Пятница, 20 Январь 2017 16 +  RSS
Пятница, 20 Январь 2017 16 +  RSS
Популярно
8:22, 22 мая 2016

Подальше от войны


Начало первой мировой войны летом 1914 года ознаменовалось в Новониколаевске многолюдными патриотическими манифестациями. Но прошёл год, и город вместе с окрестными сёлами столкнулся с конкретными трудностями военного времени. В том числе и с массовым наплывом беженцев из прифронтовой полосы. 

20-беженцыПервые беженцы появились в Новониколаевске в июле 1915 года, когда вражеские войска заняли значительную часть Польши, Литвы и Белоруссии. Было их поначалу немного, большая часть пыталась осесть в Томске. Но глава городской Думы Алексей Беседин предупредил:

— Томское самоуправление бессильно справиться с надвинувшейся толпой беженцев и не находит ничего лучшего, как отправлять их пароходами в приалтайский район. А по имеющимся сведениям, с запада едут беженцы в Новониколаевск целыми эшелонами. Поэтому имею честь просить членов Думы о скорейшем, не терпящем отлагательств создании в Новониколаевске местного комитета о беженцах.

Как в воду смотрел! Уже в сентябре 1915-го Новониколаевский вокзал оказался до такой степени забит приехавшими, что железнодорожное начальство было вынуждено без долгих разговоров перенаправлять поезда с бегущими от войны людьми в другие города. К концу сентября через новониколаевский регистрационный пункт проехали более сорока тысяч человек, в октябре – шестьдесят тысяч… Осели в Новониколаевске пять тысяч человек.

Всю эту людскую массу надо было где-то селить, как-то трудоустраивать, чем-то кормить. Совместно с Воскресенским церковно-приходским попечительством свежеиспечённый комитет по делам беженцев организовал для них ежедневные бесплатные обеды, инициировал строительство пекарни для выпечки бесплатного хлеба и возведение бараков для расселения приезжих. Но с трудоустройством дело обстояло худо. Правительство Российской империи выдвинуло жёсткое условие: беженцы из сельской местности должны отправляться в деревни, в городах оставлять только горожан. Идея вроде как благая: обеспечить народ той работой, которая была ему хорошо знакома. Однако ничего путного из этого не получилось. В Новониколаевске беженцев хотя бы направляли на укрепление берегов Оби, строительство дорог и засыпку оврагов. В селе для них работы не было.

В село Бердское осенью 1915 года приехали 57 семей, бежавших от войны. Помыкавшись до зимы в землянках, они всё-таки получили от правительства субсидии на постройку жилья. Но бесплатными обедами их никто не кормил. И чтобы хоть сколько-нибудь заработать, одни пошли в батраки к зажиточным крестьянам и к местным купцам, другие ежедневно отправлялись побираться в Новониколаевск.

Такая вот любовь

В конце сентября 1915 года в газете «Алтайское дело» появилось объявление: «Нас просят поставить в известность прибывающих в город беженцев, ищущих канцелярский труд, что в 4-м участке Барнаульского уезда имеются свободные места сельских писарей и помощников писарей с окладами от 15 до 50 рублей в месяц. Лица (исключительно из беженцев), желающие занять свободные места, должны представить по почте имеющиеся у них документы о личности и о прежней службе в село Бердское Барнаульского уезда, крестьянскому начальнику 4-го участка».

История умалчивает о том, что побудило начальника 4-го крестьянского участка искать грамотных людей непременно среди беженцев. Но из пяти тысяч приехавших в Новониколаевск работу смогли найти только 358 человек. Так что за эти два места развернулась настоящая битва. И победили в ней София Сверчевская, 22-летняя учительница из Гродненской губернии, и её 19-летний брат Александр. Почерк у обоих был на редкость красивый, каллиграфический, что и обеспечило победу.

20-Соня

В Бердске их поселили в избу к солдатке Марии Гусельниковой, чей муж воевал где-то на Западном фронте. И брат с сестрой на удивление быстро прижились в селе. Общительный Александр подружился с местными парнями, чего доселе никому из пришлых не удавалось. А поскольку привёз он с собой аккордеон, то звуки этого непривычного для здешних мест инструмента отныне стали оглашать деревенские вечера.

В Софию, по воспоминаниям селян, девушку редкой красоты, повлюблялись все деревенские хлопцы, но взаимности никто из них не добился. Впрочем, времени для ухаживаний у них было немного: за считанные месяцы новых друзей Александра забрили в армию, а когда ему самому исполнилось 20 лет, он отправился следом за ними.

Осталась София одна. Горевать по этому поводу ей было некогда: работы невпроворот. В военное время бюрократия чрезвычайно размножилась и окрепла, Томск и Барнаул постоянно требовали от Бердской волости каких-то сводок, отчётов, ведомостей – и все эти бумаги с утра до вечера выписывала изящным почерком София Сверчевская. А вечерами находила время заниматься с хозяйской дочкой, одиннадцатилетней Настей. За считанные месяцы обучила её грамоте, и как раз Анастасия Гусельникова оставила позднее воспоминания о своей постоялице.

… А в Новониколаевске в ту пору был оборудован лагерь на 12 тысяч военнопленных. Условия содержания в нём были довольно мягкие: солдат кормили по таким же нормам, как и нижних чинов российской армии, офицерам платили денежное содержание, плюс разрешали работать за пределами лагеря.

Поручика австро-венгерской армии Станислава Обуховского, поляка из Галиции, нанял местный предприниматель Сергей Горохов в качестве инженера: что-то там понадобилось налаживать на знаменитой гороховской мельнице. Красавицу Софию поручик приметил сразу. Да и она положила глаз на симпатичного офицера. Сблизило их ещё и то, что Обуховский очень плохо говорил по-русски, а Софья, как и большинство её земляков, свободно владела тремя языками: русским, белорусским и польским.

Будь София уроженкой здешних мест, бердчане её роман с военнопленным наверняка не одобрили бы. Но поскольку была она «тоже откуда-то оттуда», в селе к её выбору отнеслись достаточно спокойно. Судачили даже: вот кончится война, сыграете свадьбу, справите жильё…

Но грянула революция, затем гражданская война. В Новониколаевске сформировалась 5-я дивизия польских стрелков, воевавшая на стороне Колчака. Её организаторы буквально заталкивали в неё всех поляков боеспособного возраста, волей или неволей оказавшихся в то время в Томской губернии. Был зачислен в эту дивизию и Станислав Обуховский. Обнял он на прощание свою возлюбленную, пообещал вернуться и ушёл.

Не вернулся. После разгрома колчаковцев через Америку вернулся на территорию Польши, поселился близ Бреста и в 1923 году прислал письмо Сверчевской: звал её к себе. Та и раздумывать не стала: помчалась, как на крыльях. А спустя год написала письмо своей ученице Насте Гусельниковой. Сообщала, что поженились они со Станиславом, ждут ребёнка. Ещё писала, что Станислав вступил в ряды польской армии и несёт службу не где-нибудь, а в очень красивом городе Бресте.

… Больше писем не было. Знающим историю нетрудно предположить, как сложилась дальнейшая судьба влюблённой пары. Хотя… Бывают же счастливые исключения.

Факт:

К концу 1915 года из западных областей в Новониколаевск были эвакуированы фабрики клееной фанеры и щёточного производства из Риги; суконная и консервная фабрики из Ковно. На всех этих производствах работали как беженцы, так и военнопленные.

20-полякЭто интересно: В феврале 1916 года городская Дума всерьёз рассматривала вопрос о возможности открыть в Новониколаевске завод при городской бойне: «для переработки животных остатков на жёлтую кровяную соль, применяемую при изготовлении удушливых газов». Городской голова Алексей Беседин по этому поводу восторженно высказался: «Управа приветствует создание в нашем городе такого завода с целью оказать помощь армии в её борьбе с жестоким и технически превосходным врагом».

Завод при бойне построен не был. И в первой мировой Россия ни разу не применила химическое оружие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru