Суббота, 19 августа 2017 16 +  RSS
Суббота, 19 августа 2017 16 +  RSS
9:39, 20 июля 2016

«Жизнь сложнее шахмат»


Спорт и искусство, логика и интуиция – это все о шахматах. Сегодня, в международный день шахмат, в гостях у «Свидетеля» — президент федерации шахмат Новосибирской области, гроссмейстер Павел Малетин.

МалетинСправка

Павел Малетин — коренной новосибирец, 30 лет. Играть в шахматы начал в 6 лет. Было несколько хороших тренеров. К окончанию школы выполнил норматив мастера, в это же время тренером Павла стал Александр Хасин. Выполнил норматив международного мастера спорта, в 20 лет стал гроссмейстером и вышел на российский уровень. Длительное время был самым молодым гроссмейстером Сибири. Окончил НГТУ. В 2015 году возглавил Региональную общественную организацию «Федерация шахмат Новосибирской области».

— На открытии фестиваля «Маэстро» в Бердске вы сказали, что одна из основных задач федерации — достойная оплата труда шахматных педагогов и пообещали решить эту задачу. Можете рассказать, каким образом вы планируете ее решать?

— Не буду вдаваться в бюджетные механизмы. Скажу лишь, что шахматы на сегодняшний день являются одним из наиболее массовых видов спорта — они практичны, демократичны, на них есть серьезный спрос. Когда тренер с 20-летним стажем получает 10 тысяч — это позор. Это вредит развитию шахмат, сдерживает их рост. Педагоги уходят в коммерческий сектор, в скором времени коммерческие школы, я думаю, получат серьезное распространение. Я не говорю, что это плохо — это часть жизни, но в целом, я уверен, что государство должно регулировать этот процесс.

Шахматы обладают большим образовательным потенциалом, при этом совершенно не затратны — гораздо сложней поставить хоккейную коробку, чем оборудовать шахматный класс в любой общеобразовательной школе. Словом, эту задачу нужно решать на уровне министерства. Сейчас мы готовим программу развития шахмат, которая будет регулировать вопросы взаимодействия федерации с властями, система дополнительного образования должна стать частью системы. Я не могу сказать, что у меня есть готовое решение, но в целом моя позиция по этому вопросу однозначна.

— Помимо зарплаты, какие еще проблемы стоят перед федерацией?

— В первую очередь — инфраструктура. У нас нет помещений, где бы мы могли проводить турниры высокого уровня. Та же шахматная школа «Маэстро» в Бердске уже давно не вмещает свой традиционный фестиваль, каждый раз приходится искать помещение. В Новосибирске такая же ситуация — на днях стартует мемориал Сухарева, соревнования будут проходить в ГПНТБ. В октябре стартует суперфинал чемпионата России — соревнования сильнейших гроссмейстеров страны, включая элиту мировых шахмат — играть будут в краеведческом музее. Мы принимаем соревнования федерального уровня при отсутствии собственной площадки, это — нонсенс. Каждый раз мы вынуждены искать варианты — у федерации шахмат просто-напросто нет постоянной площадки, и пока этот вопрос не решается, несмотря на то, что обращались мы уже везде, куда только можно. При этом игровая площадка для шахмат стоит недорого и не требует каких-то особенных условий эксплуатации, в отличие от других спортивных сооружений.

Есть проблемы финансирования — шахматы финансируются по остаточному принципу, непонятно на каких основаниях.

Еще одна проблема — нехватка молодых тренеров. Сегодня хороший спрос на преподавание шахмат в начальных классах школ, но для этого нужны молодые педагоги — дети лучше взаимодействуют с молодежью. Специалисты высокого уровня не работают с новичками, а молодой человек способен компенсировать недостаток опыта свежим взглядом. Считаю, что шахматы нужно внедрять и в детских садах, потому что практика показывает, что ребенок, который способен усвоить материал первого года обучения в 6 лет, способен усвоить его и в 4 — зачем терять время? Когда малыш имеет хорошие задатки — это обидно, потому что есть дети, которые вполне способны иметь к 7 годам первый спортивный разряд, а они только-только выучили фигуры. Шахматные таланты нужно оберегать и стараться, чтобы система их не сломала – а это уже следующая задача. Система передачи ребенка от тренера к тренеру тоже не до конца отлажена: тренеру платят за результат и ему не выгодно отпускать талантливого ребенка к другому педагогу. А любое промедление тормозит его развитие.

 Сеанс одновременной игры

На шахматном фестивале "Маэстро-2016" Павел Малетин провел сеанс одновременной игры на 22 досках. Лишь одному из участников фестиваля удалось обыграть гроссмейстера.

На шахматном фестивале «Маэстро-2016» Павел Малетин провел сеанс одновременной игры на 22 досках. Лишь одному из участников фестиваля удалось обыграть гроссмейстера.

— Какое место занимают шахматы в вашей жизни? Можно ли сказать, что шахматы — это образ жизни?

— Шахматы — это игра, а не образ жизни, если рассуждать логически. Но, конечно, шахматы занимают центральное место в моей жизни. Сейчас я изучаю другую их сторону. Если раньше я изучал их лишь как игрок, как спортсмен, то теперь по роду деятельности, приходится изучать то, как организуется шахматная жизнь — в школах, во дворах. При этом шахматы в образовании и в спорте решают разные задачи, следовательно, и организация, и программы обучения отличаются.

Пока я занимался шахматами, как спортсмен, о многих вещах — таких как ставки, коэффициенты — я просто не задумывался. Сейчас приходится вникать.

— Помогают ли шахматы в решении жизненных задач?

— Шахматы в принципе помогают в решении задач, в том числе и жизненных. Нельзя сказать, что шахматы дают тебе какой-то эффективный образ мышления, который ты всюду применяешь — жизнь сложнее шахмат. Но, тем не менее, шахматы вырабатывают ряд качеств психологического характера. В частности, умение быстро принять решение в стрессовой ситуации. К примеру, часто именно стрессовая ситуация на экзамене может сказаться на результатах. Шахматист играет десятки турниров в год, а каждый турнир — это своего рода экзамен, когда человек постоянно находится под угрозой поражения. Постепенно вырабатывается своего рода стрессоустойчивость.

— Ваша жизненная позиция — защита или нападение?

— Порой приходится защищаться, порой самому проявлять какую-то агрессию — хотя я и не сторонник таких мер, однако терпеть, если мне что-то не нравится, я не буду.

— Можно ли сказать, что шахматисты в своем большинстве интроверты?

— Шахматы предполагают какую-то закрытость. Нереально показывать высокие результаты и быть рубахой-парнем. При этом, чем выше спортивные достижения у человека, тем у него более вредный характер. Это характерно, наверное, для любого вида спорта. Но поскольку шахматист постоянно испытывает эмоциональный стресс, это ситуацию только усугубляет. Поэтому вы не найдете ни одного великого шахматиста с белым и пушистым характером. У каждого — свой стержень и умение держать дистанцию. Хотя говорить, что все шахматисты — интроверты — это преувеличение, потому что великими становятся далеко не все.

— Что сложней – сеанс одновременной игры на 22 досках или пытаться разрешить все проблемы, с которыми пришлось столкнуться в качестве президента федерации?

— Сеанс одновременной игры – это развлечение. Особенно мне нравится, когда это происходит в праздничном формате. К примеру, в День города, в честь 123-летия Новосибирска, была игра на 123 досках. Так что, играть – проще, этим я занимаюсь всю жизнь, а федерацию возглавил всего полтора года назад. Да и то, весь прошлый год по инерции продолжал активно выступать. Все проблемы разрешить невозможно, во всяком случае, в одиночку. Но они постоянно крутятся в голове. В нынешнем году очень важно должным образом подготовиться к суперфиналу, потому что хочется презентовать город и область с лучшей стороны…

— Есть ли у шахматистов какие-то секреты – как настроиться на игру, сконцентрироваться?

— Конечно, спортсмен готовится к турниру, но о каких-то особых методах я не слышал. Это происходит само собой. Приезжаешь на турнир – поселился в гостиницу, разложил вещи, проверил, работает ли Интернет… Словом, ты делаешь обыденные вещи и одновременно настраиваешься на строгий режим турнира. Как правило, за 10 дней турнира я делаю всего пару звонков домой, потому что шахматист находится в своем замкнутом пространстве, куда не пускают даже родных и близких.

— Шахматисты верят в примеры?

— У всех по-разному. Лично я не суеверный. Если рубашка грязная, я ее не надену, даже если я в ней обыграл двух сильных гроссмейстеров подряд. А если чистая – почему бы и не надеть?

— Мне казалось, что шахматы – это чистая логика, а суеверия – совсем из другой оперы.

— Нет, шахматы – скорее интуиция, чем логика. Можно играть на чистом счете, но высоких результатов при таком подходе достичь нельзя, чемпионом мира не стать. Любой чемпион умеет чувствовать красоту и гармонию позиции, а это уже почти художественное чутье. Идеальный шахматист – наполовину технарь, наполовину гуманитарий.

— А в жизни вы пользуетесь своей шахматной интуицией?

— Да только ей и пользуюсь!

— И все же – шахматы – это спорт или искусство?

— Спорт, потому что главная задача – выиграть партию. Другое дело, если не чувствовать этой гармонии, то выиграть у сильного соперника не получится, потому что ты просто утонешь в море вариантов.

Фото Ольги Кашиной и из архива шахматной школы «Маэстро»

Обсуждение: 3 комментария
  1. Николай:

    Наталья, от вас не ожидал такого заголовка, где сравниваются не сравнимые вещи. Однажды на государственном полегоне было попадание в ракету- мишень. Один старенький генерал участник ВОВ на радостях ляпнул:» Этот выстрел как семнадцать мгновений весны» . Политработники подхватили это выражение и начали тиражировать его в боевых листах, стен газетах, радостно говорить солдатам на политических занятиях. .. Генералу простительно, учитывая его возраст и что его учёба проходила на полях войны!

    Ответить
  2. Александр:

    Николай, а где вы в заголовке увидели сравнение, не понял? Хоть какой-нибудь предлог, намекающий на это

    Ответить
  3. Любовь:

    Заголовок красивый. Но он для этой статьи?

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru