Четверг, 23 ноября 2017 16 +  RSS
Четверг, 23 ноября 2017 16 +  RSS
8:00, 16 декабря 2016

Чем отличаются школьное образование во Франции и в России, на взгляд обычной мамы двух детей ?


Анна Горбачева, бывшая бердчанка, уже много лет живёт во Франции. Там же родились её дети. Недавно она вместе с сыном и дочерью приехала погостить на малую Родину. Чтобы дети не грустили без дела, она отправила сынишку в школу, девочку — в детский сад. 

– Образовательные системы там и здесь очень разные, – поделилась Анна. – Например, французская система оценок мне кажется более гибкой. Там нет конкретно «хорошо», «отлично» и «удовлетворительно». Есть 20-балльная система: от 16 до 20 – это «пятёрка», от 12 до 16 – «4», 10-12 – «тройка», допуск к учёбе – 10 баллов.

Во втором классе французской школы сыну ставят только оценки «очень хорошо», «хорошо» и «смотрено». Мне кажется, это позволяет ребёнку не занижать самооценку. В России, помню по себе: уже с начальной школы «двойками» сразу сильно припечатывают.

В то же время во французской школе мы не знаем, чем дети занимаются в течение дня. Учитель никак не связан с родителями кроме того, что он утром встречает детей. Родительских собраний нет, было одно единственное в начале года. Учитель может рассказать, из чего будет состоять учебный год. Что дальше, я уже только по оценкам могу понять и по рассказам сына.

Денежный вопрос

Во Франции есть платные школы – специализированные, Монтессори, католические. У нас обычная школа, обучение бесплатное. Мы ничего не покупаем, все учебники выдают. 

В начале года сдаём небольшую сумму на «школьный инвентарь». Из бюджета выделяют школам недостаточно средств. Небольшую часть денег сдают родители, остальное выплачивает Ассоциация (вроде совета родителей), которая эти деньги зарабатывает, устраивая в школе лотереи или продавая что-нибудь. Например, блины пекут и продают их родителям за чисто символическую сумму.

Эти средства собираются в фонд школы и на покупку инвентаря. А также позволяют заказать автобус, чтобы отвезти детей куда-нибудь. Такого, чтобы требовать: сдайте столько-то на жалюзи или на окна, – там нет в принципе.

Здесь, в России, за три недели сын уже сходил с классом в театр, увидел в школе интересные физические опыты: к ребятам приезжал учёный-физик. Два таких события за три недели для нас – это много: во Франции дети за весь год только пару раз куда-то сходили.

Французские детишки на обеде в школьной столовой.

 Учёба

Во Франции дети могут прийти в школу, не умея читать; даже во втором классе есть такие. Но уже во втором классе задают очень сложные задания. 

Например, в «работе по тексту» на листе А4 крайне сложным институтским языком объясняют какое-то правило грамматики или орфографии, а дальше – упражнения к нему. В русской школе сыну Дарику оказалось очень легко на уроках русского языка: здесь нет «зауми».

В России математика основана на задачах, а том числе на логику. Там у сына никаких задач нет. Сейчас здесь на уроках математики он примеры щёлкает, как семечки, а задачи для него трудны. Вообще математика там намного слабее: 12-летние изучают то, что российские дети проходят в 8-9 лет.

С другой стороны, там более чёткая ориентированность на то, что потом пригодится в жизни. В русской школе дают много знаний, которые потом не пригодятся, это просто потеря времени. Что в школе, что в институте: сдал экзамен – и всё тут же забыл.

Впрочем, родители маленьких французов недовольны тем, как выстроен образовательный процесс. Дети учатся с утра и до четырёх дня уже в начальной школе. У лицеистов в старших классах занятия могут заканчиваться в 18.00, а ведь ещё есть домашнее задание. На неделе у детей нет свободного времени на секции и кружки.

Дополнительное образование

На уроках физкультуры во Франции, когда тепло, дети катаются на роликах. Зимой ходят в бассейн. Иногда – в соседний спортзал. Нет никакой разминки и нет «на первый-второй рассчитайся». 

Нет уроков труда и музыки в школе. Ты можешь взять платные занятия, если хочешь, чтобы ребёнок этим занимался. А здесь есть, но только в начальных классах.

Когда я сама училась в школе № 13, Геннадий Павлович Домашонкин был моим учителем рисования. Во это были уроки! Такая свобода творчества! На «трудах» мы делали поделки, на многие из которых уходили месяц или два. И настолько это был завораживающий процесс!

Во Франции всё очень не серьёзно в плане дополнительного образования, и я не одна так считаю. В России, когда ребёнка записывают в секцию, то хотят добиться каких-то конкретных результатов. В секциях во Франции занятия проходят с целью просто занять чем-то детей.

Впрочем, в России другая крайность – какая-то мода всех детей развивать. Зачем это, если ребёнок ходит в детский сад? Они там рисуют, лепят. Я была здесь в группе у дочери – такая красота там, всё своими руками сделано, так здорово! Зачем ещё после детсада в семь часов вечера вести ребёнка на танцы? Она и так устал.

Во Франции, кстати, по закону нельзя до четырёх лет записывать малыша на танцы, ставить к станку, потому что его тело ещё не готово к таким нагрузкам, его можно легко травмировать.

Думаю, в каждом ребёнке уже заложен потенциал, и если подарить ему свою любовь и время, детская природа обязательно проявит себя самым удивительным способом без всяких дополнительных развивалок.

Фото из архива Анны Горбачевой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru