Воскресенье, 23 июля 2017 16 +  RSS
Воскресенье, 23 июля 2017 16 +  RSS
9:00, 14 октября 2016

20 лет спустя: юбилей легендарной «Веги»


Двадцать лет прошло с той поры, как погасла в нашем городе звезда по имени «Вега». Но вот уникальное явление: до сих пор существует совет ветеранов радиозавода, а бывшие радиозаводчане и сейчас собираются вместе, отмечают все памятные даты, связанные с их любимым предприятием. Откуда такая сплочённость, откуда этот особый объединяющий дух?

12-ya-b-v-nego-zashelОб этом разговор с с Олегом Булатовым и Александром Швыдковым. Первый в 1984-1988 годах был секретарём заводской комсомольской организации, а позднее возглавлял отдел рекламы и маркетинга. Второй в 1976-1990 годах работал инженером в СКТБ «Микроэлектроника» и СКБ ПО «Вега». На вопросы отвечают вместе.

 — Что такого особенного было на радиозаводе, почему он до сих пор жив в сознании работавших на нём людей?

— Там царил дух единомыслия. Наш завод – это одни большие лёгкие, общий воздух, которым дышал каждый из нас. Работали не ради работы, не ради одних только денег, а ради того, чтобы быть нужными людям. И это не пафосные слова: нужность свою мы все тогда ощущали, видели, насколько нужна была наша продукция людям. Наша продукция экспонировалась на выставках, во многих городах Советского Союза, и всегда вокруг неё царил ажиотаж, за ней выстраивались огромные очереди, нас одолевали просьбами: «Продайте хотя бы этот опытный образец». Тот ажиотаж вокруг очередной нашей магнитолы можно смело сравнить с тем, что ныне творится вокруг выхода в свет очередной модели айфона.

Начальник отдела изучения потребительского спроса Михаил Некрасов изучал спрос этот весьма оригинальным способом. Он садился в электричку и проходил её всю с первого вагона до последнего с новой моделью магнитолы в руках. Так пассажиры ему прохода не давали: «О, да это у вас новая «Вега»! А какие у неё возможности? А какая цена?» И так в каждом вагоне. Склады в то время заводу не нужны были – всё продавалось с колёс. И ради этого многим можно было пожертвовать: и вечерами своими, и выходными, если была необходимость.

 — Но ведь, наверное, не только популярность радиозавода привлекала приходящих на него людей, но и заработки, и возможность получения жилья?

— На БРЗ особо «длинного» рубля не было – заработки средние. Но кто хорошо работал, тот и зарплату нормальную получал, и жильё. Молодым инженерам сразу же предоставляли место в общежитии с перспективой получения отдельной квартиры. Квартиры в первую очередь давали мастерам, поэтому многие инженеры устраивались мастерами. А молодые талантливые мастера недолго задерживались в этом статусе: иные стремительно взлетали от мастера до заместителя директора. Со временем многие мастера стали начальниками цехов.

— А образование позволяло?

— У кого не позволяло, шли учиться на вечернее отделение в НЭТИ или нархоз. Да, тяжело было. Но если сейчас престижно иметь иномарку, то тогда престижно было иметь образование. Настоящее, не купленное и не отсиженное в аудитории. У нас многие регулировщики аппаратуры были с высшим образованием, они помогали инженерам на выпуске продукции, были их «правой рукой». Уровень образования и интеллекта у радиозаводчан был весьма высок, и вновь пришедший на завод считал себя прямо-таки обязанным подтянуться до этого уровня.

И вот ещё что вспоминается: руководство наше бывало в цехах постоянно: и генеральный директор, и главный инженер, и начальник производства. Многих рабочих они знали по имени и фамилии, здоровались с ними, интересовались, как у них дела. И это не было дешёвым популизмом: видно было, что руководителям нашим действительно не безразлично, чем и как живут рабочие.

— Может, интерес был направлен исключительно на то, чтобы люди ещё лучше работали – так сказать, улучшали производственные показатели и перевыполняли план?

— Не только. Руководители в те годы заботились и о быте, и об отдыхе рабочих. Вот, скажем, долго молодёжь просила тогдашнего генерального директора Палагина, чтобы он построил на территории «Микроэлектроники» теннисный корт. Тот всё отнекивался да отговаривался: да не сейчас, мол, а когда-нибудь. А тут съездил в Японию на «Тошибу». Вернулся окрылённый и сразу объявил: «Будет вам корт!». Оказывается, увидел он, как рабочие «Тошибы» во время обеденного перерыва на теннисном корте разминаются и тут же решил этот полезный опыт и на наш завод перенести.

12-kiber

Путёвками от бюро международного туризма «Спутник» нас круглогодично обеспечивали, так что молодёжь наша по всему миру отдыхала ещё в те советские годы. А кто постарше, в профилактории «Лесная сказка» здоровье поправляли без отрыва от производства. Ну, а раз у начальства к нам отношение такие, то и мы к ним по-человечески. На сенокос ли надо поехать, на картошку ли – от желающих отбоя не было. Капусту заготавливали, крошили, топтали – зато обеды в заводской столовой были дешёвые. Понимали мы, что всё это – для себя.

— Получается, жили вы одной дружной семьёй?

— Примерно так и было. Завод был родным для наших детей со школы. Сюда их приводили на экскурсии, здесь они отрабатывали школьную практику, сюда приходили и на работу после школы. Так и появлялись новые рабочие династии. Своя медсанчасть, свои стадионы и пионерские лагеря, свои общежития.

— Сегодня в бывшие радиозаводские общежития страшно зайти.

-А тогда зайти было приятно. «Пентагон» на улице Ленина по решению заводского комсомола полностью был заселён молодёжью. Так там, не поверите, ковровые дорожки в коридорах лежали, общежитие стабильно занимало первое место по области. И общежитие на Герцена таким же чистым и опрятным было. Понимали люди, что это их жильё – соответственно его и берегли. Одной дружной семьёй жили в этих общежитиях, одной семьёй жили и на заводе. И вот это-то ощущение единой семьи живо в радиозаводчанах и сегодня – потому они и не ощущают себя «бывшими».

фото из архива Олега Булатова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru