16 +  RSS  Письмо редактору
16:54, 15 марта 2017

Научный директор Института стволовых клеток человека: В создании человеческих органов романтики не предвидится


В научном кафе Академгородка лекцию о том, как ученые работают со стволовыми клетками, прочел кандидат медицинских наук Роман Деев. 

— Сегодня мы рассмотрим стволовые клетки с позиции врача, но сразу предупреждаю: романтики не предвидится, — огорошил собравшихся Роман Вадимович. – На сегодняшний день в клинической практике есть очень небольшое количество клеточных технологий.

Роман Деев — кандидат медицинских наук, медицинский и научный директор ПАО «Институт стволовых клеток человека» (Москва), зав. кафедрой патологической анатомии с курсом судебной медицины Рязанского государственного медицинского университета имени Павлова. Окончил Военно-медицинскую академию в Санкт-Петербурге.

Научные интересы: нормальная и патологическая морфология скелетных тканей; генно-клеточные технологии; разработка и внедрение в практику продуктов для регенеративной медицины. Автор и соавтор более 350 печатных работ. Главный редактор научно-практического журнала «Гены и клетки».

Все прекрасно помнят фильм «Пятый элемент». Ещё 20 лет назад Люк Бессон предполагал, как будет выглядеть медицина будущего с использованием стволовых клеток в биопринтинге. (Биопринтинг  — технология создания объёмных моделей на клеточной основе с использованием 3D-печати, при которой сохраняются функции и жизнеспособность клеток).

По меркам развития цивилизации прошло всего ничего, но сегодня уже есть прототипы, связанные с биопринтингом: мы подходим к пониманию этого.

— Развитие технологий, связанных с регенеративной медициной, базируются на таком понятии, как «стволовые клетки», — продолжил Роман Вадимович. — Они обладают разными свойствами и называются по-разному.

К примеру, ранние клетки, которые образуются в течение первых трёх-четырёх делений, называются бластомеры: для них характерно свойство тотипотентности (способность клетки путём деления дать начало организму). Если дать этой клетке возможность прогрессивного развития, она может дифференцироваться, превращаясь во все виды клеток организма. Но есть одно НО…

Наши органы – хитрая система 3D выстроенных взаимоотношений огромного количества структур: сосудов, нервов, клеток… Бластомеры могут быть у истоков их создания, однако уже позднее они все забывают «не помнят», как это делать: свойство тотипотентности к четвёртому, пятому, шестому клетчатому делению забываются, а гены, которые его обеспечивали, блокируются. Как заставить клетки вспомнить всё? На этот вопрос пока нет ответа.

Вторая группа клеток – эмбриональные стволовые клетки. На этапе развития нашего организма они существуют всего несколько десятков часов. В отличие от бластомеров, они никогда не построят осмысленных 3D структур. Зато у них огромный дифференцированный потенциал.

Существует ещё ряд стволовых клеток – полипотентных, тканеспецифичных, «взрослых»… Их называют по-разному, но в медицине они уже не так интересны, потому что могут «превращаться» в структуры только в пределах эмбрионального зачатка.

— В медицинской практике мы не используем тотипотентные клетки: мы сами ещё не понимаем, что это такое, — не стал скрывать Роман Деев. — Не говорим мы и об использовании эмбриональных стволовых клеток: это терминологическое лукавство. Никто никогда в доклинических и клинических исследованиях их не использовал. Применялись лишь дифференцированные потомки эмбриональных стволовых клеток, которые были изменены в лабораторных условиях.

Стволовые клетки — недифференцированные (незрелые) клетки, имеющиеся у многих видов многоклеточных организмов. Они способны самообновляться, образуя новые стволовые клетки, делиться посредством митоза и дифференцироваться в специализированные клетки, то есть превращаться в клетки различных органов и тканей.

Развитие многоклеточных организмов начинается с одной клетки. В результате многочисленных циклов деления и процесса дифференцировки образуются все виды клеток, характерные для данного биологического вида. В человеческом организме таких видов клеток более 220.

В современной медицине стволовые клетки человека трансплантируют, то есть пересаживают в лечебных целях. Например, трансплантация гемопоэтических стволовых клеток производится для восстановления процесса гемопоэза (кроветворения) при лечении лейкозов и лимфом.

Что же мы имеем в клинической практике сегодня?

На самом деле технологий, при которых человек пришёл и получил медпомощь с использованием стволовых клеток – раз, два и обчёлся. Например, трансплантация костного мозга: это и есть клеточная технология с использованием гемопоэтических стволовых клеток, доступная нашей медицине.

Все грезят о создании полноценных человеческих органов. Исследования в этом направлении идут. Но пока медики ещё очень далеки от практики.

Девочка-химера

На лекции Роман Деев рассказал, как медики Института стволовых клеток человека, используя такие клетки, спасают жизни детей.

Костный мозг может поражаться не только при злокачественных образованиях, облучении, отравлениях… Недуг может быть связан с генетическими болезнями, которых, в данном случае, наберётся от 10 до 15. В этом случае детям необходима трансплантация гемопоэтических клеток. Но существует огромная проблема с донорами.

— Очень часто генетика у маленьких пациентов такова, что подобрать совместимый донорский образец им просто не-воз-мож-но, — говорит Роман Деев. – Чтобы решить проблему, нам пришлось совместить технологии, связанные с генетическим тестированием, и технологии, связные с трансплантацией гемопоэтических клеток.

К примеру, нашей шестилетней пациентке, страдающей синдромом Швахмана-Даймонда,* была произведена трансплантация костного мозга отца, но операция прошла неудачно. При рождении в семье второго малыша появилась надежда спасти девочку.

Синдром Швахмана-Даймонда  – редкое генетическое заболевание, для которого характерны нарушение работы поджелудочной железы и дисфункция костного мозга. Болезнь проявляется всесторонней задержкой развития (умственного, психического и физического), отмечена повышенная восприимчивость к инфекциям. Распространенность заболевания составляет 1:50 000 рожденных детей. Синдром несколько чаще встречается у мальчиков. Прогноз крайне неблагоприятный, так как большинство пациентов не доживают до 7 лет.

Сразу после рождения младенца из пуповины (к ребёнку мы даже не прикасались) была собрана кровь, малыш смог стать донором костного мозга. В течение двух лет, пока мы вели подготовку к этой работе, из Минздрава России нам постоянно слали рекомендательные бумажки. С одной стороны, трансплантация – процедура рутинная, с другой — термин «из пуповинной крови» в Министерстве здравоохранения не слышали. В конце концов, мы получили разрешение, а год назад осуществили задуманное.

Девочка – химера: все кроветворные клетки крови в её организме несут Y-хромосомы. Сейчас чувствует себя ребёнок хорошо.

Химера —  в греческой мифологии была чудовищем: гибридом льва, козы и змеи. Сегодня современная биология позаимствовала это название для обозначения существ, клетки которых несут разные наборы генов.

— О чем грезили учёные, работая со стволовыми клетками? Они грезили о создании всевозможных органов. При этом все хотят вырастить не уши и не нос. Главная мечта — создать сердце! Однако пока плохо получается.

Как стать Айболитом

— Правда ли, что в медицинских вузах учат ужасно, и надеяться на то, что по его окончанию человек станет хорошим врачом не стоит? – спросили у Деева пришедшие на лекцию.

— Нет. Но это не значит, что в медвузах нет проблем. Современное медобразование имеет ряд изъянов: оно не очень современно. С другой стороны, высшая школа – это школа самообразования, — подчеркнул врач. — Кто хочет стать истинным врачом, тот это сделает. Следует помнить, что после шести лет учёбы из стен вуза не выйдет замечательный Айболит. Чтобы лечить людей, нужно ещё лет 10 учиться. Не всё так плохо, если у человека есть цель и желание стать хорошим доктором.

Фото автора и  liveintemet.ru

Обсуждение: 3 комментария
  1. Диана:

    Добрый день! Есть возможность связаться с Романом по почте,например?

    Ответить
    1. Редактор Сайта Редактор Сайта:

      Здравствуйте, Диана! К сожалению, личной почты Романа нет, но вот адрес его института: https://hsci.ru/ Поищите там.

      Ответить
  2. Лилия Юлдашева:

    Интересно можно ли наработать большое количество эндотелиальных клеток, и использовать их для очистки ферментов? Идея для проекта! Очистка фермента АСЕ2 (рецептора для КОВИД19) из мембран эндотелиальных клеток для разработки ловушки вируса в крови тяжелых больных. Фермент нужно иммобилизировать на внутренних стенках колонки и пропускать через нее должны всю кровь больного. И возвращать обратно в сосуды кровь уже очищенную без вирусов. Колонки должны быть одноразовые. Такие колонки могут быть изготовлены и для других паразитов с друим подходящим рецептором. И для раковых клеток!
    Напоминает колонки для вылавливания тромбов! Или даже метод диализа!

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru