Четверг, 29 июня 2017 16 +  RSS
Четверг, 29 июня 2017 16 +  RSS
12:23, 20 апреля 2017

Курсы любви и милосердия: день в ЦГБ провела корреспондент «Свидетеля»


Журналист на себе испытала, каких спецзнаний требует работа санитаров.

Чем дольше я находилась в больнице, тем больше понимала: бесконечно глубока пропасть между пациентами и чиновниками, принимающими решения в их пользу.

Почему я решила поработать санитаркой в больнице? Всё просто. Минсоцтруда решил, что отныне этот труд могут выполнять лишь сотрудники, прошедшие специальное обучение. И мне стало любопытно: каких таких спецзнаний требует работа санитаров. 

Пустующих коек в сосудистом отделении нет. В восьми палатах 24 пациента: 12 мужчин, 12 женщин, перенёсших инсульт, ишемическую атаку головного мозга. Последних не так много: в большинстве своём больные тяжёлые, требующие круглосуточного ухода.

— Сейчас сделаем уборку в палатах, а потом я тебя Кате «передам», — говорит Наталья Кравцова. Из-за дефицита кадров она совмещает должности сестры-хозяйки и уборщицы. В отделении – старожил, по отзывам коллег – мировой человек. До 9.30 нам надо всё перемыть, потом будет врачебный обход.

Усердно чищу раковины, вытираю подоконники, драю полы…

Параллельно над больными в палатах «колдуют» медики: кормят их через зонд, обездвиженным ставят катетер Фолея. Здесь же доктор просит мужчину, на котором ничего нет, кроме памперса, встать с кровати, пройти до окна и обратно. Для медиков нагота пациента – привычное дело.

— С мытьём закончили? Тогда я покажу, как памперсы правильно менять и больных переворачивать, чтобы пролежней не было, — командует Катя, которая третий год работает в этом отделении палатной санитаркой.

– Сейчас работать намного легче, чем раньше: есть хорошие гигиенические средства для ухода за больными, — отточенным движением снимая подгузник с мужчины, объясняет она. — Давай мы его перевернём на бок, аккуратно протрём тело салфетками…

— Катя, почему ты выбрала эту профессию? – интересуюсь в процессе работы.

— У меня родной человек сначала в реанимации лежал, потом я в сосудистом отделении за ним долго ухаживала… После решила другим людям помогать. Ухаживать за больными – это моё. Мне это необходимо, — в глазах девушки при этом появляются слёзы.

— Какой дальше у нас с тобой фронт работы? – перевожу разговор, чтобы не бередить ей душу воспоминаниями.

— Поможем бабушке: у неё на спине уже пролежни появились. Нехорошо это.

От наших прикосновений старушка принимается громко стонать, бессмысленным взглядом обводит палату… Кажется, что её совсем худенькое тело с ампутированной до колена ногой приподнять несложно. Но без навыка у меня плохо получается. Катерина объясняет, как правильно это сделать, как подложить под спину валик.

Мне безумно жалко крохотную, измождённую старушку. Вижу: человек прожил нелёгкую жизнь. А теперь такая тяжёлая болезнь!..

— Мужчину — срочно в реанимацию: состояние резко ухудшилось, — прерывает мои мысли о смысле жизни и бренности бытия голос врача.

Над пациентом склонились сказу несколько человек: одни быстро отсоединяют капельницу, другие подкатывают каталку. Медбрат Павел, единственный среди медиков мужчина, уже у кровати больного: молоденькая врач и Катя помогают ему переложить пациента на каталку, почти бегом мчат её к лифту.

… Компьютерная томография, осмотр, исследования… Примерно полчаса ушло у работников отделения, чтобы перевести больного в отделение реанимации. Казалось бы, пора чуть-чуть передохнуть.

— Да ты что? Какой отдых? — удивляется Катя. — Сейчас пойдем памперсы проверять, кому надо – заменим. Потом будем кормить тяжелобольных, после — крошки в палатах подтирать… Там глядишь, другие подгузники будут готовы к замене. И так весь день: по кругу, по кругу…

Сложно представить, как при острейшем дефиците кадров и таком ритме работы можно на целый месяц отправить Екатерину Афанасьеву учиться, забрать её у людей, которые без неё, как без воздуха.

— Кате, с её опытом да учиться? – не без сарказма говорит старшая медсестра отделения Ирина Котлярова. – Чтобы хорошо ухаживать за больными, не надо особых знаний. Просто самому надо быть хорошим человеком, способным на милосердие. А нужные навыки придут с практикой.

К слову сказать, от сосудистого центра учиться отправят лишь Екатерину. Наталья Петровна Кравцова, у которой нет среднего образования, не имеет на это права. Казалось бы, и слава Богу, но есть одно НО. Отныне человеку, который десятки лет отработал в отделении, досконально знает санитарное дело, обучил этому непростому ремеслу многих и многих, окажется доступна лишь вакансия уборщицы; перевестись в санитарки станет невозможно.

— Многие надеются, что со временем всё вернется на круги своя, но я сомневаюсь, — говорит Ирина Валерьевна. – В 90-х годах, когда ввели обязательную сертификацию для медицинских сестёр, все недоумевали: зачем медсестре, отработавшей по своей специальности 30-40 лет, подтверждать категорию? Её ночью разбуди — она расскажет всё, что касается её работы! Однако новое требование действует до сих пор.

Не знаю, как там насчёт медсестёр, но мне отсутствие спецобразования никак не помешало чистить раковины, менять памперсы и уговаривать пациента съесть ещё ложку каши. Может, авторам идеи самим придти в больницу и попробовать заткнуть собой многочисленные вакансии младшего медперсонала? Хотя очень сомневаюсь, что у них получится работать так, как Наталья Петровна!

С нового года работникам сосудистого центра от 25% надбавки за вредность оставили лишь 10%, да и то не всем. Привилегии сохранены только у санитарок и процедурных сестёр. Врачей и уборщиц государство лишило этой надбавки.

Для размышления

Чтобы обучить санитаров государственных лечебных заведений, из бюджета России будут потрачены немалые средства. Меж тем за свой труд люди этой профессии в месяц получают 10 тысяч (!) рублей. Не лучше ли направить эти деньги на повышение заработной платы? Тем более, что любви и милосердию на курсах не обучишь.

Фото Ольги Кашиной

Обсуждение: 2 комментария
  1. Карина:

    Хорошая статья, правильная

    Ответить
  2. Ворчун:

    Напишите подобный репортаж о нянечках и санитарках БПВТ. Тут еще не всё так безнадежно, а там пациенты зависают на года. Текучка кадров большая, зарплата еще меньше..

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru