Вторник, 17 Январь 2017 16 +  RSS
Вторник, 17 Январь 2017 16 +  RSS
Популярно
10:00, 17 июля 2016

Сибирские учёные разработали уникальный препарат для экстренной профилактики клещевого энцефалита


Лекарство действует в сотни раз эффективней, чем сыворотка иммуноглобулина человека, оно совершенно нетоксично и безопасно для пациентов. Актуальный вопрос: в какой аптеке его можно купить? 

42-тикуноваО препарате «Энцемаб», а также о новых разработках учёных Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН — в интервью «Свидетеля» с заведующей лабораторией молекулярной микробиологии, доктором биологических наук Ниной Тикуновой.

— Нина Викторовна, в чём уникальность изобретенного вами препарата, чем он лучше иммуноглобулина?

— Привычный нам противоклещевой иммуноглобулин производят из сыворотки крови доноров, проживающих в очагах клещевого энцефалита. Но, как и все, изготовленные из донорской крови, этот препарат имеет ряд недостатков. Во-первых, донорская кровь – ресурс ограниченный; во-вторых, плазма не всех доноров высокоэффективна для профилактики клещевого энцефалита: для необходимой активности больному приходится вводить много чужеродного белка, на который иммунная система человека может нежелательно отреагировать. В-третьих, как любой препарат из донорской крови, он обладает определённым биологическим риском.

42-клещи

Учёные Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН разработали препарат «Энцемаб» из гуманизированного * антитела против вируса клещевого энцефалита. Он обладает мощным противовирусным эффектом, но при этом в его состав не входит кровь доноров. Доклинические исследования показали, что «Энцемаб» в сотни раз (!) эффективней, чем сывороточный иммуноглобулин человека, совершенно нетоксичен и безопасен для пациентов. При этом вводить его нужно дозой в 50-80 раз меньше, чем сывороточный препарат.

 — Сколько лет ушло на разработку «Энцемаба»?

— Семь лет. На конструирование препарата ушло два года, затем были проверены его свойства, доказана высокая противовирусная активность. Ещё полтора года мы ждали, когда нам выделят средства на доклинические исследования. На сегодняшний день они полностью завершены. Теперь препарат нужно зарегистрировать в Минздраве, получить разрешение на клинические исследования, для которых потребуются 10-20 здоровых добровольцев. Если препарат успешно пройдёт и эти испытания, мы перейдём на второй этап работы — будем вводить его больным людям.

 — Сколько времени на это будет потрачено? Когда начнётся серийное производство нового средства?

— Точно не скажу, но во всём мире от начала разработки препарата до его появления на фармацевтическом рынке уходит 15-20 лет.

 — Ох!

— И это правильно. Нужно сто раз проверить и перепроверить, чтобы убедиться в том, что новая разработка не нанесёт вред здоровью человека. К сожалению, в мировой фармацевтике были случаи, когда препарат очень быстро был выведен на рынок, а в итоге вместо положительного результата наблюдался тератогенный эффект: возникновение пороков развития и уродств вследствие употребления новинки пациентками в период беременности. После этого печального опыта учёные вернулись к «перестраховочному» способу проверки новых разработок.

— Над чем, кроме «Энцемаба», вы сейчас работаете?

— Мы живём в очень опасный век пост-антибиотиков. Их постоянное применение привело к катастрофическому росту супербактерий: скорость разработки новых антибиотиков существенно отстаёт от скорости адаптации к ним патогенных микроорганизмов. Представьте: антибиотики ещё только готовятся к выпуску, а уже появились бактерии, которые обладают устойчивостью к ним.

Спасением в этой ситуации могут стать бактериофаги.

Когда мы принимаем антибиотики, то вместе с болезнетворными бактериями, вызывающими воспаление, нагноение или расстройство работы кишечника, лекарства уничтожают полезную микрофлору, которая защищает наш организм от инфекций, помогает усваивать пищу и синтезирует полезные вещества. Антибиотики можно сравнить с напалмом: они убивают не только врагов, но и всё живое вокруг. А действие бактериофагов – это снайперские выстрелы: они уничтожают только врагов, а после этого удаляются из организма.

Фаготерапия активно применялась в 70-80 годы прошлого века и успешно использовалась, к примеру, в лечении дизентерии у малышей. До настоящего времени в России сохранилось научно-производственное объединение «Микроген», которое производит широкий спектр препаратов на основе бактериофагов. Но штаммы, существующие в Сибири и на Дальнем Востоке, отличаются от тех, что есть в центральной России. Поэтому сейчас мы занялись разработкой местных препаратов, которые будут направлены на те штаммы, которые «водятся» у нас.

Словарь

* Гуманизированное антитело создано из частей белковых молекул из двух разных источников (например, мыши и человека). Его молекула содержат две принципиально разные части: меньшая связывает антиген, бóльшая запускает все необходимые реакции в организме. Вторая часть должна быть точно человеческой, в противном случае ответ будет непредсказуемым.

42-мышка

Проверка нового препарата на мышах дала отличные результаты. Его доза для эффективной экстренной профилактики клещевого энцефалита — в 50-80 раз меньше привычного иммуноглобулина. Теперь испытания пройдут на здоровых добровольцах, потом — на заболевших людях… Для нашего региона с его высокой заражённостью клещами, переносчиками опасной болезни, изобретение «Энцемаба» более чем актуально.

Фото автора и из открытых источников

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Azurin:

    а еще изобретут скатерть самобранку, меч кладенец и ковер самолет. И все к 2020 году когда обещания забудут.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru