Воскресенье, 22 Январь 2017 16 +  RSS
Воскресенье, 22 Январь 2017 16 +  RSS
Популярно
10:17, 29 сентября 2016

Самый лучший ЛОР в Бердске


29 сентября — день оториноларинголога.

42-za-rabotoj

Спроси у бердчан, хоть раз столкнувшихся с ЛОР-проблемами: «Кто самый лучший отоларинголог в городе?», — дружным хором ответят: «Тамара Николаевна! Завальникова!». В молодости она мечтала о совершенно другой карьере. И остаётся только сказать спасибо, что в Купино, куда её с мужем направили работать после вуза, хирургов хватало, а с ЛОР-врачами была большая напряжёнка.

Как не выгореть на работе? Почему понятия «хирург» и «женщина» не совместимы? Об этом и о многом другом — в беседе «Свидетеля» с отоларингологом Бердска Тамарой Завальниковой.

Если бы молодому хирургу Завальниковой несколько десятков лет назад сказали, что она станет ЛОР-врачом, ни за что бы не поверила. Сегодня она с благодарностью вспоминает коллег, определивших её профессиональную судьбу.

Спроси у бердчан, хоть раз столкнувшихся с ЛОР-проблемами: «Кто самый лучший отоларинголог в городе?», — дружным хором ответят: «Тамара Николаевна!». Впрочем, в молодости она мечтала о совершенно другой карьере.

— Я хотела быть хирургом, о специальности ЛОР-врача даже не помышляла: она мне просто не нравилась, — вспоминает врач. — К тому же у людей ЛОР всегда ассоциируется с каким-то не очень умным доктором: если они хотят изобразить смешного врача, то обязательно надевают лобный рефлектор.

Мечтала стать хирургом – и стала. Окончив институт, молодые специалисты Тамара и Виктор Завальниковы по распределению попали в город Купино. В те годы хирургов было с лихвой, а вот отоларингологов катастрофически не хватало. Тамару Николаевну уговорили пойти работать в ЛОР-отделение, объяснив, что по сути это та же хирургия, правда, малая.

— По сей день я очень благодарна купинским коллегам, — говорит доктор. — Отработав в медицине много лет, теперь точно знаю: понятия «хирург» и «женщина» — не совместимы. В Бердске замечательная хирургия, но, к сожалению, работать докторам приходится просто на износ. Порой в сутки они принимают по 90 пациентов. Разве это мыслимо? Бывает, хирурги трудятся день, ночь, остаются на работе на следующий день… При этом нужно оставаться милосердными: ценить людей, не обижать… Это просто потогонный труд, который делает из человека не человека! А когда заходит разговор о зарплатах медиков, меня это просто бесит и удручает, потому что, сколько бы ни говорили об этой проблеме, дело не двигается с мёртвой точки.

Осознание правильности выбора специальности пришло гораздо позже, а на первом этапе профессионального пути доктор Завальникова об этом даже не задумывалась: ей приходилось много учиться.

— Чтобы освоить эндоскопию, чтобы зеркало смотрело куда надо, чтобы всё видеть и понимать, потребовалось примерно два года. На то, чтобы научиться делать операции, уходит лет пять, и только лет через 10 начинаешь чувствовать себя более-менее уверенно,- говорит Тамара Николаевна.

Работа в купинской больнице давалась молодому специалисту легко и просто. Рядом всегда был заведующий отделением, который подсказывал, наставлял, помогал. С первыми трудностями ЛОР-врач столкнулась, когда приехала работать в бердскую ЦГБ.

 Так было: лимит — 10 больных

Когда доктор Завальникова стала работать в Бердске, в ЦГБ даже не было самостоятельного ЛОР-отделения. 

— Для лор-больных в те годы в Бердске было предусмотрено всего десять койко-мест в больнице. Уже гораздо позже, когда мы стали делать простые и сложные операции, а поток больных увеличился, мы стали самостоятельным отделением Сейчас ему уже 20 лет. А в те годы в моём распоряжении была лишь небольшая операционная, в которой выполнялись мелкие операции под местной анестезией.

Как-то ночью мне привозли пятилетнюю Катю с осложнённым отитом. Девочку нужно срочно оперировать. До моего приезда в Бердск её бы обязательно отправили в областную больницу. Но поскольку в городе появился свой доктор, значит, он сам и должен оперировать. Иду в хирургическую операционную, чтобы провести операцию под полным наркозом, а меня … не пускают.

— Никогда у нас тут ЛОРы не оперировали. Не пустим! С вашим-то гноем здесь вообще делать нечего.

Я была ошарашена! Я могу, я умею, ребёнку срочно нужна помощь, а тут… Пришлось ночью звонить главврачу, только после этого я смогла сделать свою работу.

С тех пор на втором этаже хирургического отделения за нами закреплена операционная, в которой мы делаем по шесть-восемь серьёзных операций в неделю, а более мелкие выполняем в отделении. Поступали и очень тяжёлые пациенты, которых приходилось буквально спасать.

Знаете, что самое страшное в профессии врача? Страшит не тяжёлое состояние пациента и не тяжёлый диагноз: ты ведь всё умеешь, тебя учили… Самое страшное, когда ты один, рядом нет надёжного коллеги, с которым можно посоветоваться.

43-zavalnikova

Так стало: у каждого — свой уровень

Все волнения, бессонные ночи — далеко в прошлом. Сегодня доктор Завальникова считает, что ЛОР – одна из самых замечательных специальностей. 

— Современное оборудование помогает правильно поставить диагноз, назначить лечение. Если специалист в полной мере овладел всеми техническими навыками и манипуляциями, это не работа, а просто песня! Ты тут же видишь проблему, ставишь диагноз, назначаешь лечение. Больной уходит удовлетворённый, а ты счастлив, что помог человеку.

Постольку ЛОР-врач всегда работает в связке с другими докторами — стоматологами, офтальмологами, неврологами, довольно часто в кабинет к Тамаре Николаевне приходят пациенты (в день — человек пять) с абсолютно нелоровскими проблемами. Всех таких пациентов она тщательно обследует, а поняв, с какой проблемой к ней пришел человек, отправляет к другому узкому специалисту, обязательно высказав и своё мнение больному.

— Терпеть не могу, когда доктора, исследовав пациента, пишут: «ЛОР-патологии нет»! Человек пришел с жалобой, значит, надо разобраться, в чём проблема. Ты – доктор! Ты должен… Нет, ты просто обязан иметь представление и понимать, какие процессы происходят в организме человека. Если ко мне приходят с кашлем, надеваю фонендоскоп, слушаю, осматриваю… Я не претендую на место пульмонолога, но если у человека хрипы, ослабленное дыхание, я просто обязана отправить его на снимок.

По словам Тамары Николаевны, всем докторам, получившим образование несколько десятков лет назад, крупно повезло: работать многих из них учили врачи областной больницы, что давало высочайшую подготовку молодым специалистам.

— Я не хвастаюсь, в те годы это был просто усреднённый уровень подготовки. И техническое оснащение ЛОР-отделений что в Бердске, что в Новосибирске, было одинаковое. Мы выполняли одинаковые операции. Но с годами всё пошло, как в военной медицине: мы выполняем свой уровень операций; областные специалисты — благодаря микроскопам последнего поколения, эндоскопам, МРТ, КТ – свой уровень.

Я в своё время не понимала такого разделения, искренне считала, что тоже обязана выполнять сложнейшие операции и даже требовала купить в бердскую ЦГБ суперсовременный микроскоп. Прошло время и я понимаю: слава тебе, Господи, что не купили это оборудование. Деньги огромные! И если с помощью такого оборудования ты занимаешься операциями на ухе, то должен делать их изо дня в день. Но где Бердску взять такое количество пациентов?

На сегодняшний день моя задача – выбрать из своих пациентов именно тех, кто нуждается в операциях на моём уровне, направить в областную больницу тех, кому это нужно. А ещё очень важно не допустить серьёзных болячек у населения города.

Правильно нам в молодости говорили более опытные доктора: «Главное в нашей работе – профилактика». И правы были на 100%! Самое главное — именно на первичном приёме не пропустить сложную болезнь: поставить правильный диагноз, вовремя пропунктировать, к примеру, пазуху носа; при гнойном отите вскрыть вовремя перепонку, чтобы не допустить менингита.

Отрадно, что в последнее время мы видим результаты своего труда: в Бердске практически нет менингитов. В этом году не было ни одного, в прошлом я сделала всего две операции. Бердчан в областную больницу мы отправляем мало и только с очень сложными диагнозами. Обычно, если операция не требует серьёзного технического оснащения, справляемся сами.

По словам Тамары Николаевны, сегодня в бердском ЛОР-отделении работают хорошие специалисты, на которых она со спокойной совестью сможет оставить пациентов, когда решит уходить на заслуженный отдых.

— У меня есть хорошие ученики, к примеру, Елена Селиванова. Совсем скоро к нам в отделение придёт работать ещё один молодой специалист. Планирую ещё год их поучить, а затем уйти. Иначе нельзя. Надо, чтобы на наше место приходили молодые специалисты: учились, перенимали опыт… Врача хоть сколько можно учить и наставлять, но если он не берёт на себя ответственность, не ставит сверхзадач, ничего из него не получится. Со мной учились отличники с огромным потенциалом, но хирургами стали единицы (зачастую троечники), которые не побоялись взять на себя эту самую ответственность.

 Из разговора с доктором

-Как мы всё успеваем, работая в таком режиме? Ничего не успеваем. Отдыхать, во всяком случае, точно не получается. Самое главное счастье, что при всём этом я не сгорела на работе: она у меня — любимая.

Реплика

— Кто-то из единоросов недавно сказал: «Чтобы выйти из кризиса, надо больше работать». Я думаю: «Господи, как хорошо, что мы этому тезису следуем каждый будний день с семи до семи!» Первую половину дня — в отделении, вторую – в частной клинике.

В советские времена мне бы и во сне не приснилось, что буду лечить людей за деньги. Когда в России началась страховая медицина, очень радовалась, наивно полагая, что зарплата врачей будет зависеть от количества принятых пациентов. Только в государственной медицине всё усреднено: хоть 100 пациентов примет доктор, хоть 10, зарплата всегда стабильно маленькая.

Поэтому не надо обижаться на медицинских работников за то, что они ушли работать в частные клиники: они вынуждены это делать, чтобы сводить концы с концами. С годами, слыша от людей: «Спасибо, что вы работаете в «ЛОРПРАКТИКЕ» и к вам в любой момент можно обратиться за помощью, я успокоилась. Вообще, чем больше частных клиник, тем лучше. При жёсткой конкуренции цены на услуги в них будут снижаться, что очень хорошо для людей.

Семья

На мой вопрос, чем отличается доктор Завальникова от той себя, которая не в специальном облачении и не в больничной обстановке, а дома, рядом с близкими, Тамара Николаевна честно сказала: «На работе я бываю очень разная». 

— Чаще всего — ровная, спокойная. Но порой придёт на приём какой-нибудь хам… Взрослый парень, нужно вскрыть гнойник, а он истерику закатывает: плюется, кусается. И такое отношение терпеть нельзя, и отпустить нельзя, пока операцию не выполнишь.

В такие моменты я могу быть очень жёсткой и даже резкой: «Ну-ка сел! Быстро открыл рот!..». А дома я спокойная. С мужем в силу общности профессии (мы оба — врачи) часто говорим о работе: советуемся, делимся какими-то мнениями… Домашние дела для нас в радость, они помогают переключиться на более приятную волну. Всё гармонично и ровно, мы не ругаемся вообще.

Детям, несмотря на постоянную загруженность на работе, мы не привили отвращения к профессии врача. Видя нашу увлечённость, наше трепетное переживание за любимое дело, другой стези для себя они видно просто не представляли: дочь Наташа — стоматолог, сын Николай – военный хирург.

Сейчас они оба работают в Новосибирске, но было время, когда сын трудился в горячих точках. Это были очень тяжёлые времена. Он никогда не рассказывал о том, что пережил. Говорил лишь, что вновь привезли много раненых, что предстоит сделать много операций, советовался с отцом… Единственное, что меня радовало: там, где идут боевые действия, мой сын никого не убивает. Он спасает жизни людей.

Фото Ольги Кашиной и автора

Обсуждение: 12 комментариев
  1. Оля:

    Самый лучший ЛОР в Бердске!!!
    Это действительно так!
    Влюблена в этого врача.

    Ответить
  2. Гриша:

    очередная заказуха за деньги платной клиники … даже противно

    Ответить
    1. Редактор Сайта Редактор Сайта:

      Завальникова возглавляет ЛОР-отделение в ЦГБ, где вы можете лечиться по полису.

      Ответить
      1. Гриша:

        ««Спасибо, что вы работаете в «ЛОРПРАКТИКЕ» и к вам в любой момент можно обратиться за помощью» — название хоть бы не писали
        Ведь понятно, что конкретно намекает, что в ЦГБ ей некогда…

        Ответить
        1. Макс:

          А ты сам-то согласишься работать за 15 тыс. рублей день и ночь? Как жить будешь? Завальникова каждый день с семи вечера до тредж дня в отделении: оперирует, лечит. Да если бы ни она, вообще страшно представить, что бы было с лор-больными. Самому видно ни разу не пришлось поболеть, вот и разглагольствуешь тут. О чем не знаешь.

          Ответить
    2. Злобная:

      Гришка — как петух в ж**у клюнет, сам побежишь лечится и поймёшь кому доверять ушки и горло))))

      Ответить
      1. Григорий:

        Это все к тому, что я за бесплатную медицину. И я за ДОСТОЙНУЮ оплату труда врачей в муниципальных больницах!
        Водил я ребенка к ЛОРу — пипец. Двойная очередь по записи и живая. Больных много — врачей не хватает.. А врачи видимо все в платные клиники за длинным рублем ушли.. Вместо того, чтоб добиваться повышения зарплаты, пошли легким путем

        Ответить
        1. Макс:

          Как добиваться? Головой об стенку биться что ли? Пробовали уже.

          Ответить
        2. Алёнка:

          Врачи должны лечить, а не обивать пороги в поисках достойной зарплаты. Мне кажется, что это нормально, что человек хочет получать за свой труд зарплату. У них такие же семьи, как и у всех, и дети есть хотят, как и у всех. А за длинным рублём, Григорий, это сколько по-вашему? Вы считаете, что там баснословные зарплаты в клиниках.

          Ответить
          1. Григорий:

            были б маленькие зарплаты, не работали бы в частных клиниках . Прием к неврологу от 800 руб до 1500 руб

  3. Николай:

    Лор завальникова самый лучший в бердске. Она меня лечила ещё маленьким, теперь лечит моих детей. Не вижу ничего плохого что человек хочет получать за сложную ответственную работу достойные деньги. Она работает в отделении уже лет 30 наверное. Разве мало она сделала для народа? Государство, к сожалению, предпочитает закрывать глаза на медиков. А среди людей много баранов со своим мнением «мне все должны». На них не стоит обращать внимания.

    Ответить
  4. Алёнка:

    Вы знаете, Григорий, что из этих полутора тысяч рублей за приём доктору идут лишь копейки. А в частных клиниках они, как правило, подрабатывают, а те, кто открыл свой частный кабинет, просто спокойно занимается своим делом, а не что-то выбивает себе и доказывает кому-то

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru