследовал больного. Пренебрегая первым осмотром, можно очень многое просмотреть, не увидеть банальных хирургических проблем, что отразится на здоровье человека. Чем закончилась первая самостоятельная работа? Мужчина прошёл полный курс лечения и через 21 день выписался домой.

Что шокировало в ЦГБ?

Ничего. Во время интернатуры я работал во многих медицинских учреждениях Новосибирска. Бердский сосудистый центр ничуть не хуже, оснащён всем необходимым оборудованием. А вёдра, в которые с потолка капает вода, и мне бесконечно приходится через них перепрыгивать, чтобы попасть в ординаторскую? Так это же временные трудности!

На вопрос, почему доктор Кокорин предпочёл бердскую ЦГБ, хотя молодых специалистов с руками и ногами забирают в частные клиники, мой собеседник даже не стал раздумывать:

— Городская больница — осознанный выбор. У меня мама врач- психиатр, детский невролог. Всю жизнь она отработала в бердской больнице. Почему, с детства видя, как тяжело работать медикам, я выбрал эту профессию? В первую очередь, это очень интересно и благородно. Я прямо полон азарта и интереса! Считаю, что нельзя работать только в частных клиниках, это совсем другой уровень, другой контингент, всё другое. Как вариант дополнительной консультации это возможно, но основным местом работы должна быть государственная клиническая больница.

Фото автора

Обсуждение: 2 комментария
  1. Алексей Петрович:

    Совестливый человек, сразу видно полон энтузиазма и готов на подвиги, таких нужно на руках носить…

    Ответить
  2. Светлана:

    Пока по рукам не настучали….

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru