Понедельник, 24 июля 2017 16 +  RSS
Понедельник, 24 июля 2017 16 +  RSS
12:42, 12 мая 2016

Военные годы в Новосибирске: Музы не замолкали


Тщательно обыскав задержанного, но так и не найдя у него оружия, бердчанка Полина растерянно обратилась к землякам: «Нема нагана – что же делать?». «Арестовывай так! Видно же, что вражина!» — поддержали её земляки. 

20-оперный театрТяжело жил сибирский тыл в годы Великой Отечественной войны. Работа на пределе сил по 12-14 часов в сутки без праздников и выходных. Практически бесплатно, лишь за пайку хлеба. Казалось бы, в таких условиях люди и думать должны лишь о хлебе насущном. Но нет!

В рабочем посёлке Бердске всю войну не было перебоев с демонстрацией фильмов.  Бердская старожилка Полина Уткина (в девичестве Новосёлова),  которой к началу войны исполнилось четырнадцать лет, вспоминала, что в ту пору ей пришлось пойти работать на мелькомбинат. Каждый день приходилось ворочать тяжеленные мешки с мукой. И тем не менее, она с подружками ухитрялась после смены бегать в клуб, размещавшийся в здании закрытой Сретенской церкви. Там демонстрировали не только документальные короткометражки об успехах Красной Армии на фронтах, но и развесёлые довоенные комедии: «Весёлые ребята», «Цирк»…

А уж когда в посёлок привезли снятый уже в военные месяцы новый фильм «Свинарка и пастух», это вызвало настоящий ажиотаж: фильм посмотрели все бердчане. При этом, вспоминала Полина Васильевна, у людей совершенно не вызывал отторжения тот факт, что слащавая картинка на экране ничего общего не имела с суровой действительностью. «Кино нас отвлекало и развлекало, именно для этого мы его и смотрели».

Поля Новосёлова была девочкой грамотной, окончила семилетку, прочитала много книг. Поэтому её записали в агитбригаду, которая выступала в бердских госпиталях и даже ездила с концертами по всей области. Полина Васильевна вспоминала, как в составе бригады декламировала патриотические стихи: Константина Симонова «Жди меня», Степана Щипачёва «Из бронзы Ленин»… А в постановке по повести Бориса Лавренёва «Сорок первый» играла красноармейку Марютку и страшно этим гордилась.

Неохотно, но честно она впоследствии рассказывала о своём конфузе, когда в какой-то пьесе должна была изобличить врага народа, вынув у него из кармана наган. Но артист, игравший этого врага, забыл положить в карман бутафорское оружие. Полина долго шарила у него во всех карманах, залезла даже в трусы. Сопела, кряхтела, а затем растерянно развела руками и выдавила: «Нема нагана – что же делать?». Положение спас зал, дружно загалдевший: «Арестовывай так – видно же, что вражина!».

Билетов было не достать!

В 1942 году председатель бердского поссовета предложил одарённой девочке перейти на работу в библиотеку, размещавшуюся, кстати, в том же церковном здании. Полина с радостью согласилась. 

20-плакат

Позже она рассказывала, что многие приходили в библиотеку только для того, чтобы послушать радио и узнать последние сводки Информбюро: во многих семьях репродукторов не было. Газеты листали неохотно, поскольку информация в них была устаревшая. А из книг брали домой не романы о войне, а классику «про любовь» и сборники стихов.

Став библиотекарем, Полина чаще, чем раньше, выбиралась в Новосибирск: то для пополнения библиотечного фонда, то на всевозможные совещания и семинары. Несмотря на войну, здесь культурная жизнь кипела.

В 1942-ом году бердчанка побывала на выставке «Художники Сибири в дни Великой Отечественной войны», проходившей в недостроенном здании оперного театра. Юную Полину поразило полное отсутствие на этой выставке натюрмортов, пейзажей, да и просто сюжетов на мирные темы. Батальные сцены, бойцы на марше, бойцы на отдыхе… Но тон, несомненно, задавали развешенные по стенам огромные плакаты «Окна ТАСС».

Годом позже в фойе оперного театра была открыта экспозиция русского искусства XVIII-XIX веков из фондов Третьяковской галереи. От обилия шедевров впору было растеряться. Больше всего, вспоминала наша землячка, ей запомнились портрет Пушкина кисти Ореста Кипренского и картина Сурикова «Меньшиков в Берёзове»: работая в библиотеке, она часто встречала в журналах репродукции именно с этих картин.

А однажды ей удалось «прорваться» на концерт симфонической музыки Ленинградской филармонии, эвакуированной в Новосибирск. Война не война, а билетов на этот концерт было не достать. Поле повезло. Она не лукавит: музыка её не впечатлила. Зато она воочию увидела знаменитого композитора Дмитрия Шостаковича, чью Седьмую симфонию исполняли музыканты.

… В апреле 1945 года активная участница агитбригады Полина Новосёлова стала дипломанткой Третьего областного смотра художественной самодеятельности. И после окончания войны рванула в Москву: «учиться на артистку». Увы! В театральном вузе безнадёжно провалилась на этюдах. Но духом не пала, поступила в Московский библиотечный институт.

Потом была работа в Новосибирске, замужество, переезд вместе с супругом в маленький украинский городок Мелитополь… На малую Родину Полина Васильевна вернулась с семьёй уже после распада СССР. А её воспоминания, сохранённые газетные вырезки, театральные билеты и афишки стали для её детей и внуков свидетельством не только нескольких лет её жизни, но и того, какой была культурная жизнь Новосибирска в годы Великой Отечественной.

«Окна ТАСС» в годы войны стали для новосибирских художников новой и наиболее распространённой формой агитационной работы. Их первый выпуск был выставлен в центре Новосибирска уже 24 июня 1941 года. До сентября 1942 года вышли в свет 264 комплекта «Окон ТАСС», которые были размножены тиражом 13 тысяч экземпляров. Всего же за годы войны было выпущено более пятисот плакатов.

Более 100 000 произведений искусства прибыли в Новосибирск 28 июля 1941 года из московских и ленинградских музеев. В 1942 году к ним добавилась знаменитая панорама художника Рубо «Оборона Севастополя».

В первые месяцы эвакуации шедевры хранились в упакованном виде в здании недостроенного оперного театра. Но со второго года войны стали экспонироваться на различных выставках. Только сотрудниками Третьяковской галереи за время пребывания в Новосибирске было организовано 20 выставок, которые посетили более 500 тысяч человек; прочитано 1500 лекций о русском искусстве, на которых побывали 80 тысяч слушателей.

Ленинградская филармония дала за годы эвакуации 5220 концертов.

… Сам оперный театр Новосибирска был открыт 12 мая 1945 года премьерой оперы «иван Сусанин».

«Я только что вернулся домой с концерта необыкновенного. Это настолько захватывающе грандиозно, что разобраться в своих чувствах я бессилен. Одно знаю: это бессмертно, как всё великое в искусстве. В этом концерте было всё, что делает искусство настоящим: гениальный композитор, талант-дирижёр и художник-оркестр».

Леонид Утёсов после премьеры Седьмой симфонии Шостаковича, состоявшейся в Новосибирске в июне 1942 года.

 Вы это знали?

Ленинградский театр имени Пушкина и московский театр оперетты, Центральный детский театр, минские драматический и еврейский театры, украинский театр имени Коцюбинского — все они нашли приют в столице Сибири и активно работали.

В первые же недели войны в Новосибирск эвакуировались кинодокументалисты из Москвы, Ленинграда и Киева. Сюда же перебрались Всесоюзный кинофонд, Московская кинокопировальная фабрика и административный состав Комитета по делам кинематографии при Совете Министров СССР.

Новосибирская киностудия «Сибтехфильм» стала главной базой производства учебных фильмов для нужд армии, таких как «Стреляй метко», «Умей оказывать первую помощь»… Именно в Новосибирске был выпущен фильм о первой победе Красной Армии «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой».

Фото из музейных фондов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru