Вторник, 6 декабря 2016 16 +  RSS
Вторник, 6 декабря 2016 16 +  RSS
Популярно
8:00, 30 октября 2016

За что родившийся в ссылке внук и сын «врагов народа» благодарен Сталину?


30 октября — День памяти жертв политических репрессий.

04-ded— Я родился в 1937 году ссылке, а обсуждать тему репрессий в нашей семье почему-то не было принято. По обрывкам воспоминаний родителей у меня сложилось определенное представление о том, как все было, — начал свой рассказ бердчанин Владимир Шестаков.

В 1933 году на север Томской области были сосланы мои бабушки и дедушки вместе с моими родителями, которые тогда были еще детьми. За что?

Знаю, что мамину семью раскулачили: у них было две лошади и четыре коровы, но там и семья была — 15 человек. Жили они в Алтайском крае, в Змеиногорске. Маме, Прасковье Артемьевне, было 14 лет, когда она оказался в детском доме для детей врагов народа. За ее плечами к тому времени было 4 класса церковно-приходской школы. Больше она не училась — в детдоме ее сразу отправили работать на кухню. Там, в детском доме, она и познакомилась с моим будущим отцом.

За что сослали семью отца, Константина Афанасьевича, — даже не знаю, потому что во время этапа к месту ссылки дед совершил побег. Побег, судя по всему, удался, потому что дед вполне благополучно дожил до 102 лет. Бабушка умерла в пути. К месту ссылки довезли только детей, среди которых оказался и мой отец. Детей раскидали по детдомам.

Справка. Пик репрессий пришелся на 1937-1938 годы, когда, по официальным данным, по политическим обвинениям было арестовано более 1,5 миллиона человек, 1,3 миллиона осуждены внесудебными органами, около 700 тысяч — расстреляны. В повседневную жизнь советских людей вошло понятие «враг народа». По решению Политбюро от 5 июля 1937 года жен «врагов народа» заключали в лагеря на срок не менее 5-8 лет. Детей «врагов народа» либо отправляли в лагеря-колонии НКВД, либо водворяли в детские дома особого режима.

Отец вспоминал, что порой ребятишкам удавалось выпросить на кухне ложку соли — тогда ребятишки убегали из детдома, бежали на поля, выкапывали там картошку, жгли костер и пекли ее. В детдоме окончил школу. Стал краснодеревщиком — в доме до сих пор есть мебель, сделанная отцом.

Папа делал запросы, пытаясь найти хоть кого-то из своих братьев и сестер, но безуспешно… Много лет спустя дед все-таки нашелся. Разыскала его моя тетя, старшая сестра отца. Она длительное время пыталась разыскать всю семью — отца моего она тоже нашла, нужно сказать случайно, хотя жили мы, как выяснилось позже, в разных районах Томской области, не так уж далеко друг от друга.

Я хорошо помню этот день — был разгар лета, я управлялся по хозяйству, мама с папой уехали на покос (к тому времени отец уже выстроил просторный кедровый дом), когда к воротам подошла женщина с девочкой и спросила у меня, где ей найти Константина Шестакова. Я показал…

Оказалось, что это сестра отца — Татьяна. Она нам и рассказала обо всех родственниках, которых ей к тому моменту удалось найти. Ей удалось найти и старших братьев — один из них оказался на Колыме, другой в Магадане, младшая сестра — в Верхне-Кетском районе Томской области. А дед после побега оказался в Томске, там снова женился, у него родился еще один сын. Он приезжал к нам, в дом отца. Мне запомнилась лишь одна его фраза: «Не думал я, что Костя выживет, да еще и в люди выбьется»…

В Томской области Владимир Константинович познакомился со своей будущей женой. Получил образование — год проучился в мединституте, бросил, вернулся домой. Пошел работать в школу, а потом поступил и закончил пединститут по специальности «химия и биология». 45 лет отдал народному образованию. Много лет вместе с женой, тоже учительницей химии, скитался по селам Томской области — в маленьких школах не было места для двух учителей химии, а потому Владимир Константинович преподавал и историю, и географию, и директорствовал. А однажды младшая сестра рассказала ему про Бердск — «как ты любишь, большая такая деревня, но называется — город. Зеленый, уютный. Даже асфальт кое-где есть и автобусы ходят». Так, уже в 1980 году Владимир Шестаков вместе с супругой и тремя детьми оказался в Бердске. Здесь работал сначала в вечерней школе, а потом вел химию в школе № 9, откуда в 2011 году и ушел на пенсию.

Владимир Константинович Шестаков  реабилитирован в 1983 году.

04-gazety

Сегодня, годы спустя, невзирая ни на что, он искренне благодарен Сталину.

— Несмотря на то, что вся моя семья — и по отцовской и по материнской линии — была признана врагами народа, я все-таки считаю, что Сталина забывать нельзя. Во-первых, это историческая личность. Во-вторых, как бы это ни казалось парадоксальным, я до настоящего времени с благодарностью вспоминаю коммунистические времена. Если бы не Октябрьская революция, вряд ли бы я смог получить образование, поставить на ноги своих детей… Поэтому я к Сталину отношусь с уважением…

Фото Ольги Кашиной

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Шурик:

    Хороший человек, не знал что он из числа репрессированных. Помню как на встрече выпускников он рассказывал, что трудно в наше время преподавать химию ТОЛЬКО по учебникам, сетовал на постоянную нехватку реактивов. Думаю, при Сталине такого не было.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2016 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru