Пятница, 22 июня 2018 16 +  RSS
Пятница, 22 июня 2018 16 +  RSS
8:00, 14 января 2017

Что определило выбор человека, для которого профессией стали путешествия в небе, в том числе и в опасном небе войны?


На моё предположение, что Заслуженный военный лётчик России в детстве начитался очерков Экзюпери, Александр Окунев ответил отрицательно. 

– Нет, «Маленького принца», «Планету людей» и другие его книги я прочитал потом. А мечта стать лётчиком у меня появилась в раннем детстве. Можно сказать, этому было знамение с неба.

На околицу нашей деревни сел вертолёт: у него закончилось топливо. Пока лётчики звонили на ближайший аэродром и ждали подвоза горючего, прошло часов шесть. Всё это время я и два моих брата – родной, который старше меня на два года, и двоюродный брат-одногодка – не отходили от вертолёта. Экипаж даже разрешил нам посидеть в кабине. Помню, ручка управления была замотана бинтом, чтобы рука не потела.

Когда вертолёт улетел, мы все трое решили, что тоже станем лётчиками – и все трое ими стали. Даже учились в одном лётном училище. В общем, из родительского гнезда улетели прямо в небо.

Александр Окунев – боевой вертолётчик, полковник запаса, 58 лет. Имеет три высших образования: окончил Сызранское высшее военное авиационное училище лётчиков, Военно-политическую академию (Москва), Московский институт государственного управления (специальность – «управление персоналом организации»).

С 1980 по 1997 годы служил в Вооружённых Силах России, затем до 2014 года – во Внутренних Войсках МВД РФ. Освоенные типы вертолётов: Ми-24 (все модификации), Ми-6, Ми-8 (все модификации).

В 1982-1983 годах воевал в Афганистане в качестве командира вертолёта «Ми-24».

В 1995 году был назначен начальником штаба авиаполка в Бердске. С той поры вместе с семьёй живёт в нашем городе.

В конце 90-х–начале «нулевых» годов в должности начальника авиационной группировки 16 раз принимал участие в контртеррористических операциях на территориях Чечни, Ингушетии, Дагестана (более 800 вылетов).

По военной специальности прошёл все должности: от лётчика- оператора и командира экипажа – до начальника авиации Сибирского регионального командования ВВ МВД России. Выслуга календарных лет – более 38. Общий налёт: более 4000 часов.

Государственные награды: медали ордена «За заслуги перед Отечеством» 1 и 2 степени, медаль «За отвагу», медаль «Петра Нестерова», ведомственные награды. Удостоен званий «Военный лётчик-снайпер» и «Заслуженный военный лётчик России».

В сентябре 2016 года избран депутатом городского Совета депутатов.

 – А почему вы стали именно вертолётчиком, а не, к примеру, лётчиком-истребителем?

– Так знамение же было! Скорости нынешних вертолётов сравнимы со скоростями тех почтовых и военных самолётов, на которых летал Экзюпери: километров двести-триста в час; есть возможность и небесными красотами полюбоваться, и о жизни пофилософствовать. На вертолёте вообще можно зависнуть в небе, оглядеться, подумать. На несущемся истребителе не до этого.

К тому же, у летающих на истребителях очень короткая творческая жизнь: как правило, их уже в 30-33 года списывают на землю. Хотя мы все считаемся лётчиками, управляющие вертолётами остаются в небе намного дольше.

 Какие ощущения вы испытываете во время полёта? Там, в небе, действительно так красиво, как писал Экзюпери?

 – Кто сам летал, хотя бы во сне, тот меня поймёт. Если летишь в хорошую погоду, то поднимаешься в первый, второй эшелон, пробиваешь облака – а там солнечный мир без конца и края, словами не передать. Ночью в небе своя красота, таинственная и почти волшебная. Тому, кто это увидел и ощутил, хочется летать ещё и ещё.

С неба земля тоже выглядит необычно красиво, особенно ночные города. А утром, хорошо отдохнув, можно полетать над водной гладью и лесами на предельно малой высоте 15 метров – очень впечатляюще, хотя устаёшь быстро. Проще и безопаснее подняться вместе с птицами на высоту 200 метров: оттуда все окрестные земли и поселения видны, как на ладони.

Для полётов в горах есть свои особенности: нужно обязательно учитывать положение солнца и воздушные потоки, восходящие и нисходящие вдоль горных склонов. Далеко внизу – скалы и реки, а высоко вверху громоздятся заснеженные хребты, которые предстоит преодолеть, поднявшись по воздуху на высоту нескольких километров. Ближе к солнцу.

 Вы описываете свои полёты как путешественник. Но ведь вы боевой офицер, лётчик-снайпер, получивший самый чтимый среди ваших коллег знак «Заслуженный военный лётчик России». На вашем счету многие сотни боевых вылетов, ваш вертолёт многократно пытались сбить…

 – Так ведь не сбили же! Кабину дырявили, бывало, а меня самого пули и осколки облетали стороной. Правда, не всем так везёт. Мой друг вместе с экипажем погиб в первый же месяц его службы в Афганистане. Война – она и есть война. Но даже смерть не способна отменить красоту мира. Ведь и Экзюпери мировая война не мешала испытывать восторг от неба и писать умные добрые книги – вплоть до его гибели в 1944 году во время разведывательного полёта.

Москва, Кремль, 2011 год. Президент России Дмитрий Медведев вручает полковнику Александру Окуневу почётный знак «Заслуженный военный лётчик России»

 Александр Константинович, вы уже два года как полковник запаса, военный пенсионер. При этом полны здоровья, энергии, имеете огромный руководящий опыт (возглавляли авиацию округа) и аж три высших образования! Но можете ли вы сказать, что эти опыт и энергия целиком востребованы, в том числе местной властью — представительской, исполнительной?..

– Военным пенсионерам вообще нелегко адаптироваться в новой жизни, в том числе из-за отношения к ним. Я не единственный, оказавшийся между небом и землёй. Так получается, что, пока одни несут службу, защищая ближние и дальние рубежи Родины, другие крепко устраиваются в рыночных условиях и ещё упрекают: «Мы вас воевать не посылали, а своё никому не отдадим». Это касается и предпринимательства, и всего остального. Такие у некоторых людей понятия: будто мы в разных странах живём.

 – Однако на выборах прошлого года многие избиратели вашего округа отдали предпочтение именно вам?..

– И я готов делать всё, что от меня зависит, чтобы защитить их интересы. Хотя, как выяснилось, в горсовете всё тоже не просто, не прозрачно. Иные решения принимаются по неписаным законам, для меня непонятным. Среди боевых товарищей мне было гораздо проще. Хотя, конечно, в депутатском составе немало людей порядочных. Но они разрознены. В общем, полёты окончились, привыкаю жить на земле.

 – Надеюсь, боевой багаж вам в этом поможет?

– Сдаваться я не привык.

Виталий ШАПРАН, фото из архива Окунева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru