Среда, 20 сентября 2017 16 +  RSS
Среда, 20 сентября 2017 16 +  RSS
12:00, 02 июля 2016

Дважды шпион


В 1914 году в селе Бердское появился новый кузнец — Николай Андронов.

20-общаяРаботал на совесть, но при этом вёл себя как-то «не по-русски»: не пил, не курил, в церковь не ходил. Уж не шпион ли?! Летом 1916 года подозрения подтвердились: точно шпион! И никакой он не Николай Андронов, а Карл Шлоссер.

Начало Первой мировой войны ознаменовалось мощными патриотическими манифестациями, прокатившимися по всей Российской империи. В Новониколаевске, например, массовые патриотические выступления начались спустя четыре дня после начала военных действий – 5 августа. Патриотическим толпам нужен был враг, и не где-то далеко на фронте, а здесь и сейчас, чтобы было на кого выплеснуть благородную ярость. И враг был найден. В России в то время проживали два с половиной миллиона немцев. Лишь малая часть из них были германскими и австрийскими подданными, семьи большинства обитали в России со времён Петра I и Екатерины II. Тем не менее, ограничения и притеснения затронули всех.

До открытых погромов с человеческими жертвами, как это было в Санкт-Петербурге и Москве, в наших краях дело не дошло. Тем не менее, уже 20 ноября 1914 года в петроградской газете «Новое время» появилась публикация анонимного автора, в которой утверждалось, что все лучшие земли в Барнаульском уезде (в который, напомню, входило и село Бердское) захвачены немцами. Автор недоумевал: «Почему лакомые куски попали в варварские, а не в русские руки»? Вскоре из столицы в Барнаул поступила депеша с требованием проверить достоверность этих сведений, а по всем лесничествам Алтайского края разлетелись предписания собрать информацию о немцах-арендаторах.

Немцев в рамках столыпинской реформы в Алтайский край из Поволжья действительно переселилось немало. А тут ещё барнаульские чиновники, дабы подстраховать себя, в списки об арендаторах «на всякий случай» бросились включать не только немцев, но также эстонцев, и латышей. В общем, картина вырисовывалась ужасающая: счёт инородцам в Алтайском крае шёл на десятки тысяч.

Правда, при более скрупулёзном подсчёте выяснилось, что инородцы арендовали всего лишь 10,5 тысячи десятин, это 0,14% от общего числа. Тем не менее, у них забрали и эти земли. А в начале следующего 1915 года Кабинет министров запретил выходцам из Германии (неважно, в каком поколении они жили в России) вообще покупать какое-либо имущество, пользоваться им и участвовать в торгах; документ был назван «ликвидационным».

Бдительные патриоты завалили губернские канцелярии доносами на людей с немецкими фамилиями: разберитесь, уж не шпионы ли они! И государь-император, дабы смягчить этот прессинг, был вынужден разрешить этим людям менять фамилии в упрощённом порядке на более благозвучные для патриотических ушей. Прониклось их величество: у самого жена была немка.

В лесах под Бердском – аэроплан

Алтайский немец Карл Шлоссер, лишившийся двадцати десятин земли, решил стать Николаем Андроновым и уехать из Алтайского края как можно дальше. Но сильно далеко не получилось: по направленным против немцев драконовским законам, перемещаться им дозволялось только в границах уездов, за которыми они были закреплены. Так новоявленный Андронов стал бердчанином.

20-аэроплан

Бердский кузнец был призван в армию, его место занял приезжий Андронов и проявил себя как истинный талант в этой области. Выковывал прочнейшие ножи и косы, красивейшие ажурные решётки и подсвечники для купеческих домов. Купил домик на берегу Берди и какое-то время жил в нём один. Но вокруг столько было одиноких селянок, овдовевших из-за проклятой войны, что трудно было удержаться и не «поджениться».

Приглянулась Шлоссеру-Андронову миловидная вдовушка, Надежда Перевалова. Стали жить вместе. У Надежды было трое ребятишек, пришлый кузнец относился к ним, как к родным.

Ей-то, своей Надежде, Карл рассказал всё, как на духу. Что никакой он не русский, а немец, о чём уездному начальству отлично известно, а местным лучше без крайней нужды не рассказывать. Что был женат, но вместе со своей Эммой прожили они всего пять лет, а потом заболела она чахоткой и умерла. Надежда прослезилась, да и пересказала эту историю «по великому секрету» своим соседкам.

«Пошли гонения на немецкие фамилии. Люди меняли их на русские, даже отчество меняли, отрекались от отцов. Нельзя, впрочем, их винить: в новом созвучии своего имени они искали средства для утверждения своей благонадёжности, а ещё больше – безопасности».

Князь Сергей Волконский

В стране тем временем нарастала антинемецкая истерия и шпиономания. В октябре 1915 года министр внутренних дел Алексей Хвостов заявил о появлении в Степном крае (на территории нынешней Омской области) таинственных аэропланов, которые, по его утверждению, «скрываются в немецких колониях, где получают бензин». Бред собачий: ну не было в те годы аэропланов, способных преодолеть расстояние от фронта до Сибири! Тем не менее, дикая версия попала в прессу, а за поимку аэроплана была обещана награда.

После этого «шпионский» аэроплан стали «видеть» то здесь, то там. Так, в феврале 1916 года барнаульский уездный исправник сообщил томскому губернатору о том, что загадочный аэроплан несколько раз появлялся в Бердской волости. А в селе Бердском нашлись доброхоты, «самолично видевшие», как кузнец Андронов — а на самом деле немец Шлоссер! – тащил куда-то в лес увесистую железяку, явно какую-то деталь для приземлившегося где-нибудь на поляне шпионского аэроплана.

Власти поверили, арестовали, увезли. Опять осталась Надежда одна с тремя ребятишками. Все глаза выплакала, дожидаясь своего Николая-Карлушу. Дождалась только в марте 1917 года. Как выяснилось, хоть и не был признан Шлоссер шпионом, однако «на всякий случай» продержали его в лагере для военнопленных (!) в Томске целый год, аж до февральской революции.

Большевики в лагере вели активную пропаганду, так что вышел Карл оттуда убеждённым коммунистом. В гражданскую вступил в ряды Красной армии, после её окончания стал жить и работать в Москве. Но перед этим официально женился на Надежде Переваловой и забрал её в столицу вместе с детьми.

Из Москвы Надежда прислала письмо своей подруге, бердчанке Татьяне Поповой. Писала, что живут они в Москве в четырёхкомнатной квартире, что Карл стал большим человеком: с самим товарищем Зиновьевым за руку здоровается.

А в первой половине 1937 года пришло от неё ещё одно письмо, совсем другой тональности. Надежда сообщала, что её Карла арестовали, обвинили в шпионаже в пользу Германии и дали десять лет без права переписки. А саму её из квартиры выселили, и неизвестно, что будет с ней дальше, и слава Богу, хоть дети уже взрослые стали и разъехались по разным краям.

Всё! Больше ничего о судьбе Надежды Переваловой и её муже в архивах нет. А известно о них стало из воспоминаний Татьяны Поповой и отрывочных данных канцелярии Барнаульского уезда.

Спустя всего четыре дня после начала Первой мировой войны, 5 августа, в крупных городах, в том числе в Новониколаевске, прошли массовые патриотические выступления. И после этого русским немцам пришлось несладко.

Цифры

  • В 1914 году в Сибири жили 75 тысяч немцев;
  • В Томской губернии – 36 тысяч;
  • В Барнаульском уезде – 26 тысяч.

Факт

  • Под давлением антинемецких настроений в 1915 году обер-прокурор Святейшего синода Владимир Саблер взял девичью фамилию своей жены и стал Десятовским.
  • Статский советник Немецев получил право именоваться Славяновым.
  • Предводитель дворянства рязанской губернии Дервиц сменил фамилию на Луговой («der Wies» – «луг»).
  • Жандармский полковник Владитмир Францевич Модль стал Владимиром Александровичем Марковым, а ротмистр Келлер – Лиховским.

Фото из открытых источников

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Капитан:

    В своей стране жить – неприятностей меньше…

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru