Среда, 29 марта 2017 16 +  RSS
Среда, 29 марта 2017 16 +  RSS
9:39, 18 июня 2016

Возвышение и падение


Рубрика «Страницы истории» для «Свидетеля» постоянная. Её публикации посвящены событиям разных эпох Бердска. Но в канун 300-летия нашего города мы решили отдельной газетной полосой линейно напомнить о самых значительных вехах: с момента рождения Бердска до сегодняшнего дня. С помощью сотрудников музея постараться зрительно представить и события, и людей.

19-Катерина

В последние годы своего правления императрица Екатерина II издала два судьбоносных для бердчан указа: 20 октября 1782 года — «Об учреждении городов в Колыванской области», а 12 мая 1783 года – «О бытии губернского города Колыванской губернии в Бердском остроге с наименованием оного Колыванью». 

Появлению этих указов предшествовало «Учреждение о губерниях Российской империи», утверждённое лично императрицей ещё в 1775 году. В основу реформы губернского управления легли прогрессивные для того времени принципы: единообразие административно-территориального деления на всей территории Российской империи, децентрализация и унификация системы местного управления, расширение прав местного чиновничества. Одним из первых новых административных образований в Сибири стала Колыванская область, учреждённая ещё в 1779 году.

О недолгом существовании Бердска в качестве Колывани сегодня напоминает немногое. Например, карта конца XVIII века.

О недолгом существовании Бердска в качестве Колывани сегодня напоминает немногое. Например, карта конца XVIII века.

Учредить-то учредили, но где будет её центр, сразу не решили. По этому поводу и на местном уровне, и в верхах шла невидимая миру, но ожесточённая борьба. Сразу же после учреждения Колыванской области её правителем и начальником Колывано-Воскресенских металлургических заводов был назначен опытный государственный деятель Борис Меллер. Ничего удивительного, что он сразу же «потянул одеяло на себя» и стал настаивать перед Сенатом на том, чтобы центром Колыванской губернии стал посёлок Барнаульского завода, в 1780 году переименованный в город Барнаул. Вполне логичный, кстати, подход: Барнаул к тому времени стал достаточно большим и обжитым населённым пунктом.

К мнению Бориса Меллера склонялась и императрица. Тем не менее, в окончательном варианте центром Колыванской губернии стал всё-таки Бердский острог. Вероятнее всего, решающую роль здесь сыграло мнение членов императорского Кабинета министров. Барнаул был важен для министров как центр горнозаводского производства и только. Поэтому в окончательном варианте он не был утверждён ни областным центром, ни даже уездным городом.

Сибирский губернатор Денис Чичерин

Сибирский губернатор Денис Чичерин не возражал против того, что главные учреждения новой Колыванской губернии обустраиваются не в Бердском остроге, как велел указ императрицы, а в Барнауле.

Границы Колыванской области (позднее – губернии) Меллер определял совместно с Сибирским губернатором Дмитрием Чичериным. В подчинении Чичерина, кстати, Меллер остался и после того, как сам был возведён в ранг Колыванского губернатора. Что же касается границ, то здесь Меллер, так сказать, разошёлся: присоединил не только близлежащие территории, но даже большую часть Красноярского уезда, доселе входившего в состав Енисейской губернии.

А при размещении административных учреждений Меллер – вот хитрюга! – всё-таки «подыграл» своему любимому Барнаулу, мотивируя это тем, что «город Колывань в Бердском остроге остался неустроен, а потому губернское правление, палаты, магистрат и казначейство находятся в Барнауле». На поводу у Меллера пошёл даже Сибирский губернатор Чичерин, резиденция которого находилась в Тобольске: тобольское губернское правление в своих документах сплошь и рядом называло Барнаул «губернским городом». Колыванские же чиновники, в свою очередь, неоднократно указывали на то, что Барнаул даже не город, а «завод, состоящий в округе Бийского уезда».

Можно строить разные предположения о судьбе новоявленной Колывани, если бы императрица проявила политическую волю и принудила, как было сказано в её же указе, разместить все присутственные учреждения на бердской территории. Даже при отсутствии таковых губернский статус этой территории привлёк к ней интерес томского, кузнецкого и прочего соседнего купечества (Гороховы, к слову, отнюдь не уроженцы Бердска).

19-Павел 1

Окончательно похоронил Колыванскую губернию с центром в Бердске Павел I.

Но в 1796 году новый император Павел I единой своей подписью упразднил и Колыванскую губернию, и губернский город Колывань. (Ненавидивший мать, Павел начал своё правление именно с того, что отменил многие её указы и отправил в опалу её соратников.) Территория упразднённой губернии, в основном, вошла в состав Тобольской. Губернский город Колывань опять стал Бердским острогом, а чуть позже — селом Бердское.

Деревянная Сретенская церковь, сгоревшая в 1807 году, была вновь возведена, уже из камня, в 1808-ом.

Деревянная Сретенская церковь, сгоревшая в 1807 году, была вновь возведена, уже из камня, в 1808-ом.

После этого ошеломительного, но кратковременного взлёта острогу пришлось пережить и падение – по счастью, столь же недолгое. В 1807 году дотла сгорело деревянное здание Сретенской церкви. А в 1812-1813 году Бердскую волость поразили сильнейшие неурожай и голод, в результате чего значительная часть населения вымерла, многие переселились в более хлебные места, в Бердском осталось меньше трёхсот человек.

Но, слава Богу, бердчане долго унывать не умели. Новый каменный храм они отстроили уже в 1808 году, и простоял он вплоть до затопления Старого Бердска в 50-е годы прошлого столетия. А с наступлением урожайных годов сельское население быстро восполнилось: в 1818 году оно составило уже 2223 человека. Жизнь продолжалась.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru