Суббота, 21 апреля 2018 16 +  RSS
Суббота, 21 апреля 2018 16 +  RSS
11:17, 02 марта 2017

Прокурор Бердска и представители религиозных конфессий о «законе Яровой»


К вам на улице подходят улыбчивые молодые люди, суют в руки брошюру, предлагают поговорить о Боге… Знакомая картина? 

Но знаете ли вы, что в этой ситуации имеете полное право вызвать полицию и обвинить милейших собеседников в нарушении российского законодательства? 

Ещё прошлым летом вступил в силу федеральный закон № 374 «О внесении изменений в Федеральный Закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты РФ. (Журналисты поспешили окрестить его «законом Яровой» — по фамилии одного из авторов.) Под «отдельными законодательными актами» здесь подразумевается «Закон о свободе совести и религиозных объединениях»: он пополнился статьями 24.1 и 24.2 — «Содержание миссионерской деятельности» и «Порядок осуществления миссионерской деятельности».

Насколько жизнеспособным оказался этот закон?

Как объяснил Роман Сивак, прокурор Бердска,  исчерпывающее определение миссионерской деятельности дано в статье 24.1 «Закона о свободе совести».

— «Миссионерской деятельностью в целях настоящего федерального закона признаётся деятельность религиозного объединения, направленная на распространение информации о своём вероучении среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) религиозного объединения в целях вовлечения указанных лиц в состав участников (членов, последователей) религиозного объединения, осуществляемая непосредственно религиозными объединениями либо уполномоченными ими гражданами…»

Как видите, здесь чётко определены основные признаки миссионерской деятельности – это, прежде всего, публичность. И обозначены её цели, мотив: человек рассказывает о своём учении не просветительства ради, а желая вовлечь новых адептов в свою религиозную общину.

— А если меня никто не уполномочивал распространять информацию о своём вероучении, но я по собственной инициативе выйду на площадь Горького и там начну вовлекать и агитировать? В соответствии с законом я уже не миссионер?

— Миссионер. Причём нарушающий закон и подпадающий под санкцию части 4 статьи 5.26 Кодекса об административных нарушениях, которая предусматривает для физических лиц штраф в размере от 5 000 до 50 000 рублей.

— Тогда как законопослушным миссионерам вести свою деятельность?

— Прежде всего они обязаны иметь при себе решение общего собрания их религиозной группы о предоставлении соответствующих полномочий. Причём в решении должны быть указаны реквизиты документа, подтверждающего факт внесения записи об их религиозной организации в единый государственный реестр юридических лиц. Следовательно, религиозная организация, уполномочившая их заниматься миссионерской деятельностью, обязательно должна быть зарегистрирована в органе юстиции.

В статье 24.1 «Закона о свободе совести» перечисляется, где можно беспрепятственно осуществлять миссионерство. Это культовые здания и сооружения, а также земельные участки, на территории которых они расположены. Это здания и сооружения, принадлежащие религиозным организациям на праве собственности или аренды, а также земельные участки, на которых эти здания и сооружения расположены. Это земельные участки, принадлежащие религиозным организациям, если даже никаких зданий и сооружений там нет.

Места паломничества, кладбища и крематории — тоже территория разрешённого миссионерства. А вот в жилых помещениях таковая деятельность не допускается, если только они не принадлежат религиозной организации.

— Среди протестантских общин существует практика, когда жилой дом приобретён для богослужений, но оформлен на частное лицо, а не на религиозную организацию. Такие молитвенные дома, оформленные на частных лиц, есть и в Бердске. Как быть в таких случаях?

— Переоформлять дом на религиозную организацию. Или заключать между ней и формальным владельцем дома договор аренды. Иначе миссионерская деятельность внутри дома считается нарушением закона.

 — Даже у нас в Бердске есть религиозные группы и общины, которые никогда не регистрировались по доктринальным или идейным соображениям. То есть, юридически их как бы и нет. После появления «закона Яровой» они уже лишились права на существование?

— К таким общинам и группам нужно подходить дифференцированно. Если их учение агрессивно, если их члены нарушают общественный порядок и общественную безопасность, тогда, конечно: в их отношении будем проводить проверки и делать соответствующие выводы. А если они закон не нарушают — зачем их трогать? Но если они с миссией выйдут на улицу, тогда налицо нарушение закона: они же не зарегистрированы.

— А если мы с вами встретились на улице, и вы попросили меня рассказать об особенностях вероучения религиозной организации, в которой я состою? Может ли наш диалог рассматриваться как миссионерская деятельность?

— Должен быть умысел на вовлечение новых адептов в свою общину. Вот тогда это миссионерская деятельность. А тут мы просто встретились да поговорили.

— Вряд ли простой участковый, к которому поступил сигнал, знает обо всех этих нюансах. Возьмёт да и составит административный протокол!

— Административная практика по таким делам пока что редкая. В прошлом году во всей Новосибирской области было составлено всего два протокола по фактам незаконной миссионерской деятельности. Что ж, если человек считает, что в отношении него участковый проявил беззаконие, пусть обращается с жалобой в прокуратуру. Право на обжалование действий сотрудников правоохранительных органов никто не отменял.

Разные мнения

Как оценивают дополнения в Закон о свободе совести представители различных христианских конфессий? 

Андрей Петерс, пастор Новосибирской общины меннонитов:

— Статьи 24.1 и 24.2, включённые в качестве дополнений в Закон о свободе совести, противоречат статье 28 Конституции России, которая гласит: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Свободно распространять! А с появлением этих статей оказывается, что свобода ограничивается культовыми зданиями, кладбищами да крематориями. Хороша свобода — заниматься миссионерством на кладбищах! Далее: закон, на мой взгляд, характеризуется терминологической размытостью и даже безграмотностью, что открывает путь для очень большого административного беспредела. Под понятие «миссионерская деятельность» можно подвести любой разговор о Боге, о Христе. Это прямой возврат к советским временам, когда господствовал государственный атеизм и запрещалось любое религиозное присутствие в публичной сфере.

Далее: в соответствии с этими статьями не допускается миссионерская деятельность в жилых помещениях. А у меня дома, например, когда отмечаются мой день рождения или другие праздники, собираются не только члены нашей общины, но и их неверующие родственники. И всегда любое торжество начинается с общей молитвы и проповеди. То есть меня можно обвинить в том, что посредством этих молитв и проповедей я незаконно вовлекаю в общину неверующих гостей? Где же тут гарантированное Конституцией право на частную жизнь, если даже у себя дома я не вправе поговорить о Боге?

Сущность Церкви изначально — миссионерская. Сам Христос дал апостолам задание: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа». В другом месте: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие». Если бы не самоотверженная миссионерская деятельность героев веры прошлых веков, мир никогда не узнал бы христианства. А нынешние законодатели, как видно, хотят ограничить «весь мир» кладбищами да крематориями!

Однако то же Священное Писание устами апостолов говорит: «Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам». Мы всё это уже единожды пережили, подвергались таким гонениям, какие нынешним законодателям и не снились. И, тем не менее, проповедовали. Неужели же сегодня испугаемся и оставим?

Василий Бирюков, православный священник, служащий в бердском храме Сретенья Господня:

— Полагаю, дополнения в Закон о свободе совести, в которых говорится о миссионерской деятельности, носят положительный характер. Ведь что мы видели в последние годы? Какие-то проповедники, зачастую без необходимого образования, ходили по улицам и навязывали людям своё мировоззрение, в том числе и миссионеры отнюдь не из традиционных конфессий. Какие-то суррогатные религии и даже деструктивные культы порой внедрялись в школы и другие учебные заведения.

Очень мало говорили такие миссионеры о смирении, о терпении — всё больше об успехе, о материальном благосостоянии, которое, якобы, гарантирует Христос верующим в Него. А на деле такие проповедники отторгают и от родителей, и от Евангелия, и от Бога. Видно, что ими движет самолюбие, гордыня. Закон о миссионерской деятельности, считаю, призван оградить общество от таких проповедников. Теперь для осуществления миссионерства требуется образование, документальное подтверждение законности миссии, благословение.

Фото из архива редакции

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru