Среда, 24 мая 2017 16 +  RSS
Среда, 24 мая 2017 16 +  RSS
8:00, 09 июня 2016

Специальное назначение Бориса Ионова


О Старом Бердске, афганском братстве, пути к Богу и отношении к собственному жизненному пути — наш разговор с Борисом Ионовым.

SONY DSC

«… Город ушёл»

Борис Ионов родился сразу после войны в старом Бердске.

— Помню его улицы, пристань, «канатку», госмельницу. Первого учителя своего помню. Когда переезжали, мне было 9 лет, — рассказывает Борис Юрьевич.

Дом у нас был новый: отец построил его, вернувшись с войны. Крёстный вернулся без ноги — поставили к дому троестен. И вдруг переезд! Конечно, родители переживали. Мама всё спрашивала, где мы будем жить. Нам обещали под застройку бесплатно выделить лес.

Приходили люди, объясняли, что все нужно убрать, разобрать, закопать. На новом месте давали землю, лишь убедившись, что бердчане уже разбирают свои дома.

Начался переезд. Помогали все — всем: мы помогали всем, нам помогали все. По брёвнам перевозили дом на новое место.

Уходили из старого Бердска со слезами.

Там памятник стоял: «Братская могила партизан, погибших за Советскую власть в годы Гражданской войны». Его отправили в новый город. И перевозили вроде бы аккуратно, но когда мы пришли туда, где он прежде стоял, увидели человеческую кость. Мама воскликнула: «Басурмане! Неужели не могли кость закопать»?! И заплакала. А мы с братом — мужчины. Плакать не положено, но неприятное чувство не оставляет до сих пор. В этой могиле были захоронены и знакомые нашей семьи… Когда мы увидели этот памятник на новом месте, стало легче.

… По Средней улице ходили самосвалы. А мы, пацаны, на великах не отставали. Не потому, что мы такие быстрые, а потому что дорога плохая была.

… После переезда мы долго-долго бегали к старому месту. А вода подходила ближе, ближе. По пять-шесть метров… И наш город весь ушёл под воду.

SONY DSC

Борис Ионов, 1945 года рождения, коренной бердчанин. Служил в Бердской бригаде спецназа ГРУ Генштаба. На территории Афганистана находился с апреля 1985 по июль 1987 года. Принимал участие в боевых действиях в провинциях Баглан, Баграм, Кундуз и Парван (Пандшерское ущелье, перевал Саланг). Был ранен. Награждён высшей наградой Российского Союза ветеранов Афганистана — орденом «За заслуги». Председатель бердского отделения организации «Российский союз ветеранов Афганистана» с 1993 по 2010 год.
Член попечительского совета строящегося храма.

Мать отмолила

В армию Борис Ионов уходил убеждённым атеистом. Сейчас он глубоко верующий человек. Каков его путь к Богу?

… — Бегу под градом пуль. Бьются мысли: сейчас надо бежать на опережение, а теперь — остановиться и пропустить серию пуль. Заскочил в укрытие. Сослуживцы лишь присвистнули: «Дед! (У меня было такое прозвище, мне было уже 39 лет.) Ты прыгал, как заяц». А я просто не понимал, кто отвёл от меня пули. Позже рассказал об этом близким друзьям. Они говорят: «Борь, да мать тебя отмолила».

Убеждённый атеист Ионов отмёл эту версию. Но что-то в голове засело.

— Когда вернулся домой, пришёл к матери. Осторожно спросил: «Мам, а ты молилась за меня, когда я был в Афгане?» Мама молча достала помянник, подала мне и вышла из комнаты. Я полистал. Она молилась каждый день! Утром и вечером!.. Позже пришло понимание, что я в своей жизни где-то был неправ. Давило чувство вины. Пошёл в храм, исповедался. Стало легче.
По мере того, как я обретал веру, всё стало становиться на свои места. Теперь хочу лишь одного: чтобы Господь простил меня. Я спецназовец, всё было. Мне есть, о чём молить Бога. Отпускает. Мой духовник — отец Сергий. Он не гладит меня, не жалеет, но он умеет рассуждать.

«С гордостью могу сказать: это мой город. Я старался делать для него всё. И город платил тем же. Считаю, что депутатам первого созыва вместе с Александром Терепой удалось очень многое: Бердск перестал быть придатком мегаполиса. У города свой Устав. Свои традиции. Перспективы. И мне приятно, что я к этому причастен».

Нерушимое братство

— Первым председателем Союза воинов-интернационалистов в Бердске стал его основатель Сергей Батенёв. Это было в 1989 году: необходимость в объединении к тому времени назрела. А через год он был убит на охоте. Убийц нашли и наказали. Затем пришёл Владимир Кайгородов, он и пригласил меня туда поработать. Через полтора года его вновь призвали на военную службу, и вот уже тогда, в 1993 году, председателем выбрали меня, — вспоминает Борис Юрьевич.

Проблем было много: афганцам предстоял непростой путь адаптации к мирной жизни. Им нужны были деньги, работа, жильё… Но у многих — ни того, ни другого, ни третьего.

— Трудно было. И от пьянства лечить приходилось, что тут греха таить. Но нам помогали лучшие специалисты. Более того, они помогали бесплатно. Был у нас психолог. Я приводил к нему пациента, усаживал и говорил: «Вы тут пока… А я пошёл за вторым». Частенько приходилось звонить Марине Сипачёвой, тогдашнему главврачу ЦГБ. Она ни разу не сказала: «Надоел»! Всегда отправляла моих ребят к нужному врачу.

Афган был не последней вехой в жизни страны, откуда возвращались люди, опалённые войной.
— С тяжёлым ранением вернулся из Чечни Матвейчук: подорвался на мине. Жена от него ушла, а он даже на ноги не встаёт, просто лежачий. Звоню: «Марина Владимировна, настолько всё плохо!..» А она: «Не пугай, говори, что нужно». Определили парня в больницу, там его пролечили, а потом он прошёл реабилитацию в пансионате Калинина. Там он встал на ноги, нашёл себе женщину. Мы выбили ему землю. И что вы думаете? У него сейчас всё хорошо.
Есть у нас безногий афганец — на такси работает. Более того, создал бригаду из ещё четверых афганцев. Работают прекрасно! Есть безрукий. И у него всё замечательно: квартира, семья, дети-внуки. А ведь такое было!.. Срывался. Жена у него красивая, умная женщина. Скажет ему ласково: «Славииик»! И всё налаживается.

Приходилось работать и с семьями, приходили ко мне жёны: «Мой Витя, мой Витя.. Квартиру не дают, с работой не ладится». Иногда достаточно было с ней просто поговорить, чтобы изменить ситуацию. Но были случаи, когда приходилось помогать менять работу.

… В день вывода войск из Афганистана я всегда старался приглашать те семьи, в которых что-то не ладилось. Мне нужно было увидеть жену, посмотреть ей в глаза. И мне это помогало, но самое главное, что это помогало им. Жена сидит, смотрит. И понимает. Понимает, почему третий тост пьют стоя и молча. Почему у мужиков комок в горле. А они пьют за погибших. И у жён прибавляются силы.

… Время было непростое, проблем очень много, но мы справились. Сначала победили безработицу. Начали давать квартиры нашим ребятам. Добрым словом хочу вспомнить Виктора Осина: единственный директор, который своим афганцам всем дал квартиры. Ему не нужно было звонить и напоминать, он всё знал сам.
Из предпринимателей помогали те, кого это коснулось лично. В частности, в любое время суток я мог обратиться за помощью к Николаю Дрёмину и он за 25 лет ни разу мне не отказал. Ивана Минина я просил редко, но если просил — он помогал всегда.

Цифры: Сейчас в городе 284 афганца. Было меньше, но город растёт, люди приезжают сюда. Когда всё начиналось, было 160 человек.

В несколько строк

Цель

Сегодня есть проблема: не дают афганцам землю. Планирую сходить по этому вопросу к мэру Шестернину; считаю, что время пришло. Есть афганцы, которым негде жить, и я буду делать всё-всё, чтобы им эту землю дали.

Получилось!

— В 2010 году я отдал председательство Александру Левчику. У него за Афган — Красная звезда. За Чечню — орден Мужества. Приступив к работе, он сказал: «Надо делать памятник воинам-интернационалистам»! Я честно признался: нет сил. Он пообещал: памятник будет. И в этом году мы достроили и открыли Мемориал. Оглянулись назад и поняли: всё делаем правильно.

Братство. Штрих к портрету

— Каждый год 8 мая мы — все, кто может — навещаем могилы своих братанов. Первая могила появилась в 1980 году: Олега Никитина похоронили рядом с матерью на старом кладбище. Каждый год целым кортежем мы ехали сначала к нему, потом на новое кладбище, потом к нашему памятнику.
Было решено перенести могилу Олега на новое кладбище. Это оказалось непростой задачей, но мы собрали и подписали все документы, всё оплатили и перенесли Олежку на новое место. Вместе с мамой. Сейчас он лежит в афганском квартале, под нашей защитой. У нас — своё кладбище. У нас нет забытых.

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru