Воскресенье, 19 ноября 2017 16 +  RSS
Воскресенье, 19 ноября 2017 16 +  RSS
8:35, 05 апреля 2017

Протоиерей Георгий Пивоваров: “Лучше помогать людям, чем золотить купола”


С января нынешнего года помощником настоятеля Преображенского кафедрального собора является протоиерей Георгий Пивоваров.

В преддверии Вербного Воскресения и Пасхи отец Георгий встретился с корреспондентом “Свидетеля”, поделился фактами своей биографии, рассказал о своём пастырском служении до перевода в Бердск и о планах на будущее.

– Родился я в Новосибирске, в семье священнослужителя. Мой отец служил сначала диаконом, а потом священником в Вознесенском кафедральном соборе. Священником был и его старший брат, отец Александр. священником был и мой дед по матери, отец Геннадий. Дед по отцу хотя священником и не был, но был чтецом в храме.

– Гонениям, наверное, подвергались во времена государственного атеизма?

– Мой дядя, отец Александр, был приговорён к лишению свободы на несколько лет за миссионерскую деятельность и распространение Библии, отбывал срок в Туве. Отец Александр был основателем духовных семинарий в Тобольске и Новокузнецке, а также строителем многих храмов в Сибири. Он и похоронен в ограде храма в Новокузнецке. Я в те годы был совсем маленьким, но кое-что помню. Например, на Пасху людей к Вознесенскому собору Новосибирска не пускал милицейский кордон. Точнее, пускал, но избирательно: исключительно старушек. А молодёжь милиционеры останавливали и заворачивали назад: нечего, мол, вам там делать. А людей много собиралось, несмотря на атеистическую пропаганду. Люди со всего города собирались в храм ещё с утра субботы и стояли целый день, ждали начала всенощной службы. А мы, ребятишки, всё это время прятались в крестильне, чтобы милиция не могла обвинить родителей, что они вовлекают в религию своих детей – за это тоже тогда карали. Помню, велась и слежка за нашей семьёй, отца в органы вызывали.

– И, тем не менее, православная традиция не прерывалась?

– Не прерывалась никогда. Не было воскресных школ в то время, но в нашей семье была своего рода семейная воскресная школа. В нашей семье было пятеро детей, и отец постоянно занимался с нами, мы изучали историю Церкви и вероучение, разучивали духовные песнопения. Мы обстоятельно готовились к Пасхе, к Рождеству: разучивали старинные канты, колядки, народные песни. Ходили, славили Христа по семьям верующих. Это очень много дало для моего последующего духовного выбора – стать священником. Не воля родителей, а семейное воспитание – оно сделало жизнь Церкви родной для меня.

– Вы с детства мечтали стать священником?

– В школьные годы было желание стать биологом, по своим увлечениям я был натуралистом. Потом в армию меня призвали, после демобилизации работал в строительной бригаде, мы строили воскресную школу при храме в Академгородке. А мой двоюродный брат уже в Курской духовной семинарии учился. Приехал на каникулы, рассказал, как там интересно. И я, слушая эти рассказы, понял, что созрел для поступления. Поступил в 1993 году туда же – в Курскую духовную семинарию. Поступил легко – уже были знания, накопленные в семье.

– А после семинарии вернулись в Новосибирск?

– Не сразу. Мой дядя, протоиерей Александр, в то время служил в Новокузнецке, он пригласил меня к себе. Мы с ним возрождали там духовное училище, которое впоследствии стало духовной семинарией. Я служил в храме, а помимо этого преподавал в воскресной школе и духовном училище. В Кемеровской епархии я служил до 2004 года: в Новокузнецке и в городе Таштаголе, в горной Шории. До революции в тех местах была одна из самых успешных миссий Русской Православной Церкви. Мне довелось немного участвовать в её возрождении. И сейчас стараюсь ездить туда с миссионерскими поездками.

– А в Академгородок как попали?

– У меня четверо детей, и я очень хотел, чтобы они обучались в православной школе. А в Академгородке уже была православная гимназия – при храме Всех Святых, в земле Русской просиявших. Гимназия во имя преподобного Сергия Радонежского. Вот в этот храм меня владыка Тихон по моей просьбе меня и назначил. Там я прослужил тринадцать лет.

– Академгородок – научный и интеллектуальный центр. И вот вы служите в Бердске, маленьком городке. Отличаются ли ваши прихожане здесь от прихожан в Академгородке?

– По духовному уровню, по отношению к Церкви и пастырям отличия нет. Хотя там, наверное, девяносто процентов прихожан были научными сотрудниками, а здесь прихожане попроще, но разницы в духовности между ними нет. Ведь духовность не от степени образованности зависит, а от возраста прихода. Если приход юный, то и прихожане в нём могут быть духовно молодыми, людьми не очень воцерковлёнными. А приходы в Академгородке и в Бердске – ровесники, оба были созданы в 1989 году. Поэтому и прихожане в них на одном, хорошем духовном уровне находятся.

– Каковы ваши планы в Бердске?

– Владыка Тихон Благословил меня заниматься, помимо прихода, и православной гимназией. Ей девять лет, ещё ни одного выпуска из неё не было. Выпуск будет в следующем году, но готовимся к нему мы уже сейчас. Будем поддерживать уже сложившиеся в приходе и в гимназии традиции и развивать их. Хотим расширить творческую деятельность музыкальных коллективов гимназистов, чтобы потом выступать по деревням и посёлкам. Это ведь тоже миссионерство: дети выступают, священники рассказывают о жизни Православной Церкви, по просьбам местных жителей проводят богослужения. Вот в минувшее воскресенье у гимназии был вечер духовных стихов и кантов – великолепные темы и выступления! Так что будем собирать музыкальные инструменты, будем развивать таланты.

– Купола на соборе до сих пор не покрыты позолотой. Их золочение в ваши планы не входит?

– Золотить купола прямо сейчас, наверное, не ко времени. Кризис на дворе, люди теряют работу, люди нуждаются. Мы помогаем им, как можем, по нашим заявкам получаем продукты от епархии и распределяем их. Лучше помогать людям, чем золотить купола. Внешний блеск в наше сложное время – это не главное для Церкви.

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru