Воскресенье, 19 ноября 2017 16 +  RSS
Воскресенье, 19 ноября 2017 16 +  RSS
16:26, 17 августа 2014

Бердск изменился в худшую сторону, но люди здесь по-прежнему участливые


Впечатления бердчанки, переехавшей жить в Санкт-Петербург.

52-Алёна


С Алёной Шпедт я познакомился, когда она была студенткой журфака НГПУ и с тех пор не видел её лет восемь. И вдруг встретил – уже не юной провинциалкой, а повзрослевшей жительницей северной столицы, Санкт-Петербурга. Самое время посидеть с ней за чашкой чая да послушать, как она воспринимает обжитый за эти годы Питер и каковы её впечатления от сегодняшнего Бердска.

– Алёна, почему из всего многообразия российских городов ты выбрала именно Санкт-Петербург?

– Не я выбрала – муж. Знакомый австриец решил открыть там новую фирму, а моему мужу предложил возглавить её. Ну, и я, как жена декабриста, поехала вместе с ним.

– Наверное, поначалу из музеев и выставочных залов не вылезала, восторгалась культурным богатством этого города?

– По музеям и выставочным залам я вдоволь набродилась до этого переезда, когда дважды побывала в Питере в качестве туристки. А в этот раз навалились совсем другие заботы. Я ведь на дневном отделении в Новосибирском педуниверситете училась, на бюджете. А тут, в связи с переездом, пришлось переводиться на заочное, к тому же на платное. Лишний год потеряла, пока диплом защитила. А там кризис грянул, штатных журналистов по всему Питеру начали сокращать, так что возникли проблемы с работой. Да и с жильём непросто было: за эти восемь лет мы сменили пять съёмных квартир.

Ритм жизни, опять же, в Питере сумасшедший – и к нему пришлось приноравливаться. Я вот сейчас в Бердске нахожусь и прямо-таки блаженствую: у меня столько свободного времени появилось, просто не знаю, куда его девать. Всюду я успеваю, весь город за час обойду, миллион дел переделаю – красота! А там совсем не так, там только на метро до работы приходится тратить по часу. А если на машине, то и того больше – пробки! Но тяжелее всего было привыкать к питерскому климату. Летом непрерывные дожди, осенью и зимой слякоть, сплошные сумерки, ночь очень рано наступает. Недаром среди петербуржцев в ходу такой короткий анекдот: «Давно у вас здесь дождь идёт? – С 1703 года!».

Новогодние ёлочки на улицах в Питере начинают наряжать с ноября. И вот стоят они в этих сумерках такие мокрые, мишура на них такая обвисшая – слёзы, да и только! И постоянная нехватка витамина «Д». Я для своей малышки в питерских аптеках постоянно его покупаю. А приехала в Бердск, обратилась в аптеку, и пришлось по спецзаказу выписывать: говорят, не востребован он в Бердске, потому и нет его.

– Страсти какие! Почему же тогда ты оттуда не сбежишь, в родной город не вернёшься?

– Жизнь в Санкт-Петербурге имеет свои преимущества – явные и неоспоримые. Но для того, чтобы их оценить, надо сравнить Питер с другими городами – всё познаётся в сравнении. Была у меня одна работа, связанная со сплошными командировками. Всю Россию исколесила, часто в Москве приходилось бывать. Так вот, разница между Москвой и Питером прямо-таки колоссальная – и отнюдь не в пользу Москвы. Взять хотя бы метро. В Москве это транспорт, скажем так, для малообеспеченных слоёв населения. Как ни зайдёшь в переход метро, там постоянно либо бомжи, любо пьяные валяются, нищих полно. А в Питере метро – это транспорт для всех, там много студентов ездит, и никаких бомжей, ни одного пьяного.

Опять же по отношению к работе: в Москве чрезвычайно трудно набрать более или менее постоянный персонал для какой-нибудь фирмы. У москвичей устремления такие: поработать где-нибудь короткое время, особо не напрягаясь – и на новое место, где платят больше, а делать по-прежнему ничего не надо. В общем, где бы ни работать, лишь бы не работать. А у питерцев более ответственное отношение к работе и нет такой охоты к перемене мест. Я, когда из Москвы или ещё откуда-нибудь в Питер возвращаюсь, с облегчением вздыхаю: «Ура, наконец-то я дома!».

– Особенно если при этом на какие-нибудь «Алые паруса» попадёшь?

– Бал выпускников «Алые паруса» или встречу Нового года на Дворцовой площади хорошо смотреть по телевизору. На экране это – зрелище и впрямь феерическое. На деле же – жуткая давка и море мусора. Ведь этот мусор потом приходится экскаваторами выгребать и самосвалами вывозить! Но в Питере и без этого есть, куда сходить и что посмотреть.

52-Петербург

Я вот недавно в доме-даче Ильи Репина побывала. Там такая особая атмосфера! Прямо-таки хочется в тех временах оказаться, той особой атмосферой подышать. Там видишь, насколько люди ценили гармонию пространства.

– Посещаешь, стало быть, музеи, картинные галереи?

– К стыду своему, только когда к нам друзья из других городов в гости приезжают, вот с ними и хожу. Не тот у меня уровень подготовки, чтобы глубоко и правильно воспринимать ту же живопись, чтобы восторгаться каким-нибудь серым пятном в левом углу картины: «Ах, как гениально художник изобразил это пятно не красным, а серым, и как мудро поместил его не в правом углу, а в левом!». А вот просто гулять по Питеру люблю. Только представьте себе: на роликах там катаются всей семьёй, от мала до велика, от ветхих бабушек до едва на ногах научившихся стоять внучат. Вышли на улицу, на скамеечке возле подъезда ролики надели – и вперёд! Уличное покрытие там такое ровное, что можно кататься по всему городу.

– Не так, как в Бердске?

– Никакого сравнения! Я в Бердске много лет не была и сейчас свежим взглядом увидела то, чего раньше просто не замечала. Увидела – и ужаснулась! Совершенно отвыкла от маршруток, и теперь в них мне так тесно, так некомфортно. С дочкой на коляске совершенно некуда выехать и никуда не заедешь. Ох, как мучаются мамочки с колясками, пытаясь пересечь железнодорожный переезд от микрорайона Северного, где я сейчас живу! У входа в каждый магазин высоченные ступеньки, на которые коляску не затащишь – ну зачем они? В Питере всё для людей: те же въезды в магазины ровные, легко с коляской заедешь. А за время своего пребывания в Бердске я всю коляску разбила, она вся звенит у меня от постоянной тряски.

Парк лысый стоит, все деревья вырублены, а ведь это единственное место, где с ребёнком можно погулять. Тротуаров на многих улицах нет, и приходится на свой страх и риск идти по проезжей части. Скажу откровенно: если за эти годы Бердск и изменился, то только в худшую сторону. Каких-то уродливых магазинов понастроили, вот народ и снуёт между ними: покупает, покупает, покупает…

– Ни одного светлого пятна?

– Светлое пятно есть – бердчане. В Питере люди сквозь тебя смотрят, тебя не замечают. А здесь попали мы на маршрутке в пробку, и все пассажиры начали мою дочку развлекать, чтобы ей не скучно было. Иду с коляской по улице, у дочки ботиночек с ноги свалился, так каждый прохожий моё внимание на это обратил: у вас, мол, девочка в одном ботинке. Или ещё: везу дочку в коляске, она какую-то ромашку в руках держит и её лижет. Так каждый счёл своим долгом моё внимание на это обратить: у вас девочка ромашку лижет! Такое внимание, такое сопереживание очень приятно. В Питере его не встретишь.

– Так кем ты, Алёна, больше себя ощущаешь: бердчанкой или, скажем в рифму, питерчанкой?

– Даже не знаю. Когда я в Питере, я страшно скучаю по Бердску. А в Бердск приезжаю, начинаю скучать по Петербургу.

Фото Дмитрия Беркута и из архива Алёны Шпедт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru