Пятница, 23 июня 2017 16 +  RSS
Пятница, 23 июня 2017 16 +  RSS
12:09, 10 мая 2017

Пастор Андрей Петерс: «Запретами веру убить невозможно!»


20 апреля нынешнего года Верховный Суд Российской Федерации признал экстремистской религиозную организацию «Управленческий центр Свидетелей Иеговы». О возможных причинах этого решения и о том, какими могут быть его последствия для других религиозных конфессий и для всего общества — наш разговор с пастором Новосибирской общины меннонитов Андреем Петерсом.

— Андрей, как вы полагаете, зачем понадобилось запрещать деятельность «Свидетелей Иеговы» на территории России, да при этом ещё и объявлять эту религиозную организацию экстремистской?

— Теряюсь в догадках. «Свидетели Иеговы», если помните, были запрещены и в Советском Союзе. Но тогда всё было понятно: коммунистическая идеология в основе своей была атеистической: «религия — опиум для народа» и всё такое. Гонениям тогда в большей или меньшей степени подвергались все религии и все конфессии, ибо СССР был страной государственного атеизма. Но сейчас, когда свобода вероисповедания, свобода выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними гарантирована нам Конституцией, внезапный запрет на распространение религиозных убеждений одной из многочисленных религиозных организаций — это нечто настораживающее и пугающее.

— В Интернете высказываются мнения, что запрет инициирован иерархами Православной Церкви — решили, мол, таким образом устранить конкурента.

— Да, такая мысль в первую очередь приходит в голову. Но с другой стороны, требования запретить деятельность «Свидетелей Иеговы» Русская Православная Церковь не выдвигала ни разу. И с исковым заявлением в Верховный Суд о признании «Свидетелей Иеговы» экстремистской организацией обратился ведь не Московский патриархат, а Министерство юстиции. Поэтому лично мне более правдоподобной версией кажется та, что таким образом власти решили опробовать «закон Яровой» не на отдельных личностях, а на международной религиозной организации, имеющей, по официальным данным, только в России 175 тысяч последователей и 395 местных общин. Опробовать и понаблюдать за реакцией других конфессий и всего общества.

— И какова, по вашим наблюдениям, эта реакция?

— Дело в том, что отношение к «Свидетелям Иеговы» со стороны как других христианских конфессий, так и всего общества, прямо говоря, негативное. Христиане не считают их собратьями по вере из-за слишком большого отступления от традиционных догматов, общих для всех христианских конфессий: «Свидетели Иеговы» не признают божественности Иисуса Христа, не признают Духа Святого одной из личностей Божественной Троицы, отрицают существование ада — ну, и так далее.

Большинству же наших неверующих сограждан неприятна слишком назойливая миссионерская деятельность «Свидетелей Иеговы»: то, что они пристают к людям на улице, звонят в их квартиры, стучат в двери их домов. Полагаю, и иск Министерства юстиции, и удовлетворение его Верховным Судом именно на это и было рассчитано: что и верующие различных конфессий, и всё общество в подавляющем большинстве своём запрет «Свидетелей Иеговы» одобрит.

— А как вышло на деле?

— Официальные телеканалы об этом решении Верховного Суда просто промолчали. Но социальные сети в Интернете буквально взорвались. И я, откровенно говоря, не ожидал такого количества публикаций в защиту «Свидетелей Иеговы». Как не ожидала, похоже, и власть.

— Я вот говорил с одним протестантским пастором и высказал предположение, что и их религиозную организацию могут объявить экстремистской, и запретить. Так он ответил мне вопросом на вопрос: «А нас-то за что?». А вы как считаете: есть, за что?

— Для того чтобы ответить на этот вопрос, надо сначала уточнить, что представляют собой «Свидетели Иеговы», на основании каких высказываний и действий суд счёл их организацию экстремистской. Я, к сожалению, весь Интернет перерыл, но так и не смог найти резолютивную часть того судебного решения. Однако претензии, заявленные в иске Министерства юстиции и озвученные в ходе судебных заседаний, там опубликованы.

Вот, например, ссылка на то, что 95 публикаций в различных изданиях «Свидетелей Иеговы» были уже до этого суда признаны экстремистскими и включены в список таких материалов на сайте Министерства юстиции. Признаны экстремистскими на основании того, что в них «Свидетели Иеговы» утверждают, что их вера лучше всех, она правильная, а остальные — неправильные, пропагандируют идею о собственной исключительности, а также превосходство над другими религиями.

Но если это экстремизм, то тогда в экстремизме можно обвинить практически любую конфессию, включая Православие. Ведь любое религиозное учение претендует на наиболее полное владение истиной, хотя иные и не подчёркивают этого явно. Но если бы не претендовали, то не выделяли бы себя в отдельную религиозную организацию, а слились бы с какой-нибудь другой конфессией. И те же православные богословы и пастыри постоянно подчёркивают: «Вне Православной Церкви нет спасения». Тоже вполне можно подогнать под определение «экстремизм». А как же: «претензия на исключительность!».

— Но ведь в вину «Свидетелям Иеговы» вменяют не только претензию на монопольное владение истиной и собственную исключительность, но и многое другое. Запрет на переливание крови, например.

— Да, такой запрет у них действительно существует. Но, знаете ли, в нашей стране разрешён отказ от любых методов лечения. Вот пациент, например, отказывается от операции, которая, по утверждению доктора, спасёт ему жизнь. Этот пациент — экстремист? Мать категорически отказывается от того, чтобы её ребёнку сделали прививку — она экстремистка? А иной вообще от боли загибается, но к врачу не обращается — и он экстремист?

— Свидетели Иеговы отказываются в армии служить и вообще оружие в руки брать...

— Не они одни. И для таких пацифистов российским законодательством предусмотрена возможность альтернативной службы, и никто их экстремистами не объявляет. Ещё «Свидетелям Иеговы» в вину ставится отказ от выборов, от участия в работе государственных и муниципальных органов. Но принимает участие в голосовании у нас обычно меньшая часть граждан из тех, кто наделён избирательными правами. Так что же, все остальные — экстремисты? И все, кто не рвётся к власти, не желает быть чиновником или депутатом — тоже экстремисты?

Добавим к этому, что в личном плане члены религиозной организации «Свидетели Иеговы» — люди высокой морали. Они не курят, не пьют алкогольных напитков, не сквернословят, жёнам и мужьям своим не изменяют. И уж если эти люди признаны экстремистами, значит, понятие «экстремизм» в российском законодательстве настолько размыто, что от обвинений в экстремизме не застрахован решительно никто. Вот так бы я и ответил тому протестантскому пастору, наивно недоумевавшему: «А нас-то за что?». Найдут, за что — прецедент создан.

— На 13 июня в апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации назначено слушание по апелляционному делу «Управленческого центра «Свидетелей Иеговы». Может, решение о признании «Свидетелей Иеговы» экстремистской организацией ещё и будет отменено?

— Чтобы Верховный Суд отменил своё собственное решение? Очень сомневаюсь. Скажу лишь одно: если не отменит, то «Свидетели Иеговы» никуда ведь не денутся и от веры своей не откажутся — запретами веру убить невозможно. Плохо наши законники знают историю. «Свидетелей Иеговы» ни Гитлер, ни Сталин не смогли на колени поставить. Они в советских тюрьмах, в нацистских концлагерях сидели, под расстрел шли, но от убеждений своих не отрекались. Не отрекутся и на этот раз. Только уйдут в подполье — им не привыкать.

Фото imedinyus.ru

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Мария:

    Большое спасибо за это интервью пастору Андрею. Хорошие рассуждения и грамотная оценка ситуации. И отдельное «спасибо» за знание верований Свидетелей Иеговы.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru