Пятница, 21 июля 2017 16 +  RSS
Пятница, 21 июля 2017 16 +  RSS
18:44, 03 мая 2016

Реалити-шоу «На экране». Данил Грибков: «Именно в изоляции я почувствовал, что передо мной открыт весь мир»


Бердчанин прожил два месяца в изоляции от внешнего мира и выиграл квартиру в Москве в первом в мире онлайн-проекте.

ДанилСегодня 23-летний победитель реалити-шоу «На экране» Данил Грибков в гостях у «Свидетеля».

«После проекта я прочитал в сети много комментариев о себе. В общем, суть сводилась к одному: «Два месяца просидеть в сети за квартиру — это очень просто». За шесть дней мы собрали более 100 тысяч на благотворительность. Если вы считаете, что это просто — вперед».

Данил Грибков коренной бердчанин. О проекте «На экране» узнал случайно, ролик для кастинга был снят и отправлен в последний день приема заявок. Кстати, в кастинге принимала участие и подруга Данила Анастасия Амельченко.

— Появился новый интересный проект и мы подумали: а почему бы и нет? Для этого нужно было уметь зарабатывать в сети. Никакого опыта на тот момент у меня не было, хотя я, конечно, сказал, что зарабатывать в интернете я умею. Словом, попробовал наудачу.

Справка. Реалити-шоу «На экране» не имеет аналогов. Это был первый в мире масштабный онлайн-проект, участникам которого предстояло выяснить, возможен ли отказ от реальной жизни в пользу виртуальной. Организатором проекта стал режиссер Тимур Бекмамбетов совместно с Rutube и соцсетью «Вконтакте». Восемь недель восемь участников провели в одиночестве в изолированных помещениях, поддерживая связь с внешним миром исключительно через Интернет. Им нужно было зарабатывать на еду и вещи первой необходимости, не выходя из комнат. Контент шоу  формировали зрители, придумывая участникам задания – например, освоить Photoshop, снять определенный видеосюжет и другое. Идея реалити возникла у Бекмамбетова во время работы над десктоп-хоррором «Убрать из друзей», все действие которого происходило исключительно на экранах компьютеров персонажей. В этом же формате Screen Share Entertainment создано и «На экране».

Сначала для участия в проекте отобрали 32 участников, в это число прошли и Данил, и Анастасия.

— Организаторы связывались с нами по скайпу, беседовали, задавали вопросы. С Настей разговаривали долго, она журналист и видеоблогер, поэтому я считал, что у нее намного больше шансов. Разговор со мной длился всего две минуты. К моему удивлению, я прошел дальнейший отбор, а моя девушка — нет. Скорее всего, организаторы отбирали участников по типажам, правда я так и не понял, к какому типажу отношусь я. Может быть — бездельник? — смеется Данил. Признается, что до начала проекта шесть месяцев сидел дома без работы. — Конечно, кое-что я тоже умею — играю в баскетбол, раньше играл в КВН, но вряд ли такие вещи учитывались при отборе участников.

-Мы получали различные задания — снять ролик о себе, сделать видеорекламу интернета и самого шоу. Словом, нужно было как-то думать, проявлять изобретательность. Так я вошел в восьмерку тех, кто примет участие непосредственно в проекте. И рванул покорять столицу.

«До сих пор не могу привыкнуть смотреть людям в глаза»

-Многие, как выяснилось, не совсем понимали, куда они едут и что их ждет. В принципе, я был готов к тому, что в течение двух месяцев мне придется жить без сотовой связи, без близкого общения с родными. Я понимал, что это интернет, а значит, неизбежна грязь, которая польется на тебя… Был готов к тому, что придется отречься от всего, к тому, что проблемы извне меня касаться не будут. Однако они меня касались, приходилось урегулировать какие-то отношения с родными, с девушкой. Все равно какое-то недопонимание периодически случалось. Это оказалось самым сложным для меня.

— Реального знакомства с участниками проекта не было — с двумя участниками мы списались до проекта, с финалистами познакомились уже после того, как все закончилось и мы вышли на улицу. Кстати, я до сих пор не могу смотреть людям в глаза.

Скучно не было. Вообще я пережил эти два месяца в изоляции от внешнего мира довольно легко. У меня — единственного из всех участников проекта — за все время не было ни одного срыва. Хотя порой с эмоциями справиться было непросто — в реальном мире ты поругался с кем-то, выбежал на улицу, прошелся, покурил в конце-концов, в баскетбол поиграл… Здесь же такой возможности не было. Свои психи и нервы приходилось держать при себе. Когда трансляция заканчивался, я по часу просто ходил по комнате из угла в угол. Комната, к слову, была довольно маленькой…

Об эпиляции и штрафах

-Пользователи интернета присылали нам задания. Эти задания проходили модерацию, поэтому там не было «жести». К примеру, раздеться догола нас не просили. Я, конечно, раздевался, но не полностью. Каждую неделю мы переходили на новый уровень, задания оценивались по-другому. Если в начале можно было просто прочесть стихотворение, то в конце тоже самое стихотворение нужно было прочитать наизусть, с выражением, эмоциями, снять это все на камеру и выложить готовый ролик.

Самым интересным для меня заданием стала депиляция: на одной ноге я удалял растительность при помощи восковых полосок. Во-первых, для этого задания мне пришлось переступить через себя, во вторых, это были абсолютно новые ощущения. Нога, кстати, теперь абсолютно гладкая. Кроме зрительских заданий, были еще и обязательные задания от модератора.

В течение трех недель приходилось делать доклады, причем оценка этой работы тоже все время ужесточалась. Было похлеще, чем на экзаменах.

Был ряд ограничений — не использовать ненормативную лексику, не говорить плохо о спонсорах, не разжигать межнациональную рознь. По факту — не выражать даже собственного мнения. Поэтому порой приходилось просто молчать. Кстати, за нарушение правил были штрафы. Меня пару раз штрафовали за мат. Сейчас могу сказать, что я сознательно шел на это.

Я понимал, что зрителю нужен  драйв,  эмоции. Порой для этого мы с моей девушкой специально инсценировали ссоры и у меня, будто случайно, вылетало нецензурное слово, хотя я прекрасно мог без этого обойтись. Что поделаешь, это шоу. Два месяца смотреть на парня с безучастным лицом, напрочь лишенного эмоций, никто бы не стал.

Выдержали не все

Каждую неделю участники с самым низким рейтингом выбывали. Рейтинг мы зарабатывали тоже при помощи заданий. Тройка аутсайдеров попадала в голосование, одного участника могли спасти зрители, одного — участники. То есть у нас было голосование не «против» кого-то, а «за». Хотя на протяжении проекта правила менялись, однажды нам пришлось голосовать «против». К счастью, я в голосование не попадал ни разу, у меня всегда был высокий рейтинг.

Четыре человека покинули проект по собственной воле. У всех были свои причины, но в основном люди просто не выдерживали.

Первая участница, Мария, покинула проект уже через два дня — она просто не справилась со своими эмоциями. Была ситуация, когда на голосовании ушел не тот человек, который должен был выбыть по правилам, а тот, кто просто захотел уйти сам. Это был хакер, который рассчитывал, что на проекте он сможет заниматься привычными для себя вещами, но по условиям шоу сайты взламывать было нельзя. Один из лидеров проекта покинул шоу, потому что счел действия администрации проекта некомпетентными.

Словом, до финала дошли трое — Данил, Майя и Лера.

Данил2

— Насколько психологически тяжело было все время находиться практически за стеклом?

-В отличии от телевизионных реалити-шоу, нам было проще в этом плане. Была только веб-камера, а камеры в комнатах предназначались лишь для администраторов. Поэтому при желании спрятаться всегда можно было. Было моральное давление, но у меня срывов не было. Однажды я был готов сорваться, но мои же зрители мне не дали этого сделать.

-В интернете есть другая проблема — постоянное обсуждение пользователями.

— Меня это как-то не особо коснулось. Зрители меня почему-то сразу полюбили. Другие участники принимали на себя такие удары. К примеру, Лере, одной из финалисток, в этом плане пришлось очень тяжело, ей от троллей доставалось, пожалуй, больше всех.

— Участникам приходилось зарабатывать. Как выкручивались?

— Мы могли рекламировать что-то, заключали целые контракты. Правда рекламу по бартеру нам быстро отменили, поэтому мы не могли рекламировать что-то просто за еду. Нужен был обязательный денежный эквивалент, с которого мы платили налоги. Мои зрители мне подсказали сделать проект «виртуальный друг» — люди звонили мне по скайпу, чтобы пообщаться со мной и платили за это. Мне повезло, потому что мне чаще всего звонили те, кто хотел меня поддержать, поделиться идеями, как-то помочь. Душу мне не изливали и неприличными вопросами меня не пытали. У меня с заработками было плохо, поэтому для меня даже 100 заработанных рублей — были деньги. Хотя другие участники умудрялись зарабатывать и по 20 тысяч рублей. Был момент, когда на счету у меня было 11 рублей. А когда я уже практически накопил на чайник, меня оштрафовали на всю сумму. Три дня пришлось жить на одном «ролтоне».

-Ты изначально был настроен на победу?

-Сначала я настраивался так: А почему бы и нет? Когда я посмотрел на других участников, сравнил свои силы и силы конкурентов, понял, что подавляющему большинству все-таки очень тяжело, понял, что побороться за главный приз можно. Мне тяжело не было. Аппетит пришел во время еды.

-Квартиру уже видел?

— Нет. Она еще строится. Жду звонка из Москвы. Скорее всего придется заплатить налог, это очень пугает, потому что сумма будет внушительной. А продавать ее, если честно, очень не хотелось бы.

— Что дало тебе участие в проекте, кроме главного приза?

-Я познакомился с большим количеством людей, есть предложения принять участие в различных проектах. К примеру, я познакомился с девушкой из благотворительного фонда «Подсолнухи», который помогает иммунобольным детям. Мы занимались благотворительностью, возникла идея, как можно привлекать к этому большую аудиторию. Надеюсь, что будут и другие предложения. Я понимаю, что это важный стартап в моей жизни. Хороший или не очень — это другой вопрос.

— Каковы были ощущения после того, как после двухмесячной изоляции ты вышел на улицу?

-Не было такого — «Вау, свобода, не могу надышаться». Как будто за молоком вышел, если честно. Даже сам от себя не ожидал такой реакции: просто поднял голову, увидел наконец-то небо. Сел в лимузин вместе с остальными финалистами, и нас повезли на Красную площадь…

-А эмоции от победы?

-На тот момент у меня не осталось вообще никаких эмоций. Я помню, что такое ощущения от победы в баскетболе или в КВН — они распирают, это счастье! А здесь… Если честно, я больше обрадовался, когда мне подарили видеокарту — очень хорошую, дорогую. Она была материальна, я держал ее в руках. А квартира.. ну если бы мне вручили ключи, может быть, все было бы по-другому. Я помню, что модератор меня в тот момент просто умолял улыбнуться в камеру.

— Сейчас, пережив двухмесячное заточение, согласился бы пройти это через еще раз?

-Не задумываясь. Это была совсем другая жизнь. Я думаю, что мне еще предстоит осознать все то, что я пережил. До сих пор я не могу адаптироваться к обычной жизни. Разговариваю с людьми, и есть ощущение, что я нахожусь где-то не там.

Изгой

-Помните фильм «Изгой»? Главный герой там разговаривал с мячом и даже придумал ему имя. У меня был чайник. В первую же неделю я заработал себе на чайник и он стал для меня всем. В нем я кипятил себе воду на весь день и у меня не было проблем с водой. В нем можно было сварить пельмени или что-то еще. Потом нам подарили мульти-кухню, стало совсем хорошо. Правда, в последнюю неделю у меня ее отняли — моя команда почему-то решила, что если мне оставят мульти-кухню, то я лишусь возможности бороться за главный приз, и они проголосовали за то, чтоб мульти-кухню у меня забрали. Я со своей командой не спорил, к тому же у меня по-прежнему был чайник.

Я с ним разговаривал и даже дал ему имя — Изгой. Разумеется, с чайником я общался «на публику» — народу это нравилось. Чайник я сохранил и привез его домой на память.

Форточка

Адаптировался я очень долго, очень скучал по Бердску. Мне снилось, что я дома. Хотелось просто прогуляться по родному городу.

Просыпался — кругом белые тона гостиницы. Кстати, уборка в номере и смена белья тоже была платной, на это нам тоже приходилось зарабатывать.

-Окна в комнате были плотно закрыты. Я не слышал даже звуков улицы, не говоря уже о глотке свежего воздуха. Иногда я слышал голоса из коридора, но чаще — лишь звук работающей лампочки. Через месяц моего участия в проекте модератор, за успешное выполнение одного из заданий, подарил мне ручку для окна и я смог открывать форточку.

Я открыл форточку и услышал звуки улицы. Под окном у меня была стройка. Я никогда так сладко не засыпал под работающую болгарку!

 До проекта я шесть месяцев просидел дома. Там все поменялось местами: вроде бы я в изоляции, но в то же время я почувствовал, что передо мной открыт целый мир, нежели, когда я сидел дома. Стало казаться, что изоляция была раньше.

Фото Александры Ветровой

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Злобная:

    На фотографиях такой крутой MEN….)))

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru