Вторник, 13 ноября 2018 16 +  RSS
Вторник, 13 ноября 2018 16 +  RSS
8:00, 26 января 2017

Школьные перемены: чего ждать бердским школам от Минобразования?


Новый министр образования Ольга Васильева обозначила первоочередные направления своей работы на 2017 год. Министерство уже анонсировало некоторые изменения, которые коснутся школы. В частности, речь идет об экспертизе всех учебников, внедрении новых предметов, о доступной среде для особых детей в каждой школе…

О том, насколько реальны перемены в школе, наш разговор с директором школы № 10 Виктором Мысаком.

— До марта 2017 года обещано провести экспертизу всех учебников на предмет соответствия их содержания научными, педагогическими, общественными и этнокультурными нормами. Неужели ее не проводили раньше?

— Все учебники экспертизу проходят очень много лет. Вопрос в её качестве. Я сейчас уже, к сожалению, уроки не веду, но, листая учебники истории и обществознания, часто нахожу даже фактические ошибки, не говоря об уровне дидактического материала и других проблемах. Качество учебников – низкое, при этом цена непомерно высока. В нынешнем году часть учебников для старших классов уже перешла критическую отметку в 1000 рублей. Думаю, что высказывание министра следует расценивать, как ужесточение экспертизы.

Еще одна проблема – непомерно огромный перечень разрешенных учебников. Это неправильно, это разрушает единое образовательное пространство – учебники построены по-разному. Если ребенок меняет школу, он сталкивается с проблемами адаптации, у него появляются пробелы в знаниях. В идеале по каждому предмету стоит оставить два учебника – базовый и для углубленного изучения.

— Несколько лет назад школы обязали обеспечивать учащихся учебниками. В случае, если значительная часть учебников не пройдет экспертизу, не придется ли менять библиотечный фонд?

— Думаю, что разум восторжествует и «с завтрашнего дня» ничего не введут. Срок службы учебников составляет 4 года. Поэтому, если производить обновление библиотечного фонда поэтапно, то удара по бюджету школы не будет.

 — Новый министр пообещала новые предметы…

Cуществует СаНПиН, есть нормативы учебной нагрузки, поэтому нужно четко понимать, что введение нового предмета неизбежно повлечет за собой либо удаление какого-то другого, либо значительное сокращение часов. Поэтому прежде чем что-то вводить, нужно тщательно все взвесить и понять так ли это необходимо.

— Основы религиозных культур и светской этики предлагается изучать на протяжении 11 лет…

— Думаю, что никто в министерстве образования серьезно это не обсуждал. Такого рода предметы могут изучаться только в качестве факультатива. В нашем городе это достаточно насыщенно представлено, поэтому все желающие могут выбрать образовательное учреждение, где есть глубокое погружение в православную культуру (Православная гимназия или же школа № 3). И это нормально. Думаю, что муссирование этого вопроса в СМИ — не более, чем общественный резонанс вопроса, который был поднят на каком-то авторитетном уровне. В министерстве образования работают достаточно грамотные и взвешенные люди, чтобы принимать настолько неоднозначные решения.

Каждой школе — по 3D-принтеру?

 — Еще один предмет, о массовом внедрении которого говорится в последнее время, — робототехника. В этой связи ведется речь и о оснащении школ 3D-принтерами. Насколько реальна эта перспектива?

— Робототехника по сути — сплав программного продукта и комбинирование каких-то готовых модулей. Это не инженерный подход, который подразумевает решение изобретательских задач. Робототехнику необходимо рассматривать как один из элементов подготовки будущих инженерно-конструкторских кадров, но сводить к ней всю работу в этом направлении неразумно. Сегодня в Бердске есть возможность изучать робототехнику как минимум на двух площадках — в экономическом лицее и в негосударственном центре. И они не переполнены, насколько мне известно. Для чего остальным учреждениям вкладывать колоссальные средства для приобретения специального оборудования? Я спокойно отношусь к тому, что учащиеся моей школы во внеурочное время ходят на занятия в другие образовательные учреждения, где получают услуги, которые мы не предоставляем. С точки зрения депутата и хозяйственника — я за разумное использование бюджетных средств. Робототехника — удовольствие дорогое. Тоже касается и 3D-принтеров. Позволить себе приобрести его, в принципе, может любая школа — он стоит 250-300 тысяч рублей. Однако расходные материалы к нему стоят намного дороже, чем он сам, при этом я слабо представляю его прикладное значение. Хотя игрушка, конечно, интересная.

— Сегодня Бердск имеет однобокое предложение образовательных услуг: в городе три учреждения с физико-математическим и естественно-научным уклоном — лицеи. И совсем нет гимназий, где было бы углубленное изучение гуманитарных наук. При этом сегодня большая часть выпускников выбирают гуманитарные специальности.

В городе слабое взаимодействие между образовательными учреждениями разного ведомственного подчинения — государственными, муниципальными, негосударственными и так далее. Необходимо создание единого реестра образовательных услуг и сделать его доступным и прозрачным. Сегодня ни один специалист в области образования не имеет полной картины услуг, которые существуют в городе, насколько они востребованы. Тоже самое касается спорта — Бердск по праву называют спортивным городом, но единой картины — сколько учреждений предоставляют такие услуги, какое количество детей там занимается — нет!

— Возможно ли создать такой реестр в рамках города?

— Нужно хотя бы начать эту работу. Заняться эти должно управление образования города — именно они имеют все полномочия, именно они должны иметь целостную картину.

Вторая смена — потерянные годы

 — Обучение в одну смену — еще одна задача, поставленная правительством еще несколько лет назад. Десятая школа одна из немногих в городе работает в одну смену. Однако для города это одна из самых больных тем…

— В 2009 году, когда я пришел сюда работать, у нас было 420 учеников, сегодня на дневном отделении — 630, а с вечерним отделением — почти 800 (в 2015 году вечерняя школа стала структурным подразделением школы № 10). Количество детей продолжает расти, но, тем не менее, мы стараемся сохранить односменность, понимая, что это одна из наших фишек. С экономической точки зрения работа в две смены, конечно, выгодней. Но для детей обучение только в первую смену, конечно, благо. Из своего детства я помню, что вторая смена — это просто потерянные годы. Задачу, поставленную государством, я понимаю, но, к сожалению, в Бердске она пока не решаема. Для того чтобы все дети учились в одну смену, в нашем городе нужны как минимум две полноценные новые школы на 800-1000 детей — в центре и в микрорайоне. Одна из самых серьезных проблем — отсутствие места в центре (а для полноценной школы нужен участок в 3 га, для сравнения, наша школа занимает 1,7 га, вытянутых узкой полосой вдоль промзоны). Сегодня строительство школ возможно только в новых районах. Экономическая ситуация в стране тяжелая, но деньги на строительство школ пока выделяют. Зоя Родина держит руку на пульсе в Заксобрании, поэтому я думаю, что Бердск войдет в программу строительства школ одним из первых. Бердск — город привлекательный для мигрантов, количество детей растет, а потому проблему надо снимать.

Не только в пандусе дело

 — Еще одна больная тема — инклюзивное образование. Родители вправе выбирать, в какой школе будет обучаться их особый ребенок: в специализированной или обычной, но при этом все школы должны иметь доступную среду и необходимое обеспечение для детей с ОВЗ, располагать штатом специалистов…

— Инклюзивное образование — это замечательно, но здесь тоже нужна какая-то мера. В нашей школе учатся дети с ОВЗ, из них двое маломобильных детей, но они — не колясочники. Дети из замечательных семей, родители прикладывают колоссальные усилия для полноценного образования, они сопровождают их ежедневно. Но! Дать полноценное медицинское, психолого-педагогическое, логопедическое сопровождение мы им не можем.

Чудесно, когда дети с ОВЗ имеют возможность ходить в школу по месту жительства, учиться наравне с остальными учащимися, но есть реальность, которую нельзя не учитывать. К примеру, наша школа — нестандартная, и если я построю туалет для колясочников (которых пока в школе нет и неизвестно, будут ли), значит, остальным учащимся придется стоять в очереди. Если я сделаю пандус, такой, как положено по всем нормам и правилам, значит, мне придется перекрыть доступ в школу для остальных учащихся. Убедите меня, почему я, при текущей кровле, должен установить лифтовое оборудование? При этом, повторюсь, дети с ОВЗ в нашей школе учатся и принимать их мы не отказываемся.

Наш город довольно компактен и транспортная доступность здесь довольно хорошая, а потому, на мой взгляд, нецелесообразно размазывать ресурсы по всем школам. Правильней сделать все это в двух-трех школах. И тут дело даже не в деньгах на создание доступной среды, а в том, что в городе острая нехватка квалифицированных специалистов, способных работать с такими детьми. Высоклассный специалист должен получать достойную зарплату, а это значит, что он должен быть загружен работой. Нет смысла принимать в штат дефектолога, который будет заниматься с двумя-тремя детьми. Речь, конечно же, не идёт о создании специализированных школ для детей с ОВЗ, а об инклюзивном обучении в школах, где сконцентрированы все необходимые ресурсы и созданы необходимые условия.

Фото Ольги Кашиной

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru