Суббота, 22 сентября 2018 16 +  RSS
Суббота, 22 сентября 2018 16 +  RSS
17:19, 20 февраля 2017

В Бердске КБУ заказывает температуру на 20 градусов ниже графика


Раскрыт секрет холодных квартир.

Антон Блинов, директор ТГК-1, сообщил на заседании штаба по прохождению отопительного сезона о том, что Комбинат бытовых услуг уже длительное время заказывает температуру теплоносителя на подаче из их котельной значительно ниже, чем это предусмотрено температурным графиком. Что это за температурный график такой, вправе ли КБУ от него отклоняться, и как влияет это отклонение на температуру в наших квартирах? Об этом – наш разговор с директором ТГК-1 Антоном Блиновым.

– Антон Вадимович, вот и руководители управляющих компаний дружно возмущаются тем, что Комбинат бытовых услуг при заказе температуры теплоносителя в котельных не придерживаются температурного графика. Что же это за график такой?

– Это график соответствия температуры теплоносителя на подаче из котельных с температурой наружного воздуха – температурой на улице, иначе говоря. Для российских тепловых сетей существует несколько различных температурных графиков, и разработаны они были очень давно. Температурные графики – своего рода отправная точка при проектировании систем теплоснабжения, под них проектируются сечения теплотрасс, от них рассчитывается производительность центральных тепловых пунктов и многое другое. Наша городская тепловая сеть, например, «заточена» под температурный график 130 на 70 со срезкой на 115.

Мягко говоря, не очень-то понятно. А нельзя ли о том же самом, но попроще?

– Не вдаваясь в технические тонкости, предел для тепловой сети в Бердске – догревать теплоноситель на подаче максимум до 115 градусов. Выше температуру мы поднять не можем – сеть не выдержит, какие-то застарелые дефекты проявятся, трубы начнут лопаться. На практике же мы не догреваем даже выше 107 градусов – сети бережём. Но ведь и до 107 градусов теплоноситель не обязательно догревать – тут всё зависит от температуры наружного воздуха. Если температура на дворе, скажем, минус 20, то, в соответствии с температурным графиком, на подаче достаточно 98 градусов для того, чтобы в квартирах многоквартирных домов была комфортная температура. И на температурный график мы ориентировались долгое время, до осени 2013 года.

– А что произошло потом?

– А с осени 2013 года мы перешли на диспетчерирование: стали давать температуру теплоносителя на подаче не по температурному графику, а по заявкам КБУ. Какую температуру они закажут, такую и подаём.

– Это законно?

– Вполне законно. «Правила эксплуатации тепловых энергоустановок», утверждённые Ростехнадзором, предусматривают два варианта: либо по температурному графику, либо по указанию диспетчера. Диспетчерирование – система более гибкая, она учитывает изменяющиеся реалии. В городе ведутся работы по улучшению жилого фонда, в подъездах и квартирах устанавливаются пластиковые окна, СНиПы сегодня предусматривают более эффективную теплоизоляцию, чем в прежние годы. Всё это значит, что на подаче можно догревать теплоноситель до меньшей температуры, чем это предусмотрено температурным графиком, разработанным давным-давно. Таким образом, температурный график – не догма, а всего лишь ориентир, придерживаться которого желательно, но не обязательно.

– Вот КБУ и не придерживается?

– Не придерживается. Причём «вилка» между требованиями температурного графика и температурой, заказываемой диспетчером КБУ, весьма значительна.

Возьмём, к примеру, 14 февраля. Среднесуточная температура наружного воздуха в те сутки была минус 22 градуса. По температурному графику мы должны бы были на подаче догреть теплоноситель до 101 градуса. Но заявка от КБУ поступила на 83 градуса – на 18 градусов ниже. А в предыдущие сутки, 13 февраля, температура наружного воздуха была минус 24 градуса. По графику мы должны были на подаче дать 105 градусов, но заявка поступила на 85 градусов. Столько и дали – на 20 градусов меньше. Поэтому и мёрзнут люди.

– Но ведь руководству КБУ выгоднее заказывать более высокую температуру? Или это не так?

– Действительно, чем более высокую температуру диспетчер закажет нам, тем больше тепла поступит в многоквартирные дома, и тем больше денег заработает КБУ.

– Почему же, в таком случае, Александр Кожин «играет на понижение»?

– Этот вопрос, конечно, лучше было бы задать самому Александру Юрьевичу. Я же могу высказать лишь предположения. У руководства КБУ есть задача: снижать потери тепла в сетях. Существует большое количество методов уменьшения потерь в тепловых сетях, и один из них – уменьшение температуры теплоносителя на подаче из котельных. Кроме того, нужно учитывать и тот момент, что серьёзные траты у Комбината бытовых услуг начинаются раньше, чем люди деньги за коммунальные ресурсы в кассы понесут: приобретение топлива, ремонт котлов и оборудования, заработная плата специалистам – на всё это деньги нужны. А жильцы многоквартирных домов пока раскачаются, пока начнут платить. Из-за этого примерно до марта каждый год долги Комбината бытовых услуг растут, и только потом падают. Полагаю, что КБУ пытается уменьшить текущие расходы для выравнивания этого дисбаланса путём сокращения выработки тепловой энергии на котельных. Я тут не только нашу котельную имею в виду, но и котельные, эксплуатируемые КБУ. В итоге получаем минимальные температуры теплоносителя на выходе из котельных. Но с другой стороны, решая оперативную задачу сдерживания роста своей задолженности перед поставщиками топлива и тепловой энергии, Комбинат бытовых услуг параллельно уменьшает количество проданных населению гигакалорий и, значит, ухудшает свою же собственную экономику. Но это, ещё раз подчеркну, мысли человека, наблюдающего за работой Комбината бытовых услуг со стороны. Возможно, у руководства КБУ есть своя аргументация.

– А люди мёрзнут. Почему же никто не накажет руководство КБУ за это?

– В КБУ грамотные специалисты сидят. И температуру теплоносителя на подаче нам заказывают такую, чтобы температура в квартирах хоть и приближалась вплотную к нижней допустимой черте, но эту черту не пересекала. Но людям, привыкшим в предыдущие годы к более высокой температуре, некомфортно, и они атакуют жалобами управляющие компании.

– Значит, в этом и заключается основная причина снижения температуры в наших квартирах?

– Не только. Разные есть причины: неэффективные ЦТП, неотлаженность работы тепловых сетей. Да и дома разные. Вот, скажем, две пятиэтажки, в обе подан теплоноситель с одинаковой температурой 80 градусов. Но с одного он вернулся к нам с температурой 50 градусов, и люди мёрзнут; с другого – 75, и в доме жара. Значит, второй дом не «переварил» поданное ему тепло, «выплюнул» его. Вот такие дома и мёрзнут.

– Каков же выход?

– Считаю, нужно поднимать температуру в сетях. Не раз высказывал своё мнение руководителям КБУ: попробуйте, поднимите заказываемую температуру хотя бы на неделю – и сразу же увидите, что продажи тепла возрастут, и вы получите более весомый экономический эффект. Но параллельно с этим нужно проводить наладку по всему городу, нужно выявлять участки и дома с низким теплосъёмом, нужно «лечить» их.

– Затратно получится.

– Не так уж и затратно – главное, чтобы было кому заниматься этим. А мы что – мы бы с удовольствием и на 105 градусов температуру теплоносителя на подаче нагнали. Но мы зависим от заказа. И пока заказ будет на двадцать градусов ниже температурного графика, не будет так, чтобы всем было хорошо, и какая-то часть жителей многоквартирных домов по-прежнему будет мёрзнуть.

Коллаж Ольги Кашиной

Обсуждение: 2 комментария
  1. Elen:

    Впервые за несколько лет мерзну в своей квартире! С домом, выходит, все в порядке. Раньше было очень комфортно. Но почти всю эту зиму – холодно! Верните тепло!

    Ответить
  2. максим:

    В новом доме живу и так же мерзну….

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru