Четверг, 20 июля 2017 16 +  RSS
Четверг, 20 июля 2017 16 +  RSS
10:10, 07 октября 2016

В Бердской ЦГБ новый специалист


Людей, желающих избавиться от алкогольной и наркотической зависимости, в наркологическом отделении принимает клинический психолог.

43-narkushnikВ городской наркологии произошли перемены: отныне наряду с медицинскими работниками реабилитационную помощь пациентам отделения оказывает клинический психолог Любовь Портало. У кого есть шанс избавиться от пагубной привычки? Сколько на это потребуется времени? Обо всем этом в интервью «Свидетеля» с новым специалистом бердской ЦГБ.

Общий стаж работы Любови Портало психологом, работающим с зависимыми людьми — 10 лет. Начинала свою работу в наркологическом диспансере города Рубцовск, Алтайского края. Имеет три высших образования. Окончила Алтайский государственный университет по специальности «психолог», Алтайскую академию экономики и права, институт психотерапии и клинической психологии (город Москва).

— Для эффективного лечения наркологи и психологи должны работать в тесной связке. Врачи снимают легкую физиологическую зависимость, а далее начинается более сложная психологическая работа с человеком, — считает Любовь Леонидовна. – С уверенностью могу сказать, что зависимость у наших больных формируется достаточно долго: ее корни идут из далекого детства. Деструктивные процессы начинаются в семье либо в обществе, где рос человек. За 10 лет работы с зависимыми от алкоголизма или наркомании, я убедилась в этом на сто процентов. Зачастую люди не согласны с такими выводами. Некоторые говорят: «Был замечательный парень, вырос в приличной семье, но после службы в горячих точках, начал сильно пить». В этом случае по каким-то жизненным обстоятельствам сбилось направление жизни человека. Но с точки зрения глубокой психотерапии, именно в детстве формируется цикл устойчивости и формирование реакций на различные ситуации. Не все ведь, вернувшись с войны, начинают пить? Чтобы помочь такому больному, страдающему алкоголизмом или наркоманией вкупе с наркологом и психологом должен работать еще и психиатр.

— Как пациенты наркологии, особенно постоянные клиенты, отнеслись к тому, что теперь с ними будет работать психолог?

— Поначалу с большой опаской. Раз психолог, значит, «поставит страшный диагноз, и будем мы психами на всю оставшуюся жизнь». Первый раз с группой, в которой у меня сегодня 16 человек, работать было очень тяжело: пациенты уходили в себя и не шли на контакт.

Но после индивидуальной психотерапии, они начали потихоньку раскрываться. Они все понимают, все прекрасно осознают, просто потеряли веру в себя! После наших бесед в их глазах я увидела искорки надежды. Не у всех, конечно. Примерно 40% мужчин и женщин видят проблему, отчетливо понимают последствия зависимости и очень хотят бросить пить. У них есть шансы научиться жить без спиртного. Все остальные, кто ходит в группу, к примеру, по принуждению суда, искренне считают, что с ними все в порядке: пить такие вряд ли бросят. По приговору суда у меня в группе всего 2% процента алкоголиков, остальные наркоманы. Я искренне считаю, что реабилитация в рамках наркологического отделения им мало, чем поможет: наркозависимых нужно отправлять в центры. Эти люди социально опасны. Звучит это грубо, но это факт. При этом центры должны быть включены в реестр социально-значимых, это гарантия того, что они проверенные и туда можно отправлять людей: там им реально помогут.

— Какие методики в работе со своими пациентами вы используете?

— Сегодня их большое множество. Использую как авторские, так и общие разработки. Одна из самых эффективных – общение с людьми, которые нашли в себе силы и долгое время живут в трезвости. – Как правило, это ребята из благотворительного фонда поддержки здорового образа жизни «Биолотос», который успешно работает уже 11 лет. После общения с ними люди понимают: они не одиноки в своей проблеме, ее можно преодолеть.

Радует, что мои пациенты с большим нетерпением ждут индивидуальных бесед. Их давным-давно никто не слушал! А им так необходимо выговориться, увидеть глазах собеседника понимание… Зависимый человек привык к тому, что его постоянно тюкают, критикуют, говорят, что он плохой, никчемный… Но ведь любому живому существу, даже кошке, нужны забота и внимание. Человеку тем более.

Говорить о результатах моей работы пока рано — два месяца работаю. Но, как специалист, я стараюсь делать все возможное, чтобы вытащить тех, кто хочет «завязать».

Всем, кто хочет вести трезвый образ жизни, я принимаю каждый понедельник и вторник в отделении наркологии с 12 до 17-00 бесплатно. Кроме этого по средам и четвергам в рабочее время в наркологическом отделении работает специалист по химзависимости (алкоголизм и наркомания) Алексей Ермолаев. Телефон для справок: 8-905-083-37-36, 8-903-937-94-40.

— Редко кто понимает, что побудителем сформированной зависимости у человека зачастую являются родные люди, — говорит психолог. — Чтобы этого избежать, чтобы пациент выздоровел, специалист должен работать, как с самим пациентом, так и с созависимыми людьми. К сожалению, не всегда это получается. Многие жены, мамы моих пациентов говорят: «Я и так его терплю, еще на ваши занятия ходить должна? Мне памятник при жизни положен!».

Подчеркиваю! Если вы хотите получить результат и вам дорог человек, который страдает от алкоголизма, то следует ходить на наши занятия. А вот к гадалкам и экстрасенсам, которыми так любят «грешить» наши женщины – не стоит. В России ежегодно умирает 800 тысяч человек, 500 из них от алкоголизма и наркомании: к профессионалам люди почему-то обращаются слишком поздно.

Человек человеку — человек!

— У первого клиента, пришедшего ко мне на прием, на ногах были очень страшные раны, в которых завелись черви. Наркоман. Абсолютно апатичная личность в депрессионном состоянии. И употреблять уже не мог, и без дозы жить невозможно. Через несколько месяцев работы парень перестал колоться. 10 лет он трезвый: семья дети, ноги зажили, купил машину.

А вот еще случай: иду по вокзалу в Барнауле, на полу лежит бомж. Спрашиваю: «Жить хочешь?», говорит: «Хочу. А что делать дальше… не знаю». К 29 годам парень пропил все: семью, дом, хорошую работу. Когда через 4 месяца я приехала в его семью и показала фотографию Саши, где он не отекший, не синий, подстриженный с человекообразным лицом, они просто не поверили, а меня спросили: «Зачем вам это надо, кто вам за это платит?».

Никто мне за это не платит. С Саньком и свои тратила, чтобы помочь. Если мы не будем относиться так не то, что к чужим… к родным людям, то скоро все в этой яме окажемся. Люди просто забыли, что нужно помогать друг другу.

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru