Среда, 22 ноября 2017 16 +  RSS
Среда, 22 ноября 2017 16 +  RSS
9:28, 29 августа 2014

«Если человек заболел остеохондрозом, ему просто не повезло»


Об остеохондрозах, грыжах и преступниках-нейрохирургах – интервью с врачом-невропатологом Евгением Пчелинцевым.

Rik vd Wildenberg 

– Евгений Викторович, люди сетуют, что попасть на прием к невропатологу просто невозможно. Прежде приходится обследоваться у терапевта, который месяцами безуспешно пытается вылечить больного, и только потом его отправляют к вам. Почему у нас в ЦГБ такая система, и как вы сами относитесь к подобной форме лечения пациентов?

– Все люди, которым нужно попасть на прием к невропатологу, приходят в больницу и говорят: «Мне по приказу 124». Они смутно представляют, что означают эти цифры, но точно знают, что, озвучив их, минуя терапевта, попадут к нам на прием. На самом деле, половина осматриваемых невропатологами людей нуждается в лечение именно у терапевтов с консультацией невропатолога, к нам идет слишком много «лишних» пациентов.

– А если пациент все же «ваш», а заветных цифр не знает, и его принимается лечить терапевт? Это правильно? Главное ведь – не навреди?

– Большинство терапевтов, прежде чем назначить лечение, приходят ко мне на консультацию. Мало того, что я работаю по записи, человек 10 в день у меня проходят осмотр по просьбе коллег. Перед вами у меня на приеме была женщина, которой в пятницу терапевт поставила диагноз, назначила обследование. В понедельник отправила ко мне на дополнительный осмотр. В итоге, диагноз был установлен без обследования, лечение назначено. Такого, чтобы больного залечивали месяцами, а потом отправляли на первичный прием к невропатологу, быть просто не может.

– С какими заболеваниями чаще всего приходят к вам люди?

– С заболеваниями позвоночника, 40% из которых – это различные виды остеохондрозов.

– Но ведь можно что-то делать для профилактики остеохондрозов?

– По большому счету, если человек заболел остеохондрозом, ему просто не повезло. Это больше наследственная предрасположенность. Любые неправильные движения, перегрузки, переохлаждения вызывают воспаления в межпозвонковых суставах, которые со временем деформируются, развиваются всевозможные спондилоартрозы, спондилезы в итоге межпозвоночные диски лопаются, развиваются протрузии и грыжи.

– А дальше? Операция?

– А вы знаете, что раньше вообще не делали операции на позвоночнике? Ведь любая грыжа, как правило, подлежит обратному всасыванию. Понятно, что грыжа грыже рознь, но подавляющее их большинство не нуждаются в оперативном вмешательстве. Что происходит сейчас? Есть у нас такой жуткий монстр, под называнием «медицинские клиники». Они оперируют всех подряд. Самое простенькое удаление грыжи стоит 140-150 тысяч рублей. Нейрохирургу совершенно безразлично, оплатит операцию Москва через фонд ОМС либо сам человек, главное, чтобы деньги капали.

– Чем больше операций, тем больше денег. Жуть какая…

К сожалению, да. Что будет с человеком, им без разницы. Потом люди приходят лечиться к терапевтам и невропатологам по месту жительства, а нейрохирурги остаются в стороне.

У меня сегодня был пациент, которому прооперировали грыжу на позвоночнике. Так вот нейрохирург ему сказал, что сразу после операции нужно садиться на корточки и приседать. После операции три месяца вообще нельзя садиться. По моим понятиям, это просто врачебное преступление. Пациент жалуется: «Приседаю, а мне все хуже и хуже». Говорю ему: «Мужик, упаси тебя Боже еще раз присесть».

Это же ни в какие рамки не входит!

– Что это? Непрофессионализм, учение за баранов? Верить в то, что у нас в больницах работают врачи, которые сознательно гробят людей, разум просто отказывается.

– Этот доктор – приезжий из стран СНГ и вроде даже кандидат наук, но где он защищался, на ком тренировался – большой вопрос. При всем при том работает в областной больнице, где всегда были хорошие специалисты и профессиональный отбор. Как человек с такими странными понятиями ведения больных в послеоперационном периоде может работать нейрохирургом, непонятно.

– Из всего вышесказанного люди должны уяснить одно: при диагнозе «грыжа» ни в коем случае нельзя сразу ложиться под нож, чтобы кто-то заработал на вашем здоровье деньги. Грыжу нужно лечить. Так?

– Совершенно верно. Грыж у нас очень много, некоторые вообще трогать не стоит, другие требуют серьезного лечения, но в каждом случае нужен сугубо индивидуальный подход. Вылечить болезнь без оперативного вмешательства можно в 99 процентах случаев. Сегодня у нас множество действенных нестероидных противовоспалительных препаратов. Я всегда говорю пациентам: «Если сейчас ты просто больной человек, то после операции будешь инвалидом».

Что-то меняется в методиках и, возможно, показания к оперативному вмешательству будут расширены. Не так давно в федеральном нейрохирургическом центре при областной больнице начали делать операции по микрохирургическому удалению грыж. Во-первых, это малотравматичная операция, во-первых, при помощи специальных технологий блокируются те позвонки, которые вызывают боль. В итоге получается неплохой результат. Сегодня у меня была девушка, которой провели такую операцию 9 июля, а она уже чувствует себя прекрасно и просится на работу. Это не может не радовать. Но чтобы уверенно отправлять человека на такую операцию, сначала я сам как врач должен все «прощупать», понаблюдать за пациентом. И нужно понаблюдать за теми, кто уже прооперирован, лет пять. А пока лечимся, не прибегая к оперативному вмешательству. Сегодня очень хорошо грыжи лечат врачи-мануалисты. А чтобы не обращаться к врачам, заботьтесь о здоровье: на холодном полу не спим, в палатках без спальника тоже, картошку на пятый этаж не таскаем. Берегите себя.

Фото centrosib.info

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru