Понедельник, 24 июля 2017 16 +  RSS
Понедельник, 24 июля 2017 16 +  RSS
8:00, 01 октября 2016

Готовы ли бердские школы к инклюзивному образованию?


С 1 сентября 2016 года в России введён новый образовательный стандарт инклюзивного образования. Отныне все дети с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ), в том числе с поражением головного мозга, будут учиться вместе с обычными школьниками.

04-peremena

Обычная школа. Обычная переменка. Детки восполняют недостаток двигательной активности на уроке. Заботиться о специальном отдыхе детей с проблемами здоровья сегодня в школах некому.

У Бердска уже есть такой опыт работы: четвёртый год в четырех школах города учатся особенные дети. Мнения педагогов и родителей о том, хорошо это или плохо, разделились.

— Особенные дети в обычных школах добиваются хороших результатов, — считают  представитель психолого-медико-педагогической комиссии Мира Тригубенко, педагог-психолог Наталья Тарасевич и директор школы № 9, где много особенных детей, Вера Забелич.

– Как только ребят переводят из коррекционной школы в обычную, налицо успехи и в обучении, и в развитии. Это отмечают и родители особенных деток. В этом году комиссия рекомендовала обучение в коррекционных классах 17 ребятишкам города, но большинство пап и мам выбрали для своих детей обыкновенную школу. И это правильно. В школах с детьми работают психолог, логопед, дефектолог и классный руководитель. Такие ребятишки сидят поближе к учителю, для них составляется отдельная программа.

По утверждению специалистов, с введением новых стандартов в 2016 году их работа почти никак не изменилась.

С особыми детьми, которые обучались в школах города в рамках проекта «Обучение и социализация детей с ограниченными возможностями здоровья в инклюзивном образовательном пространстве Новосибирской области», педагоги будут работать по ранее разработанной программе. Новый стандарт — только для первоклассников, — говорят они.

Что в наличии?

В нормативных документах прописаны условия, необходимые для обучения детей с ограниченными возможностями здоровья в обычных школах. Там перечислены: «специально обученный педагогический персонал, архитектурная доступность, специальное оборудование для обучения…».

Какие школы Бердска могут похвастаться наличием всего этого? 

Конкретно: сколько в нашем городе школ, оборудованных для перемещения детей-колясочников? Сколько узких специалистов: сурдопедагогов, тифлопедагогов, олигофренопедагогов?..

— У нас есть сурдологи, — утверждает педагог-психолог Наталья Тарасевич. – Правда, не во всех образовательных учреждениях, но глухих либо слабослышащих детей в бердских школах тоже немного.

— Конечно, специалистов не хватает, — признаёт она, — но мы нашли выход: будем отправлять педагогов на переквалификацию. В итоге через полгода в штате появится не просто логопед, а логопед-дефектолог, не просто психолог, а психолог-дефектолог.

Со временем кадровый вопрос должен решиться. А вот архитектурная доступность… Бердску очень нужны новые школы с лифтами, большими коридорами и кабинетами, оборудованными так, чтобы особенные дети чувствовали себя комфортно.

— Есть у нас ещё одна проблема, — говорит Мира Тригубенко. – В психолого-медико-педагогической комиссии нет узких специалистов, к примеру, офтальмологов, без которых очень сложно поставить ребёнку точный диагноз.

В общем, посыл самый добрый, но его развитие — под огромным вопросом. Учебный год уже идёт, а специалистов только предстоит переучить; в школах нет минимально приемлемых условий для передвижения колясочников; диагнозы при отсутствии узких специалистов — под большим сомнением; о приобретении необходимого материала для эффективного обучения ребят вообще никто не вспоминает. В идеале для детей, к примеру, с ослабленным зрением требуется рельефный материал, пригодный для бисенсорного восприятия, говорящие калькуляторы…

Премьер-министр Дмитрий Медведев  недавно заявил, что для создания в школах условий для инклюзивного образования детей-инвалидов правительство выделит 3,762 млрд рублей. Что будет дальше, покажет время. Складывается впечатление, что переход на новые стандарты не столько забота о детях с ОВЗ, сколько желание подешевле решить проблему дефицита мест в коррекционных школах: их в России вдвое меньше положенного.

По официальным данным Минобрнауки, из 30 млн детей, проживающих в России, более миллиона (!) нуждаются в коррекционной помощи. При этом спецшколы могут принять только 500 тысяч учащихся. За 10 лет в России закрыто 280 специализированных коррекционных школ.

Первый учебный месяц завершён, а школы до сих пор не подали в управление образования списки своих особенных первоклассников.

По закону, в общеобразовательные учреждения Бердска таких ребятишек распределяют по желанию родителей, а школа обязана предоставить им — в зависимости от диагноза учащегося — нужного специалиста. К примеру, детям с умственной отсталостью потребуется олигофренопедагог.

На вопрос «Свидетеля», есть ли в нашем городе такие специалисты, заместитель начальника управления образования Михаил Каркавин сказал: «Затрудняюсь ответить».

Неофициальные мнения

Елена К.(фамилию попросила не озвучивать), педагог начальных классов: 

— Инклюзивное образование подходит ребятам без ментальных нарушений. В обычном классе спокойно могут учиться, например, дети с таким заболеванием, как сахарный диабет. Если в школе есть пандусы, то не будет проблем с обучением школьников на инвалидных колясках. Но кто сегодня смотрит на то, что можно и что нельзя? Изъявили родители желание учить своего ребёнка в обычной школе, значит, несмотря на форму заболевания, он будет там учиться. А в школах при этом ни медиков, ни психологов, ни других специалистов. Считаю, что ничего хорошего из этой затеи не получится. Прежде, чем вводить ноу-хау, следовало укомплектовать штат специалистами, создать условия для работы. У нас всегда так: сначала примут новый образовательный стандарт, а потом ломают голову, что с ним делать.

Анна Михайлова, мама второклассника: 

— В этом году я вынуждена была перевести своего ребенка из школы № 4 в один из лицеев Бердска: в нашем классе учился особенный ребёнок, который измучил и детей, и педагога. Поведение у него было неадекватное. Ребёнок запросто мог взять жилет одноклассника и протереть им пол, на уроках постоянно кричал, мешал всем заниматься. В итоге учительница посадила его за последнюю парту (хотя была обязана посадить за первую) и постоянно говорила: «Дети, не обращайте на него внимание».

В один непрекрасный день он так довёл весь класс, что наши первачки (даже девочки) повалили его на пол и поколотили. Я не хочу, чтобы мой ребёнок вырос жестоким. Но также не хочу, чтобы над ним издевались. Поэтому мы поменяли школу.

Вета Осанова, учитель математики, школа № 4: 

— Морально мы готовы ко всему, но… мы не специалисты. Разумеется, можно написать адаптированную программу, снизить требования, как-то по-другому общаться с особенным ребёнком, уделять ему больше внимания… Но толку от этого — чуть. Да, дети социализируются в обществе — это плюс. Однако обучать таких детей должны специалисты. Нас, обычных учителей, не готовили к этому.

Житейский пример — нужно попасть к узкому специалисту. Мы идём в больницу, а там такого врача нет, лечит тот, что «в наличии». Потом выясняется: лечили не от того и не так. И мы бежим в другую больницу — перелечиваться. А здесь ребенок, у которого заболевание, о котором мы не имеем должного представления.

Представьте, в каждом классе сидят дети с разными заболеваниями. При этом всё острее становится проблема переполненности классов. Сегодня даже вполне здоровые дети с трудом могут работать в больших группах. Да и дети сейчас другие — более эмоциональные, более подвижные. Научить при этом нужно каждого, а учитель-то один!

Ещё такой момент: сидит ребёнок в классе, выполняет задание, а его соседка по парте выполняет объём в два-три раза больше. Дети это видят. В итоге его самооценка падает. Вместо того чтобы почувствовать себя равным, он осознаёт, что он — хуже. Это страшно!

Учителя не против инклюзивного образования. Но каждый должен заниматься своим делом. Закрыть коррекционные школы и, по желанию родителей, перевести всех подряд детей-инвалидов в обычные классы с обычными преподавателями — не выход.

Фото Надежды Городецкой

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Николай:

    Этот закон понизит уровень образования!

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru